Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

УВЫ, И ВНОВЬ О ПРИВИВКЕ ОТ КВД

Наверное, как и многие почти выбит из нормальной колеи в связи с ситуацией что складывается у нас и в образовании (цифровизация) да и в иных сферх. Одна из популярных нинче тем стала, увы, прививка от коронавируса. При том даже по себе заметил, как фактически перестают лечить от других болезней, как в нашей больнице, где было примерно 15 терапевтов почему-то осталось четыре.
Впрочем, разговор о состяонии современной медицины - особая тема.
А сейчас - вновь прививка от КВД, Огорчает накал страстей и злобы в сетях по этмоу поводу. И если я правильн опонимаю ситуацию, в ЖЖ больше сторонников обязательной вакцинации (в Яндекс-Дзене - наоборот).
Моё мнение было есть и будет одно - ВАКЦИНАЦИЯ ОТ КВД - ДЕЛО ДОБРОВОЛЬНОЕ.
Хочет человек вакцинироваться - пожалуйста. ОСтаётся надеяться, что всё пройдёт без осложнений и прививка будет поолезной.
И если человек не хочет вакцинироваться - его дело и право. Здоровье вы ему потмо не вернёте. У меня самого есть примеры и относительного удачной прививки (т.е. пока у привившихся без осложнений) и примеры подрыва иммунитета прививкой. У моих друзей примеры иные. Увы...
Сегодня выложу в связи со всем этим материал взятый со страницы одног оиз друзей в ВКонтакте.
ОДного из врачей - Павла Валерьевича Евдокименко, хотя он врач-ревматолог, постоянно спрашивали об обязательной  вакцинации от КВД. Он высказал своё мнение (негативное). Когда его анчинали донимать расспросами, требуя аргументации, он прост опривёл слова самих "вакцинаторов" - Голиковой, Мурашко и т.п.
 Привожу ниже пост, взятый в ВК у своего друга с этими цитатами.
Может они просто будут кому-то интересны.
И хотелось, чтобы всё-таки было во бществе больше взаимпонимания, а не разделения и истерии. Расколотым обществом легче упралять. И прекрасно помню трагедию 30-летней давности. Нас тогда тоже очень хорошо разделили и результат, увы, не замедлил себя ждать...
Надеюсь, что следующие посты буду размещать  уже по более близким темам... Планы и задумки есть. Увы, мало пока времени и приходится вместо больших материалов выкладывать цитаты из любимых авторов...


Итак, материал из ВК - пост П.В. Евдокименко.

doctor_evdokimenko
Друзья! В своих предыдущих публикациях я отчетливо дал понять, как я отношусь к вакцинации от ковида (отрицательно отношусь).

Удивительно, но даже после прочтения моих публикаций, некоторые люди всё равно продолжают настаивать:
«Доктор, объясните, а почему вы так относитесь к вакцинации? А убедите меня…»

Только чтобы закрыть тему квакцинации, я приведу вам цитаты самих ковид-пропагандистов.

Итак. Доктор Мясников заявил, цитата:
“Вакцинацию от COVID-19 пока нельзя делать обязательной, так как в мире нет ни одной вакцины, прошедшей многолетние испытания”.
Источник:
https://news.ru/society/myasnikov-podderzhal-vvod-ogr..

“Прививка от COVID-19 не означает, что человек не опасен для окружающих, поэтому надо сдавать ПЦР-тесты”, - заявила вице-премьер Татьяна Голикова.
Источник:
https://www.gazeta.ru/social/2021/05/02/13580354.shtml

Один из руководителей НИЦ имени Гамалеи Владимир Гущин заявил, цитата, сокращенно:
“Вопрос… необходимо изучить после получения данных о том, что привитые двумя компонентами «Спутника V» не способны выделять коронавирус.
… есть основания говорить, что вероятность передачи сильно снижена, однако лишь детальные исследования способны дать точные цифры”.
Источник:
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/60af8a769a79474f5bf9629c

Если обобщить, упрощенно: суть в том, что испытания к-вакцины ещё не закончены.
И как проявит себя квакцина дальше – пока не известно.

