Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Лаврова Т. В старом парке царствовала осень

В старом парке царствовала осень,
Красила деревья и кусты.
Яркие платки, на плечи бросив,
Ставила художникам холсты.
Чуть мазнула синей акварелью
Гладь пруда и неба высоту.
Расцветила нежною пастелью
Облака, добавив чистоту.
Заглянула в старые аллеи,
Пошумела ветром и дождем.
Красоты и ласки не жалея,
Все укрыла золотым листом.
Пробежала рыжею лисицей
По давно некошеной траве...
И большой, тревожной, яркой птицей
Унеслась к холодной синеве.

ИЗ ПРИСЛАННОГО

Не тратьте понапрасну золотые дни, слушая нудных советов; не пытайтесь исправлять то, что неисправимо; не отдавайте свою жизнь невеждам, пошлякам и ничтожествам, следуя ложным идеям и нездоровым стремлениям нашей эпохи.
Живите! Живите той чудесной жизнью, что скрыта в вас. Ничего не упускайте, вечно ищите всё новых ощущений. Ничего не бойтесь!

Оскар Уайльд; "Портрет Дориана Грея"

ОБ АФОРИЗМАХ. АФОРИЗМЫ О БЕСЕДЕ

Всем добрый день! Помимо притчей и материалов по истории решил вести у себя ещё одну тему: выкладывать афоризмы по тем или иным явлениям жизни. Понятно, что много афоризмов читать сложно, ведь каждый афоризм – концентрация мысли, и над каждым выражением можно много думать. Когда они идут «потоком  то и порой не осмысливаются. Ещё один минус афоризмов – они отучают от чтения больших текстов. Не случайно и сейчас много говорят и пишут о клиповом сознании людей. И в соцсетях часто больше лайков наберёт не большой текст, а краткий афоризм.
Однако с древних пор афоризмы и высказывания люди любили читать. Как не вспомнить сборники афоризмов на Древнем Востоке (напр. «Книга перемен» – III-II тыс. до н.э.), в Киевской Руси (XI век). Увлекались афоризмами и французские писатели-моралисты XVIII века.
Всё-таки афоризмы – это своеобразная энциклопедия мудрости. Афоризм, это и концентрация мысли. И меткое, порой очень парадоксальное наблюдение. Афоризмы так или иначе затрагивают какие-то актуальные проблемы общественной жизни, что находит и отклик у читателей. Особенно афоризмы бывают познавательны, когда собраны по определённым темам, и часто в таких сборниках даются прямо противоположные высказывания, подталкивающие мысль. Добавим также, что в наше время, когда идёт буквально шквал информации, людям, к тому же загруженным массой проблем, порой нет возможности углубиться в чтение какой-то большой книги, обстоятельной статьи или трактата. И Афоризм здесь приходит на помощь.
Мне последнее время по ряду причин приходится много читать книг с афоризмами. Решил поэтому, по мере возможности, выкладывать их в сетях и по темам. Начну сегодня с афоризмов, посвящённых беседе.
БЕСЕДА
·                    «Взаимную беседу следует вести так, чтобы каждый из собеседников извлёк из неё пользу, приобретая больше знаний» (Гераклит Эфесский);
·                    «Когда ты хочешь показать твоему собеседнику в разговоре какую-нибудь истину, то самое главное при этом – не раздражаться и не сказать ни одного недоброго или обидного слова» (Эпиктет);
·                    «Когда из мира уходит солнце, всё омрачается, так же и беседа, лишенная дерзости, вся не на пользу» (Плутарх);
·                    «Разговаривать и говорить – это не одно и то же» (Неизвестный автор);
·                    «Беседы, долго идущие, пожирают жизнь. Душе израненной доброе слово – лекарство» (Григорий Назианзин);
