Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

ВСЕХ ГОСТЕЙ СТРАНИЧКИ С ДНЁМ КОСМОНАВТИКИ!


60 лет назад советский человек вышел в Космос. Здесь много смыслов. В какой-то степени в данном событии отражение и идей русского космизма, и христианской мысли (в первую очередь, скорее всего, Максима Исповедника) о том, что человек должен преобразить окружающий мир и преподнести его в качестве дара любви Богу. Конечно, СССР был атеистическим государством, но всё-таки на уровне бессознательного и эта идея воплощалась в жизнь. Выход в Космос для его изучения и преображения…
И этот день нам лишний раз напоминает о достоинствах русской и советской системы образования. Мы вводим сейчас всевозможные магистратуры и бакалавриаты, ЕГЭ и ОГЭ, всевозможные ВПР-ы и иные новшества в школе и вузе… Учителя заваливаются бумажной работой. Вузовские преподаватели должны одновременно вести по массе часов, писать всевозможные отчёты и какие-то статьи в странные «Скопусы» (последние по сути – для учёных третьего мира)…
А День Космонавтики и иные подобные события словно являются нам ориентирами, к чему надо стремиться, к какой системе образования. Вперёд можно идти, взяв всё лучшее что было в дореволюционной и в советской системе образования, а не копируя слепо западные образцы (и это нужно, но всё в меру).
День Космонавтики, это и напоминание о том времени (пусть и противоречивом, со своими ошибками и трагедиями – это отдельный разговор), когда люди стремились к творчеству, созиданию, когда осваивали пространства Сибири и целинные земли, строили новые города и заводы, совершали подвиги на спортивных (особенно, хоккейных) площадках, творили новые знания в лабораториях и научных библиотеках… Люди жили ожиданием создания нового, светлого будущего, прекрасного и замечательного.
И полёт Юрия Алексеевича Гагарина – словно одно из олицетворений этой мечты к лучшему и той неоднозначной, но великой эпохи.

КОСМИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА. ЧАСТЬ 3.


Начало:
Часть 1. https://geokhar.livejournal.com/770918.html
Часть 2. https://geokhar.livejournal.com/779590.html

Эту заметку решил написать по двум причинам.
Во-первых, сегодня День рождения моего отца. Ему исполнилось 66 лет. К сожалению, не могу его поздравить. Что делать. Так сложилась жизнь, что порой близкие люди становятся чужими. Именно отец в детстве дал почитать романы Казанцева «Фаэты» и «Планета бурь», которые меня так взволновали. Поэтому моя заметка посвящается отцу.
Во-вторых, недавно пришлось на страницах Живого Журнала участвовать в обсуждении темы о жизни в космосе. Тема для меня очень интересная.
Ещё в детстве с увлечением зачитывался А. Казанцевым (романы «Фаэты» и «Планета бурь), А. Толстым «Аэлита», позднее уже был И. Ефремов «Час быка»…
В целом, много о жизни в Космосе писала научная фантастика. Понятно, что с детства и она влияла на мировоззрение. Можно вспомнить и фильмы: «Гостья из будущего», «Через тернии к звёздам»…
Ещё с детства верилось, что есть жизнь «там». Каких только идей не приходилось встречать в то время. И идеи о том, что где-то во Вселенной есть такая же Земля как и у нас, там происходят такие же события, но или с задержкой или с опережением.
Встречал и гипотезу о планете Фаэтон, погибшей от ядерного взрыва. Напомню, что есть гипотеза, согласно которой была такая планета, погибшая от ядерного взрыва.
Интерес к «инопланетной тематике» подогревался и той «бесовщиной» (иначе не назовёшь), что творилась в 1989–1991 гг. вокруг, когда начали писать про пришельцев из других Галлактик. Как не вспомнить Кировскую область в 1990-м году, когда по ней пошёл слух, мол в Пермь прилетели инопланетяне и предупредили, что в 2000 году три области, в т.ч. и Кировская. Провалятся под землю…
Начитавшись всего, я и Иисуса Христа в 1990 г. воспринимал сначала как посланца иных миров (иначе откуда у него такие возможности – ходить по воде, исцелять людей и т.п.).
Другие взгляды какое-то время отметались. В 1992 г. я поступил в кировский пединститут на исторический факультет. Где-то в ноябре-декабре 1992 г. на курсе по истории религий нам  зачитывали статью одного священника (при том бывшего кандидата физико-математических наук). Сожалею, что не записал выходные данные.
Автор статьи критиковал феномен НЛО как таковой (и не помню уже, писал ли он про жизнь на других планетах). При том критика шла и с богословских позиций (намёки на то, что НЛО чуть не бесы – это я хорошо запомнил) и с научных (писал как учёный-физик). Эти аргументы вызывали какое-то противодействие.
Но придя в храм, и читая религиозную литературу, я начал отходить от идеи об иных цивилизациях.
В религиозной литературе  один из главных доводов против жизни в других мирах был такой: если это так, то Христу вновь и вновь придётся распинаться. Т.е. подвиг Христа обесценивается. Вывод: жизнь только на Земле и всё.
Последнее время происходит переосмысление космической тематики. Особенно это связано с чтением архиепископа Луки Войно-Ясенецкого[1] и романов Клайва Льюиса. Безусловно, Льюис – художественная литература, но ведь и она способна давать какие-то идеи.