Насколько она сможет защитить вас от болезни - тоже пока не известно.
И напомню, что участвовать или не участвовать в клинических испытаниях любой вакцины – юридически, дело сугубо ДОБРОВОЛЬНОЕ :
Нюрнбергский кодекс 1947 года, международный документ об этико-правовых принципах проведения медико-биологических исследований на людях.
https://www.instagram.com/p/CPiHfpiBGfR/?utm_medium=c..

ИНФЕКЦИОНИСТ ИЗ НОВОСИБИРСКА ВЫСТУПИЛ ПРОТИВ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ВАКЦИНАЦИИ

Увы, очень жаль, что редко раздаются здравомыслящие голоса. И особенно жаль, что их не слышно на самом верху...

https://nsk.aif.ru/health/infekcionist_iz_novosibirska_vystupila_protiv_obyazatelnoy_vakcinacii?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

НЕМНОГО ОБ "АНТИПРИВИВОЧНИКАХ"

Увы, сегодня на одну из тем, о которых особо писать неохото. Всё-таки больше желния писат ьпо истории, философии и геополитике.
Но старсти сейчас кипят в стране и в мире нешуточные. И порой на них откликаешься.
Помню, как 35 лет назад была шутка про СССР, что там идёт гражданская вйона: "бледнолицых с красноносыми"...
Увы, гражданская война до сих пор не кончилась. Только в разные периоды принимает разные формы.
Сейчас пик борьбы "запрививочников"  и "антипрививочников".
Безусловно, есть и иные противостояния. Но кажется, что в данный момент именно это противостояние достигло своего пика.
При том люди, как всегда, навешивают ярыки, не вдаваясь в понятия. Сокарта на них нет :). Он бы показал .что все их ярлыки, порой всего лишь игра ума.
Один из таких ярлыков: "антипрививочники". Как правило под ними понимаются этакие тёмные люди, боящиеся "прогресса" и т.п.
Но данное понятие горадо сложнее.
Тут несколько категорий граждан.
Во-первых, это те, кто в целом против прививок как таковых. Сюда можно добавить и коснпирологов, сторонников теории заговора. Хотя, впрочем, события в мире порой очень и очень напоминают такие теории.
Во-вторых, те, кто и не прочь привиться, но западными вакцинами. Российским они не доверяют.
В-третьих, есть и такие, кто не против прививок как таковых, но считает, что нельзя делать прививку обязательной. Если боится челвоек, то ему лучше не делать. Никому ничего не надо навязывать т.к. человек - существо свободное...
Сюда можно добавить и тех, кто полагает .что вакцина должна пять олет пройти испыцтания и уже потом её можно применять...
Вот три группы граждн, из которых и состоят преслвоутые "антипрививочники".
Хотя, безусловно, возможны и какие-то иные группы.
В целом, на мой взгляд, прсото надо отказаться от разного рода штампов и стереотипов, не считать ч.то одни "умеют думать" (разумеется, "привитые") и кто не умеет ("антипрививочники")...
Что касается "запрививочников", то к ним, возможно, потом ещё вернусь.

О ВАКЦИНОБЕСИИ...

Увы, но вновь о текущих делах.
В стране заметна какая-то истерия. Заявляют о добровольности вакцинации, и тут же заявляют о не допуске к работе тех, кто не вакцинировался.
Людей, у которых масса вопросов к вакцине, опасения за своё (и не только) здоровье, называют мракобесами и т.п.
И это при том, что нормальные испытания вакцины должны пройти лет пять.
И это при том, что иммунитет у всех разный и не всем вакцина может подойти.
Более того, происходит стравливание тех, кто вакцинировался и не вакцинировался. ЖЖ, где чаще приходится читать материалы об этом, буквально кипит злобой и раздражением. Особенно со стороны тех, кто вакцинировался и считает себя "продвинутыми", "умными".
Но ведь есть и иные мнения, которые не озвучивают.
Есть мнение о том, что на всём этом хорошо наживаются разного рода фарм-компании (я уж не беру радикальные мнения некоторых антипрививочников по поводу геноцида и т.п.).
Моё мнение остаётся таким, что и вакцины подходят не для всех, и нельзя их всем навязывать, заставляя людей вакцинироваться. Это дело добровольное и тут должен решать сам человек.
Здоровье ведь потом ни за какие деньги не вернёшь.
И ГЛАВНОЕ - НЕ ПРИВИВКИ, А ПОДДЕРЖАНИЕ ИММУНИТЕТА.