·                    «Не всегда возражай на возражения» (Бальтазар Грасиан-и-Моралес);
·                    «Не надо быть невеждою, но невеждой притвориться иногда не худо». С глупцом ни к чему быть  мудрецом, с безумным – благоразумным. С каждым говори на его языке» (Бальтазар Грасиан-и-Моралес);
·                    «Только умея слушать и отвечать, можно быть хорошим собеседником» (Франсуа де Ларошфуко).
·                    «Умение вести разговор – это талант» (Стендаль);
·                    «Слушать – это вежливость, которую умный человек часто оказывает глупцу, но на которую этот последний никогда не отвечает тем же» (Адриан Декурсель);
·                    «Особое искусство – знать, на что не следует обращать внимания. Чем дольше длится беседа, тем такое искусство более необходимо» (Сэмюэл Батлер);
·                    «Разговор выявляет своё первенство, а внимание рождает друзей. Вот почему разговор серебро, а молчание золото» (Михаил Михайлович Пришвин);
·                    «Перестань говорить тотчас же, когда заметишь, что раздражаешься сам или тот, с кем говоришь. Не сказанное слово – золотое» (Лев Николаевич Толстой);
·                    «Разговор есть не что иное, как взаимное побуждение к выработке идей» (Ханс Георг Гадамер);
·                    «Нужно выслушать человека таким, каков он есть» (Лев Шестов);
·                    «Спонтанные возражения могут показаться неопровержимыми» (Габриель Оноре Марсель);
·                    «Потребность в диалоге вынуждает идти на словесные уступки» (Клод Леви Стросс);
·                    «Когда мы хотим сказать что-то тонкое, это часто звучит довольно нетонко» (Роберт Вальзер).
·                    «Необычайное удовольствие, с которым мы говорим о себе, должно было бы внушить нам подозрение, что наши собеседники его отнюдь не разделяют» (Франсуа де Ларошфуко);
·                    «И чувство и ум мы совершенствуем или, напротив, развращает, беседуя с людьми. Стало быть, иные беседы совершенствуют нас, иные – развращают. Значит, следует тщательно выбирать собеседников» (Блез Паскаль);
·                    «Талантом собеседника отличается не тот, кто охотно говорит сам, а тот, с кем охотно говорят другие» (Жан де Лабрюйер);
·                    ««Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке – тысяча фунтов» – примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать мысли на бумаге» (Джозеф Адамсон);
·                    «Непринужденная беседа – лучшая школа для ума» (Люк де Клапье Вовенарг);
·                    «То, что мы извлекаем из разговоров, в каком-то смысле важнее, чем то, что мы черпаем из книг» (Эдмунд Берк);
·                    «Разговаривая, редко высказывают качества, которыми обладают, скорее выдают те, которых недостаёт» (Готхольд Эфраим Лессинг);
·                    «Человеку всегда как-то совестно и неловко становится,  когда он много наговорит сам» (Иван Сергеевич Тургенев);
·                    «Разговор с невеждами иногда более научит, нежели разговор с учёными» (Екатерина II).
 

О КНИГОПЕЧАТАНИИ. ДВА ВЗГЛЯДА

Самое большое несчастье, которое постигло человека, это изобретение печатного станка.
Бенджамин Дизраэли.

Из всех изобретений и открытий в науке и искусствах, из всех великих последстви удивительного развития техники на первом месте стоит книгопечатание.
Чарльз Диккенс.

ИЗ КНИГИ "ПРИТЧИ НА КАЖДЫЙ УРОК" (СОСТ. А.В. ЕЛИСОВ).