Конечно, сложно говорить о том, чего нет. Однако можно сделать ряд предположений. Если допустить, что есть жизнь в других мирах, то какие здесь возможны варианты?
Во-первых, друге планеты могут быть населены душами умерших, какими-то ангелами (если согласиться с мнением Луки Войно-Ясенецкого).
Во-вторых, возможно ещё где-то появление человеческих существ, как и у нас. Т.е. вариант «Адам и Ева-2». Не исключено, что со временем где-то во Вселенной вновь будет поставлен эксперимент, и может он удастся в отличие от нашего.
Также можно допустить в связи с этим, что распятие Иисуса Христа имеет Вселенское значение. Т.е. оно скажется и на судьбах Вселенной не в земном а в космическом смысле. Но здесь пока сложно осмыслить это событие.
В-третьих, вероятно, где-то в отдалённых мирах действительно есть живые существа, не обязательно люди, о которых мы ничего не знаем.
Вот, несколько размышлений.
Конечно, можно утверждать, что мы – одни во Вселенной. Встречал даже такое мнение: наша планета так устроена, что даже небольшое её смещение в сторону привело бы к исчезновению жизни. Т.е. только на Земле могла возникнуть жизнь.
Но неужели действительно это так, только на одной маленькой планете во Вселенной появилась живая жизнь? Как мы можем судить, не зная того, что происходило и происходит на бескрайних просторах Галактики?
Максим Исповедник писал, что Бог создал человека с целью, чтобы он преобразил этот мир и преподнёс его в качестве дара любви Богу. Исходя из этого можно допустить, что человек должен был преобразить другие миры, другие планеты хотя бы в своей Солнечной системе. Т.е. и здесь получается, что мы – одни во Вселенной, и наша задача её преобразить.
Но мы видим, что пока данные сценарий явно пробуксовывает. Человек с завидным упорством, достойным лучшего применения, ищет как погубить себя, и не известно ещё сколько просуществует наша цивилизация.
И здесь опять актуализируется гипотеза о гибели Фаэтона. Однако судьба Земли – тема для особого разговора.
Подводя итоги, можно сказать следующее. Так или иначе – и Вселенная безгранична, и мы не знаем, что было до возникновения Земли, и что будет после прекращения человеческой истории. Поэтому вариант с жизнью в других мирах и не опровержим и не доказуем. Здесь можно только верить или нет.
Автор данной заметки в это верит.