ИЗ свт. ИГНАТИЯ БРЯНЧАНИНОВА

Человек – как трава, и много ли надо, чтоб подкосить его? Одна минута может решительно сокрушить его здоровье и повергнуть тело или в могилу, или на одр мучительной и продолжительной болезни. Евангелие научает нас, что никакая скорбь не может нас постичь без воли Божией, – научает нас, благодарить Бога за все, по мановению Его, приходящия нам скорби. С одра болезни приносите благодарение Богу, как приносил его с кучи гноя покрытый смрадными струпами Иов. Благодарением притупляется лютость болезни! Благодарением приносится болящему духовное утешение! Наставленное и услажденное благодарением сердце обновляется силою живой веры. Озаренный внезапно светом веры, ум начинает созерцать дивный Промысл Божий, неусыпно бдящий над всею тварию. Такое созерцание приводит в духовный восторг; душа начинает обильно благодарить, славословить Бога, начинает восхвалять Его Святый Промысл, предавать себя Его святой воле. Одр болезни бывает часто местом Богопознания и самопознания. Страдания тела бывают часто причиною духовных наслаждений, и одр болезни орошается слезами покаяния и слезами радости о Боге. Во время болезни сперва надо себя принудить к благодарению Бога, когда же душа вкусит сладость и покой, доставляемыя благодарением, – сама спешит в него, как бы в пристанище. Спешит она туда от тяжких волн ропота, малодушия, печали.
“Многими скорбями подобает вам внити в Царствие Божие”. Кого возлюбит Господь, тому посылает скорби, и оне умерщвляют сердце избранника Божия к миру, приучают его витать близ Бога. Во всех скорбях, в числе прочих и в болезни, следующия врачества приносят душевную пользу и отраду: преданность воле Божией, благодарение Богу, укорение себя и признание достойным наказания Божия, воспоминание, что все святые совершили путь земной жизни в непрестанных и лютых страданиях, что скорби – чаша Христова. Не причастившийся этой чаши не способен наследовать вечное блаженство.

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, РОДНОЙ МИКРОРАЙОН!!!



Недавно исполнилось 45 лет основания 7-му микрорайону Кирово-Чепецка. Фактически мы и родились с ним в один год, хотя он и старше меня на несколько месяцев.
Хотя и родился на Дальнем Востоке, и жил сначала с 1979 по 1985 гг. в разных районах Чепецка, но 7-й микрорайон по сути родной.
Лучшие годы жизни (1986-1991 гг.) прошли именно здесь. Сейчас район ещё более покрытый зеленью. Но и в то время и сейчас он очень уютный. И удобный. Рядом три школы, дорогая, ведущая в Киров (и остановка тут недалеко). Недалеко и Центральная библиотека, больницы, ПАРК. Пешком можно дойти до Вятской Набережной. Не спорю, что в Чепецке много красивых и замечательных мест. Та же Вятская Набережная. И сам город красив. Но 7-й микрорайон всё равно останется самым любимым!
Приятно пройтись по его покрытым зеленью улочкам. Правда порой грустно вспоминать прошлое. Советское прошлое...
PS. Справа от универсама дом, в котором прожил с 1985-2008 гг.

Лев Кирищян: “Все возвращается”.

Лев Кирищян из Торонто написал удивительную историю-быль о том, как один армянский лейтенант под Сталинградом спас немецкого солдата в 1943 году, а спустя 45 лет сын этого солдата спас сына лейтенанта в роковом 1988 году. “В жизни порой происходят такие события, которые не могут быть объяснены ни логикой, ни случайностью”, — считает автор.

*****
В жизни порой происходят такие события, которые не могут быть объяснены ни логикой, ни случайностью. Они преподносятся человеку, как правило, в своих самых крайних, самых жестких проявлениях. Но ведь именно в ситуациях, которые принято называть экстремальными, и можно увидеть, а точнее почувствовать, как работает этот удивительный механизм — человеческая судьба.