ПРИТЧА О СЧАСТЬЕ И ЕГО ОЖИДАНИИ

Жил на свете один молодой художник и у него была мечта написать картину счастья. На ней он хотел нарисовать самого счастливого человека в мире. Половину своей жизни он потратил на поиски такого человека. Он повсюду искал самого счастливого человека на земле, но никак не мог его найти. Он объездил весь мир, познакомился со множеством разных людей. И вот однажды он встретил в поле рабочего. Это был человек средних лет. Впереди у него была ещё вся жизнь. Он возделывал поле, занимался обычными делами, и в глазах его светилось счастье.
Художник бесконечно обрадовался, увидев его.
- Как долго я тебя искал! – воскликнул он. – Я видел много людей, но никого не видел счастливее тебя. Чему ты так радуешься?
Мужчина ответил:
- Я самый обычный человек, но при этом я точно знаю, что я самый счастливый человек в мире. У меня впереди вся жизнь, путь неограниченных возможностей. Весь мир открыт для меня.
Художник написал великолепную картину, которая радовала многих людей. Каждый, кто хоть раз видел её, становился счастливее.
Но вот прошло несколько лет, и художник подумал, если в мире есть самый счастливый человек, значит должен быть и самый несчастный. И он вновь начал свои поиски. Вся жизнь ушла у него на эти поиски. Но он не встречал самого несчастного человека. У всех были какие-то свои горести, но были и радости. И вот однажды художника пригласили в тюрьму, где сидел человек, приговорённый на казнь. Художник зашёл в камеру и понял, что перед ним действительно самый несчастный человек в мире. Весь его вид говорил об этом: сутулый старец с потухшими прозрачными глазами. Глядя на него, невольно сжималось сердце.
Художник хотел было заговорить с ним, но, вдруг, приглядевшись, он увидел, что это тот самый мужчина, с которого он писал свою картину счастья.
- Как же так! – воскликнул художник.- Ты же был самым счастливым человеком в мире! Что случилось?
- Да, действительно. Я был самым счастливым человеком в мире. И жизнь каждый день давала мне подарки и возможности, но я не сумел ими правильно воспользоваться. Теперь я это понимаю и оттого я так несчастлив.

ВСТРЕЧА МИРОВ В "СИНЬОРЕ МУЛИНЕ" В.С. СИЗОВА


За последние месяцы прочёл несколько книг наших вятских авторов (и историков и писателей). В своей заметке о книге профессора А.П. Бородина[1] уже отмечал, что есть план подготовить несколько обзоров книг. Надеюсь, что план осуществится.
Сегодня речь пойдёт о прочитанной недавно очередной книге ректора Вятского социально-экономического института  В.С. Сизова «Синьор Мулине»[2]. Прототипом главного героя является вятский художник Владимир Евгеньевич Муллин.

Порадовало, что прототип ещё и уроженец Кирово-Чепецка. Совпал и ещё один момент с главным героем – 20 лет назад, когда я пришёл в молодёжный историко-краеведческий клуб «Мир», меня попросили написать заметку о вятском художнике П.С. Вершигорове. Он как раз и был одним из учителей В.Е. Муллина.
Книга «Сионьор Мулине» – сборник рассказов. Все они очень разноплановые. Они грустные и весёлые, философские и просто, повествовательные. Это и путевые заметки, и воспоминания. Тут и приключения и притчи. Здесь есть и хорошая ирония, и много познавательного, например, об Италии, Финляндии, Китае.
Герои рассказов самые разнообразные. Предприниматели и банкиры, служащие гостиниц и водители, преступники и представители правоохранительных органов, фермеры и художники… Даже животные: мудрый  волк и молодые кролики. 
Перед нами происходят постоянно встречи миров: люди и природа, представители разных национальностей (русские и финны, русские и чеченцы) и разных социальных слоёв. В этих встречах есть и сопоставления: обычные люди и криминал, русские и китайцы, кавказцы и русские, интеллигенция и крестьяне…
Происходящие встречи порой неожиданные и парадоксальные. Так, в одном из рассказов, художник видит приближающегося к нему деревенского мужика, и хаотично думает, как ему разговаривать, какие слова подобрать. Внезапно слышит чуть не самую изысканную речь. В другом случае, бродящий по лесу «тролль» с лопатой  превращается в художника, поклонника учения Порфирия Иванова.
Группа художников «рвётся к вершине», стремясь дойти до самой высокой смотровой башни Великой Китайской стены. Точнее, стремится туда лидер группы. Но вот они на смотровой площадке. И их разочарованию нет предела. Перед ними не захватывающие воображение виды Стены, а «только Пустота и окружающие её горы». И стены, покрытые надписями русских туристов. Бывают и мистические встречи: во время затянувшейся вечеринки к главному герою является то ли чертёнок, то ли негритёнок.
Многие рассказы заставляют не только смеяться, но и думать. Напоминает притчу рассказ: «Старик». Здесь мы видим разное отношение человека к животному миру. Но и реакцию волка на мир людей. Рассказ «Цыган» – лишний раз напоминание нам, что культура может соединять людей, и она способна преображать.  Предупреждением без назидания и морализаторства является рассказ «Парковка», в котором и встреча двух миров, и столкновение двух типов поведения. Рассказ лишний раз напоминает, что агрессия, заносчивость может столкнуться с достойным ответом.
Мне как читателю показались немного затянутыми два рассказа  «Американский пленэр» и «Сеньор Мулине». Кажется, что за длинным повествованием теряется какой-то смысл, заложенный в этих рассказах. Но это на первый взгляд. Тем более, что любой автор – творец текста, и у него свой замысел в отношении написанного.
В целом вся книга написана живо, увлекательно, познавательно и читается легко. Остаётся сказать большое спасибо Владимиру Сергеевичу Сизову за его очередную книгу!