Продолжение: https://geokhar.livejournal.com/784326.html




[1] Космическая тематика. Часть 1. https://geokhar.livejournal.com/770918.html

ЧУДЕСНЫЕ НЕБЕСА ВМЕСТО ХОЛОДНОГО КОСМОСА, ИЛИ ЗА ПРЕДЕЛЫ БЕЗМОЛВНОЙ ПЛАНЕТЫ


Продолжаю свои заметки о художественной литературе. Увы, эта заметка будет с огромным запозданием. Она вновь будет посвящена Клайву Льюису. Ещё в начале июля прочёл его интересный роман «За пределы безмолвной планеты». Но так пока и не смог написать небольшой отзыв.
Льюиса мы знаем больше как создателя «Хроник Нарнии» и «Писем Баламута». Хотя сам Льюис «Хроники Нарнии» не считал основной книгой.
Перу Клайва Льюиса принадлежит ещё  т.н. «Космическая трилогия», в которую входят романы: «За пределы безмолвной планеты», «Переландра» и «Мерзейшая мощь». Написана была трилогия в годы Второй мировой войны и представляет собой своеобразное сочетание научной фантастики и фэнтези.
В какой-то степени эти книги – дань любви К. Льюиса к фантастике. Так, одним из любимых авторов К. Льюиса был Г. Уэллс, и после смерти отца в 1929 г., Льюис перевёз из Белфаста к себе в Оксфорд романы Уэллса «Первые люди на Луне» и «Война миров».
Правда помимо Г. Уэллса в романах находят ещё и влияние… Вольтера. Точнее его повести «Микромегас».
И третьим источником вдохновения (но, видимо, не единственным) можно назвать христианство.  Так К. Льюис и Д.Р.Р. Толкиен решили, что пришла пора «христианской фантастики». Благо в это время уже был жанр т.н. «духовных триллеров» (Г.К. Честертон). Друзья распределили роли между собой. Толкиен берётся за путешествие во времени, а Льюис – в пространстве. Однако Толкиен вскоре отказался от данной затеи, и мы его знаем как создателя знаменитых фэнтезийных произведений «Хоббит», «Сильмальрион», «Властелин колец».
А Клайв Льюис не отступил от своего замысла. И вот в 1938 г. был готов его первый роман «За пределы безмолвной планеты». Толкиен направил роман своего друга в одно из издательств, но там его завернули с пожеланием, что «Вероятно, мистер Льюис когда-нибудь напишет хороший роман. Этот не годится». Однако другое издательство роман выпустило.
Сюжет романа «За пределы безмолвной планеты» прост.  Главный герой романа – филолог Рэнсом оказывается на одной странной вилле, где встречается с бывшим одноклассником Дивайном и странным учёным-физиком Уэстоном. Эта парочка не нравится Рэнсому (тем более они перед этим зачем-то пытались задержать работающего у них мальчика), но он решает переночевать на вилле. Однако Дивайн и Уэстон обманом связывают Рэнсома и вместе с собой увозят на космическом корабле на планету Малакандра (Марс).
Можно сразу отметить что физик Уэстон чем-то напоминает учёного Эндрю Кертли из «Хроник Нарнии» (дядя одного из главных героев – Дигори Керка). Оба ради науки готовы идти на всё. Эндрю Кертли в «Хрониках Нарнии» рассуждал, что избранным возможно всё, и простые смертные  не способны своими умами постичь их великие замыслы.
Точно также, когда Рэнсом обвиняет Уэстона, что последний считает себя вправе творить всё, что угодно здесь и сейчас, физик соглашается с таким обвинением. Ради его научных замыслов можно пойти на любые жертвы.
И вот путники летят по Космосу. Описание и полёта и корабля представляется немного наивным. Но в то же время чувствуется и восторг Льюиса перед неизведанным Космосом, восхищение, которое он передаёт через своего главного героя: «Диск Земли давно исчез из виду, и повсюду царили звезды, бесчисленные, как маргаритки на нескошенном лугу. Не было ни солнца, ни луны, ни облаков, чтобы поспорить с ними за власть над небесами. Перед Рэнсомом в ореоле величия проходили планеты и неведомые созвездия, небесные сапфиры, рубины, изумруды и зерна расплавленного золота; в левом углу картины висела крошечная, невероятно удаленная комета; и фоном для этого великолепия служила бездонная, загадочная чернота, куда более яркая и осязаемая, чем на Земле»[1].
Рэнсом даже начинает переосмысливать само понятие Космоса: «Он постепенно освобождался от кошмара, наведенного на сознание нынешнего человека мифами современной науки. Ему приходилось читать о космосе, и в глубине его души сложилась мрачная фантазия о черной, безжизненной, скованной морозом пустоте, разделяющей миры. До сих пор он и не подозревал, как мощно эта картина влияла на все его мысли. Но теперь, по отношению к океану небесного сияния, в котором они плыли, само название «космос» казалось богохульной клеветой. Как можно было говорить о безжизненности, если каждое мгновение пространство вливало в него новую жизнь? Иначе и быть не могло: ведь из этого океана возникли и миры, и жизнь на их поверхности. Напрасно считал он пространство бесплодным — нет, оно породило все бессчетные пылающие миры, что глядят по ночам на Землю. А здесь он увидел, что миров во сто крат больше! Нет, назвать все это «космосом» невозможно. В старину мудрецы поступали верно, говоря просто о «небесах» – о небесах во славе своей»[2].
Однако очарование отчасти стушёвывается неизвестностью – а что с ним будет дальше. Случайно Рэнсом выясняет, что его везут к сорнам – существам, живущим на Малакандре. Но зачем? С какой целью? Неужели для жертвоприношений? По крайней мере, Дивайну и Уэстону, которые с ними общались, сорны представляются отвратительными существами. Что касается Рэнсома, то он, ещё не видя сорн, уже представлял их жуткими, страшными существами. И это было не случайно. Ведь: «В сознании Рэнсома, как и у других людей его поколения, не было недостатка в кошмарных чудищах. Он читал и Уэллса, и другие книги. Его вселенную населяли монстры, рядом с которыми бледнели химеры древней и средневековой мифологии. Чужой мир он всегда был готов заселить насекомоподобными, пресмыкающимися или ракообразными страшилищами с дергающимися усиками, кожистыми крыльями, слизистой шкурой, жадными щупальцами — а главное, эти богомерзкие твари противоестественно соединяли в себе сверхчеловеческий интеллект и ненасытную кровожадность»[3].
Наконец корабль прибыл на Малакандру. Рэнсом представлял её как жуткую и ужасную планету, но видит, что она прекрасна. Вскоре появляются сорны (длинные существа, чем-то напоминающие деревья). Правда эти существа не походили на тех чудовищ, что представлял себе Рэнсом. Воспользовавшись тем, что возникает небольшая заминка из-за появления в реке неведомого чудовища, Рэнсом бежит от своих коллег и от сорнов. Начинаются его странствования по Малакандре. Но вскоре он встречает ещё одного представителя живых существ – хросса – своеобразную человеко-выдру. Хьои – так звали хросса, познакомившись с Рэнсомом, привозит его в свою деревню, где наш герой и живёт какое-то время, изучая обычай хроссов и их язык. Будучи филологом, он усваивает речь хроссов. Даже мечтает написать словарь малакандрийского языка.
Рэнсом сначала пытается смотреть на сорнов и иные расы сквозь западные схемы. Например, пытается выяснить, кто кому подчинён. Кем являются, например, сорны в социальной структуре и т.п. Так он долго время относил сорнов к интеллигенции.
Постепенно Рэнсом понимает, что эти схемы не действуют на Малакандре. Также он думал, что встретился с существами, ниже землян по интеллектуальному развиию. Но потом убедился, что у хроссов и иных существ своя развитая система знаний об окружающем мире. Они слагали прекрасные песни, знали Вселенную. Землю хроссы называли Тулкандрой – «Безмолвной планетой».