…Февраль 1943 года, Сталинград. Впервые за весь период Второй мировой войны гитлеровские войска потерпели страшное поражение. Более трети миллиона немецких солдат попали в окружение и сдались в плен. Все мы видели эти документальные кадры военной кинохроники и запомнили навсегда эти колонны, точнее толпы обмотанных чем попало солдат, под конвоем бредущих по замерзшим руинам растерзанного ими города.

Правда, в жизни все было чуть-чуть по-другому. Колонны встречались нечасто, потому что сдавались в плен немцы в основном небольшими группами по всей огромной территории города и окрестностей, а во-вторых, никто их не конвоировал вообще. Просто им указывали направление, куда идти в плен, туда они и брели кто группами, а кто и в одиночку.

Причина была проста — по дороге были устроены пункты обогрева, а точнее землянки, в которых горели печки, и пленным давали кипяток. В условиях 30-40 градусного мороза уйти в сторону или убежать было просто равносильно самоубийству. Вот никто немцев и не конвоировал, разве что для кинохроники.

Лейтенант Ваган Хачатрян воевал уже давно. Впрочем, что значит давно? Он воевал всегда. Он уже просто забыл то время, когда он не воевал. На войне год за три идет, а в Сталинграде, наверное, этот год можно было бы смело приравнять к десяти, да и кто возьмется измерять куском человеческой жизни такое бесчеловечное время, как война!

Хачатрян привык уже ко всему тому, что сопровождает войну. Он привык к смерти, к этому быстро привыкают. Он привык к холоду и недостатку еды и боеприпасов. Но главное, он привык к мысли о том, что “на другом берегу Волги земли нет”. И вот со всеми этими привычками и дожил-таки до разгрома немецкой армии под Сталинградом.

Но все же оказалось, что кое к чему Ваган привыкнуть на фронте пока не успел. Однажды по дороге в соседнюю часть он увидел странную картину. На обочине шоссе, у сугроба стоял немецкий пленный, а метрах в десяти от него — советский офицер, который время от времени… стрелял в него. Такого лейтенант пока еще не встречал: чтобы вот так хладнокровно убивали безоружного человека?! “Может, сбежать хотел? — подумал лейтенант. — Так некуда же! Или, может, этот пленный на него напал? Или может…”

Вновь раздался выстрел, и вновь пуля не задела немца.
— Эй! — крикнул лейтенант, — ты что это делаешь?
— Здорово, — как ни в чем не бывало отвечал “палач”. — Да мне тут ребята “вальтер” подарили, решил вот на немце испробовать! Стреляю, стреляю, да вот никак попасть не могу — сразу видно немецкое оружие, своих не берет! — усмехнулся офицер и стал снова прицеливаться в пленного.

До лейтенанта стал постепенно доходить весь цинизм происходящего, и он аж онемел от ярости. Посреди всего этого ужаса, посреди всего этого горя людского, посреди этой ледяной разрухи эта сволочь в форме советского офицера решила “попробовать” пистолет на этом еле живом человеке! Убить его не в бою, а просто так, поразить как мишень, просто использовать его в качестве пустой консервной банки, потому что банки под рукой не оказалось?! Да кто бы он ни был, это же все-таки человек, пусть немец, пусть фашист, пусть вчера еще враг, с которым пришлось так отчаянно драться! Но сейчас этот человек в плену, этому человеку, в конце концов, гарантировали жизнь! Мы ведь не они, мы ведь не фашисты, как же можно этого человека, и так еле живого, убивать?

А пленный как стоял, так и стоял неподвижно. Он, видимо, давно уже попрощался со своей жизнью, совершенно окоченел и, казалось, просто ждал, когда его убьют, и все не мог дождаться. Грязные обмотки вокруг его лица и рук размотались, и только губы что-то беззвучно шептали. На лице его не было ни отчаяния, ни страдания, ни мольбы — равнодушное лицо и эти шепчущие губы — последние мгновения жизни в ожидании смерти!