[1] Элита России глазами современников накануне 1917 г.  Новая книга А.П. Бородина. URL: https://geokhar.livejournal.com/735078.html
[2] Сизов В.С. Синьор Мулине. Рассказы. Киров, 2018 г.

Мебель Древнего Рима

Оригинал взят у uchitelj в Мебель Древнего Рима
 Мебель в Древнем Риме делали из дерева, бронзы, камня, знали также плетеную мебель.
Деревянная мебель почти не сохранилась, но мы можем видеть её на фресках.
В Помпеях и других древнеримских городах было найдено несколько замечательных образцов бронзовой и мраморной мебели.
                                                                     

                                                                                                   ЛОЖА


Ложе для трапезы - lectus tricliniaris cubicularis Collapse )

Артур Шопенгауэр о противоположности возвышенного и прелестного

§ 40

 Так как противоположности объясняют одна другую, то здесь будет уместно заметить, что подлинной противоположностью возвышенного является нечто такое, что с первого взгляда вовсе не кажется таковым, а именно -- привлекательное. Но я понимаю под этим то, что возбуждает волю, непосредственно предлагая ей удовлетворение, исполнение. Если чувство возвышенного проистекает из того, что какой-нибудь прямо неблагоприятный для воли предмет становится объектом чистого созерцания, поддерживаемого только постоянным отрешением от воли и возвышением над ее интересами (в чем и состоит возвышенность настроения), то привлекательное, наоборот, низводит зрителя из чистого созерцания, требуемого для каждого восприятия красоты, необходимо прельщая его волю непосредственно приятными ей вещами, отчего он перестает уже быть чистым субъектом познания, а становится нуждающимся и зависимым субъектом желания. Все прекрасное в веселом роде обыкновенно называют привлекательным, но" это слишком широкое понятие, обусловленное недостатком правильного различения, и я не могу его одобрить и должен совершенно устранить его. В указанном же и разъясненном мною смысле я нахожу в области искусства только два рода привлекательного, и оба они его недостойны. Один из них, совсем низменный -- это нидерландские натюрморты, извращенным сюжетом которых служат съедобные вещи: такие обманчивые изображения неминуемо возбуждают аппетит, т. е. стремление воли, а оно кладет конец всякому эстетическому созерцанию объекта. Написанные плоды еще допустимы, так как они являются дальнейшим развитием цветка и своей формой и цветом представляют красивое создание природы, не возбуждая непременно мысли об их съедобности; но, к сожалению, часто встречаются изображенные с иллюзорной естественностью, сервированные и приготовленные кушанья -- устрицы, сельди, омары, бутерброды, пиво, вино и т. п., что совсем не годится. В исторической живописи и скульптуре привлекательное заключается в обнаженных фигурах: их поза, неполное одеяние и самая манера изображения рассчитаны на то, чтобы вызвать у зрителя похоть, а этим тотчас же уничтожается чисто эстетическое созерцание, что противоречит цели искусства. Этот недостаток совершенно соответствует тому, что мы только что осудили у нидерландцев. От него почти всегда свободны античные произведения, при всей красоте и полной обнаженности фигур, потому что сам художник создавал их в чисто объективном духе, исполненном идеальной красоты, а не в субъективном духе презренного вожделения. Таким образом, привлекательного в искусстве надо повсюду избегать.
  Существует и отрицательно-привлекательное, которое еще менее допустимо, чем рассмотренное только что положительно-привлекательное: это -- отвратительное. Как и собственно привлекательное, оно пробуждает в зрителе волю и нарушает этим чисто эстетическое созерцание. Но оно вызывает сильное нежелание, отпор: оно пробуждает волю тем, что ставит перед ней предметы ее отвращения. Поэтому издавна, было признано, что оно совершенно недопустимо в искусстве, тогда как безобразное, пока оно не отвратительно, может быть терпимо на своем месте, как мы увидим это ниже.

Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Книга 3.

http://az.lib.ru/s/shopengauer_a/text_0040.shtml

ИЗ Ф. НИЦШЕ

162
     Культ гения из тщеславия. Так  как мы высокого мнения о самих себе,  но
отнюдь  не  ожидаем от себя,  что мы могли бы написать  картину  Рафаэля или
сцену из  драмы Шекспира, то мы убеждаем себя, что способность к этому  есть
нечто необычайное и чудесное, совершенно исключительный случай, или, если мы
к тому  же  ощущаем  религиозно, - благодать свыше. Так наше тщеславие, наше
себялюбие  поощряет  культ  гения:  только если  гений  мыслится  совершенно
удаленным от нас, как miraculum,  он  не оскорбителен  для нас  (даже  Гёте,
чуждый зависти, назвал Шекспира своей "звездой далекой высоты"; причем можно
вспомнить  о стихе: "die Sterne, die  begehrt man nicht"). Но если отвлечься
от этих внушений нашего тщеславия,  то  деятельность  гения отнюдь не  будет
чем-то существенно отличным от деятельности  механика-изобретателя,  ученого
астронома  или историка,  мастера  тактики.  Все  эти деятельности  получают
объяснение, если представить себе людей, мышление которых  деятельно в одном
направлении,  которые  употребляют  все   как  материал,  которые  постоянно
тщательно присматриваются к  своей внутренней  жизни и к жизни других, всюду
находят для себя образцы и поучения и неутомимо  комбинируют  эти  средства.
Гений только то  и  делает, что учится сперва класть камни, потом строить из
них;  он  всегда  ищет материала  и  всегда  занят  его  обработкой.  Всякая
деятельность человека изумительно сложна, а не только деятельность гения; но
никакая деятельность  не есть  "чудо". -  Откуда  же эта  вера, что только у
художника,  оратора,  философа  есть  гений,  что только они  одни  обладают
"интуицией"? (В  силу чего им приписываются  своего  рода  чудесные  очки, с
помощью  которых  они смотрят  прямо в  "сущность"  вещей.)  Люди  явственно
говорят о  гении только там,  где действия крупного  интеллекта  им особенно
приятны  и где  они  не  склонны чувствовать  зависть.  Назвать  кого-нибудь
"божественным"  означает:  "здесь  нам  не нужно  соперничать". Далее: всему
готовому, совершенному поклоняются, все становящееся недооценивается. Но при
созерцании художественного произведения  никто не  может  подметить, как оно
возникало;   в  этом  его  преимущество,   ибо  всюду,   где  можно   видеть
возникновение,  это действует  охлаждающе. Законченное искусство изображения
отклоняет всякую мысль о его  возникновении; оно тиранизирует своим наличным
совершенством. Поэтому мастера  изобразительного  искусства  преимущественно
считаются гениальными, а не  люди науки.  На  самом деле  и первая оценка, и
последняя недооценка суть лишь ребячество разума.

Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое.
http://lib.ru/NICSHE/chelowecheskoe.txt