У хроссов было и своё отношение к любви, к войне. Для них, например, странным считалось, что одни живые существа могут убивать других.
От хроссов Рэнсом направляется к Уарсе – своеобразному повелителю Малакандры, бессмертному существу, живущему в Мельдилорне и поставленному Малельдилом (творцом вселенной) управлять планетой. Сорн Эликан, которого Рэнсом встретил в горах, подробнее рассказал ему об Уарсе.
После недолгих странствий, Рэнсом оказывается в Мельдилорне, где и происходит встреча с Уарсой (почти невидимым существом). Туда же приводят связанных спутников Рэнсома – Дивайна и Уэстона.
Выясняется, что Уарса ждал Рэнсома, пытался помочь ему, посылая своих слуг. Но Рэнсом скрывался от него. Согласно Уарсе, Тулкандра – или Безмолвная планета – испорченный мир. У людей злые мысли, они гонятся за слезами Солнца (золотом). Так, Уарса попросил Дивайна и Уэстона, бывавших ранее на Марсе, привести ещё одного человека со своей планеты. Но Дивайн и Уэстон в силу своей испорченности решили, что Уарса хочет принести их спутника в жертву.
Объясняет Уарса, почему Землю называют Безмолвной, т.е. Тулкандрой. Это единственный мир, откуда нет известий. Тулкандра – мир вне небес. Повелитель Тулкандры, будучи в своё время более светлым и великим Уарсой, нежели говоривший, восстал против Малельдила. Но был ниспровергнут Создателем и заключён в пределы только своего мира, дабы не испортить другие миры. С тех пор ничего и не известно о Тулкандре. Хотя до Уарсы и доходили слухи, что Малельдил вступил с Уарсой Тулкандры в борьбу на его планете.
Беседует Уарса и с заносчивым Уэстоном. При том разговор происходит на разных языках. Уэстон уверен в том, что человечество не умрёт и рано или поздно покорит все миры.  Уарса удивляется тому: ведь все миры смертны, умрёт в своё время Малакандра, а за ней и другие планеты. О каком покорении иных миров человеком может идти речь? Ещё раньше Уарса говорил Рэнсому примерно также: неужели Малельдил позволит существовать долго какому-либо народу? Тем самым Уарсе не понятна позиция землян. И здесь вновь, через позицию Уэстона Льюис показывает ограниченность наших представлений об окружающем мире, своеобразную «зашоренность», стереотипность нашего мышления.
Пообщавшись с тремя людьми. Уарса доставляет их на Землю – или Тулкандру.
Вот вкратце сюжет первого романа.  Повторимся, в целом сюжет произведения простой. Сама книга создаёт при чтении ощущение уюта. Правда, не все видят в романе христианские мотивы. Не случайно из 60 рецензий, только в двух случаях было отмечено, что в романе содержатся и элементы христианства.
В целом же мы видим своеобразное противопоставление. С одной стороны, наш циничный и прагматичный мир, в котором, по сути, правят такие как Дивайн и Уэстон. А с другой стороны, есть какие-то высшие ценности, идеалы, которые по сути девальвируют всю эту бешенную гонку за властью, богатством и т.п. Этот мир, управляемый Малельдилом и уарсами разных планет. Мир, населённый множеством маленьких чудесных существ эльдилов и обитателей разных миров.
Можно и ещё сделать ряд наблюдений. Все три расы на Малакандре – сорны, хроссы и пфифльтригги существуют не случайно. Они все словно дополняют друг друга. Так и в нашем мире.
Вселенная не есть скопище жутких, ужасных существ. Такое наше восприятие, если исходить из логики романа, вытекает из испорченности человеческой природы. Испорченности, связанной с появлением зла в мире (если брать версию романа – то в связи с восстанием земного Уарсы, а если брать Библию – в связи с восстанием предводителя ангелов – Денницей, низвергнутым с небес).
Льюис пытается показать красоту мира, отдельных планет, словно вступая в полемики с мрачным мировосприятием. Нужно любить мироздание, а не ужасаться его. И помнить, что в этом мироздании есть добрые силы, готовые помочь человеку, думающие о нём.