И тут лейтенант увидел, что на “палаче” — погоны интендантской службы.

“Ах ты гад, тыловая крыса, ни разу не побывав в бою, ни разу не видевший смерти своих товарищей в мерзлых окопах! Как же ты можешь, гадина такая, так плевать на чужую жизнь, когда не знаешь цену смерти!” — пронеслось в голове лейтенанта.
— Дай сюда пистолет, — еле выговорил он.
— На, попробуй, — не замечая состояния фронтовика, интендант протянул “вальтер”.

Лейтенант выхватил пистолет, вышвырнул его куда глаза глядят и с такой силой ударил негодяя, что тот аж подпрыгнул перед тем, как упасть лицом в снег.

На какое-то время воцарилась полная тишина. Лейтенант стоял и молчал, молчал и пленный, продолжая все так же беззвучно шевелить губами. Но постепенно до слуха лейтенанта стал доходить пока еще далекий, но вполне узнаваемый звук автомобильного двигателя, и не какого-нибудь там мотора, а легковой машины М-1 или “эмки”, как ее любовно называли фронтовики. На “эмках” в полосе фронта ездило только очень большое военное начальство.
У лейтенанта аж похолодело внутри… Это же надо, такое невезение!

Тут прямо “картинка с выставки”, хоть плачь: здесь немецкий пленный стоит, там советский офицер с расквашенной рожей лежит, а посередине он сам — “виновник торжества”. При любом раскладе это все очень отчетливо пахло трибуналом. И не то, чтобы лейтенант испугался бы штрафного батальона (его родной полк за последние полгода сталинградского фронта от штрафного по степени опасности ничем не отличался), просто позора на голову свою очень и очень не хотелось! А тут то ли от усилившегося звука мотора, то ли от “снежной ванны” и интендант в себя приходить стал. Машина остановилась. Из нее вышел комиссар дивизии с автоматчиками охраны. В общем все было как нельзя кстати.

— Что здесь происходит? Доложите! — рявкнул полковник. Вид его не сулил ничего хорошего: усталое небритое лицо, красные от постоянного недосыпания глаза…

Лейтенант молчал. Зато заговорил интендант, вполне пришедший в себя при виде начальства.
— Я, товарищ комиссар, этого фашиста… а он его защищать стал, — затарахтел он. — И кого? Этого гада и убийцу? Да разве же это можно, чтобы на глазах этой фашистской сволочи советского офицера избивать?! И ведь я ему ничего не сделал, даже оружие отдал, вон пистолет валяется! А он…

Ваган продолжал молчать.
— Сколько раз ты его ударил? — глядя в упор на лейтенанта, спросил комиссар.
— Один раз, товарищ полковник, — ответил тот.
— Мало! Очень мало, лейтенант! Надо было бы еще надавать, пока этот сопляк бы не понял, что такое эта война! И почем у нас в армии самосуд!? Бери этого фрица и доведи его до эвакопункта. Все! Исполнять!

Лейтенант подошел к пленному, взял его за руку, висевшую как плеть, и повел его по заснеженной пургой дороге, не оборачиваясь. Когда дошли до землянки, лейтенант взглянул на немца. Тот стоял, где остановились, но лицо его стало постепенно оживать. Потом он посмотрел на лейтенанта и что-то прошептал. “Благодарит наверное, — подумал лейтенант. — Да что уж. Мы ведь не звери!”
Подошла девушка в санитарной форме, чтобы “принять” пленного, а тот опять что-то прошептал, видимо, в голос он не мог говорить.
— Слушай, сестра, — обратился к девушке лейтенант, — что он там шепчет, ты по-немецки понимаешь?

— Да глупости всякие говорит, как все они, — ответила санитарка усталым голосом. — Говорит: “Зачем мы убиваем друг друга?” Только сейчас дошло, когда в плен попал!
Лейтенант подошел к немцу, посмотрел в глаза этого немолодого человека и незаметно погладил его по рукаву шинели. Пленный не отвел глаз и продолжал смотреть на лейтенанта своим окаменевшим равнодушным взглядом, и вдруг из уголков его глаз вытекли две большие слезы и застыли в щетине давно небритых щек.