[1] Льюис К. За пределы безмолвной планеты. Переландра. / Собр. соч. в 8 т. Т. 3. М., 1999. С. 35.
[2] Льюис К. Указ. соч. С. 35-36.
[3] Льюис К. Указ. соч. С. 39.











.

КОСМИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА. ЧАСТЬ 1.

Выложу также сегодня один из материалов на тему о жизни в Космосе.
Это размышления святителя Луки Войно-Ясенецкого.


«Весь мир живых существ, даже вся природа являет великий закон постепенного и бесконечного совершенствования форм, и невозможно допустить, чтобы высшее совершенство, достигнутое в земной природе, духовность человека, не имело дальнейшего развития за пределами земного мира. Невозможно допустить, что все бесчисленные звездные миры были только грандиозными массами мертвой материи, чтобы мир живых существ обрывался на человеке, этой первой ступени духовного развития. Что мешает допустить, что небесные тела служат местом обитания бесчисленных живых разумных существ, высших форм интеллектуальности?

   Против этого обычно возражают, что никакая органическая жизнь невозможна при тех физических условиях, какие существуют на звездах и планетах (за исключением, может быть, только Марса). Но разве бесплотные духи нуждаются в определенных физических условиях жизни, подобно существам органическим? И, наконец, разве не могут существовать формы телесности совершенно иные, чем земные, приспособленные к физическим условиям, отличающимся от земных? И пылающие раскаленные массы огромных звезд могут быть населены пламенными серафимами и херувимами (Творяй ангелы Своя духи, и слуги Своя пламень огненный - Пс. 103, 4).

   Если так ясен закон развития и совершенствования в земной природе, то нет никакого основания допустить, что он прерывается за пределами нашей планеты, что дух, впервые явленный в человеке, но проявляющийся и в простейших существах в начальной форме, не имеет дальнейшего развития во вселенной».

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий.  «Дух, душа и тело. Глава 9. «Безсмертие».