…Прошли годы. Кончилась война. Лейтенант Хачатрян так и остался в армии, служил в родной Армении в пограничных войсках и дослужился до звания полковника. Иногда в кругу семьи или близких друзей он рассказывал эту историю и говорил, что вот, может быть, где-то в Германии живет этот немец и, может быть, также рассказывает своим детям, что когда-то его спас от смерти советский офицер. И что иногда кажется, что этот спасенный во время той страшной войны человек оставил в памяти больший след, чем все бои и сражения!

В полдень 7 декабря 1988 года в Армении случилось страшное землетрясение. В одно мгновение несколько городов были стерты с лица земли, а под развалинами погибли десятки тысяч человек. Со всего Советского Союза в республику стали прибывать бригады врачей, которые вместе со всеми армянскими коллегами день и ночь спасали раненых и пострадавших. Вскоре стали прибывать спасательные и врачебные бригады из других стран. Сын Вагана Хачатряна, Андраник, был по специальности врач-травматолог и так же, как и все его коллеги, работал не покладая рук.

И вот однажды ночью директор госпиталя, в котором работал Андраник, попросил его отвезти немецких коллег до гостиницы, где они жили. Ночь освободила улицы Еревана от транспорта, было тихо, и ничего, казалось, не предвещало новой беды. Вдруг на одном из перекрестков прямо наперерез “Жигулям” Андраника вылетел тяжелый армейский грузовик. Человек, сидевший на заднем сидении, первым увидел надвигающуюся катастрофу и изо всех сил толкнул парня с водительского сидения вправо, прикрыв на мгновение своей рукой его голову. Именно в это мгновение и в это место пришелся страшный удар. К счастью, водителя там уже не было. Все остались живы, только доктор Миллер, так звали человека, спасшего Андраника от неминуемой гибели, получил тяжелую травму руки и плеча.

Когда доктор выписался из того травматологического отделения госпиталя, в котором сам и работал, его вместе с другими немецкими врачами пригласил к себе домой отец Андраника. Было шумное кавказское застолье, с песнями и красивыми тостами. Потом все сфотографировались на память.

Спустя месяц доктор Миллер уехал обратно в Германию, но обещал вскоре вернуться с новой группой немецких врачей. Вскоре после отъезда он написал, что в состав новой немецкой делегации в качестве почетного члена включен его отец, очень известный хирург. А еще Миллер упомянул, что его отец видел фотографию, сделанную в доме отца Андраника, и очень хотел бы с ним встретиться. Особого значения этим словам не придали, но на встречу в аэропорт полковник Ваган Хачатрян все же поехал.

Когда невысокий и очень пожилой человек вышел из самолета в сопровождении доктора Миллера, Ваган узнал его сразу. Нет, никаких внешних признаков тогда вроде бы и не запомнилось, но глаза, глаза этого человека, его взгляд забыть было нельзя… Бывший пленный медленно шел навстречу, а полковник не мог сдвинуться с места. Этого просто не могло быть! Таких случайностей не бывает! Никакой логикой невозможно было объяснить происшедшее! Это все просто мистика какая-то! Сын человека, спасенного им, лейтенантом Хачатряном, более сорока пяти лет назад, спас в автокатастрофе его сына!

А “пленный” почти вплотную подошел к Вагану и сказал ему на русском: “Все возвращается в этом мире! Все возвращается!..”
— Все возвращается, — повторил полковник.

Потом два старых человека обнялись и долго стояли так, не замечая проходивших мимо пассажиров, не обращая внимания на рев реактивных двигателей самолетов, на что-то говорящих им людей… Спасенный и спаситель! Отец спасителя и отец спасенного! Все возвращается!

Пассажиры обходили их и, наверное, не понимали, почему плачет старый немец, беззвучно шевеля своими старческими губами, почему текут слезы по щекам старого полковника. Они не могли знать, что объединил этих людей в этом мире один-единственный день в холодной сталинградской степи. Или что-то большее, несравнимо большее, что связывает людей на этой маленькой планете, связывает, несмотря на войны и разрушения, землетрясения и катастрофы, связывает всех вместе и навсегда!