Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПОГИБШИМ МОРЯКАМ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ «КУРСК»!

Двадцать лет назад произошла одна из страшных и загадочных трагедий в истории российского флота за последние десятилетия. В Баренцевом море во время учений затонула атомная подводная лодка "Курск". На тот момент это был один из лучших российских боевых кораблей. Погибли 118 моряков и офицеров. При том, что 23 человека были живы ещё примерно сутки после трагедии.
Примерно неделю шли спасательные работы. В СМИ сначала сообщали, что произошла внештатная ситуация с АПЛ "Курс" и ведутся спасательные работы, сообщили даже, что есть связь с экипажем. И целую неделю Россия и другие страны следили за этими работами. Люди надеялись, что моряков удастся спасти. Помню как в нашем храме (и не только) молились о спасении моряков "Курска". Наконец 20 августа обратились за помощью к норвежским водолазам. Уже 21 числа они оказались на "Курске" но обнаружили только останки подводников...
Помню и 23 августа. День траура. Хмурая погода а по радио весь день звучат имена погибших...

А потом, разные версии, мнения. До сих пор гибель "Курска" остаётся загадкой. Есть официальная версия (взрыв боевых торпед на корабле), есть и не официальные (столкновение с натовской подводной лодкой). Истину мы узнаем не скоро. Погибали и раньше подводные лодки и иные боевые корабли. Но причины трагедий некоторых из них уже известны. Здесь пока всё покрыто мраком. И эта трагедия, кроме того, свидетельствует о многом - о состоянии российского флота в тот период, например, и об иных делах.
Вечная память и Царствие небесное и морякам подводной лодки «Курск» и других погибших кораблей!

ГДР: КРАХ ОДНОЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕИ, или СОЮЗНИКИ КОТОРЫХ ПРЕДАЛИ


Сейчас Яндекс часто присылает материалы, приуроченные к одной грустной дате из далёкого детства. В 1989 г. началось падение "Берлинской стены", которое и привело к окончательному исчезновению 3 октября 1990 гг. ГДР с карты Европы.
Кстати, а 7 октября 1989 г. исполнилось 40 лет со дня образования Германской Демократической Республики.
Много на протяжении последних десятилетий говорили о нежизнеспособности ГДР. Мол её существование зависело от СССР.
Помню, как и в 1989 г. демонстрировали по ТВ толпы радостных обнимающихся западных и восточных немцев. И действительно часть восточногерманского общества была охвачена эйфорией, надеждой на преобразования, на то, что к ним пришёл "капитализм с человеческим лицом".
А результат...
Начался по сути разгром ГДР-овской армии, науки, промышленности. Не было добровольного объединения, происходила ассимиляция победителем побеждённого. Массы восточных немцев вышвыривались на улицы, теряя работу и жильё. Трагичной была судьба почти всех офицеров Немецкой Народной Армии ГДР, о чём сейчас много пишут. Была ликвидирована Академия Наук ГДР. Многие преподаватели исключались из вузов. Не нашли себе место и даже некоторые из кинорежиссёров. Студия ДЕФА была закрыта. Понятно, что начались и репрессии против военной и партийной элиты ГДР.
Результат:  в Восточной Германии сейчас просыпается ностальгия по тем временам, забывается всё худшее, что было в ГДР.
Безусловно, история ГДР ещё будет изучаться как в самой Германии, так и за рубежом и историки со временем вынесут окончательное решение.
Кстати и в то время в ГДР не все радовались объединению. И этому были не рады Англия с Францией. Миттеран и Маргарет Тэтчер упрашивали Горбачёва не допускать объединения Германии. Миттерану приписывают фразу, сказанную Горбачёву: "Я так люблю немцев, что хоте лбы их всегда видеть разделёнными".
Сейчас остановлюсь на двух моментах, на которых раньше как-то не акцентировали внимание и только последние лет 10 начинают писать, т.к. происходит всё больше осмысление той трагедии.
Первый момент: это фактически позорная сдача советским руководством ГДР, предательство Восточной Германии. Можно привести такой факт, что когда западногерманское руководство предупредило Горбачёва, что будет репрессировать руководство ГДР, но может оставить в покое любого, на кого укажет наш лидер, то глава СССР не назвал ни одного человека. Не были оговорены какие-то особые условия для восточногерманских земель. Восточные немцы по сути были брошены на произвол судьбы. Не случайно сейчас у части восточных немцев существует обида на Горбачёва и советское руководство.
Мы остановимся ещё на одной аспекте краха ГДР, о котором последнее время пишут. Ещё англо-американские геополитики (Маккиндер, например) предупреждали о недопустимости союза России с Германией. Это одна из причин создания санитарного кордона против СССР в Восточной Европе в 1920-х гг.
Т.е. не допустить соединения России и Германии. Не случайно и Советская Россия стремилась устроить революцию в Германии в 1923 г. Пусть речь шла и об идеологии, но под ней скрывались давние геополитические архетипы.
Кстати, и в России и в Германии, не смотря на две войны, всегда были силы симпатизировавшие другой стороне. Так, царские генералы (блестящий геополитик и геостратег А.Е. Снесарев и др.), а также и некоторые политики (П.Н. Дурново) пытались отговорить царя от войны с Германией, указывая, что это наш более приемлемый союзник не смотря на ряд противоречий. Всё-таки в войну с Германией в 1914 г. можно было не вступать. По мнению ряда исследователей предпосылки для мирного взаимодействия были.
Определённые пророссийские настроения были и в германской военной (и не только) элите. Здесь можно вспомнить немецкого геополитика К. Хаусхофера, выступавшего с идеей своеобразного континентального союза - Германия-Россия-Япония.
По сути дела ГДР - это своеобразный реализованный геополитический проект союза России и Германии. Тем более, что ГДР - это ведь Пруссия и Саксония. Т.е. те области, которые издавна славились своими превосходными воинскими кадрами, военными традициями. не случайно армия ГДР была самой боеспособной в Варшавском блоке, после армии СССР, и на неё возлагались, в случае войны, важные стратегические задачи.
Можно добавить, что и служба безопасности ГДР "Штази" также отличалась превосходной разведывательной работой.
Не удивительно что после объединения ГДР и судьба офицеров бывшей армии ГДР оказалась такой трагичной. И когда в 2011 г.  группа бывших ветеранов ГДР вышла на улицы Берлина в военной форме, чтобы отметить 60-летие создания Немецкой Народной Армии ГДР правящая элита ФРГ  даже "левые" партии оказались в ужасе.
И говоря о советско-немецкой дружбе можно привести такой факт. 9 мая 2013 г. группа ветеранов Народной Армии ГДР возложила цветы к памятнику советскому солдату в Трептов-парке.

Вновь возник скандал в правящей элите Германии. Ветеранов затаскали по судам. Форму у них отняли.
В любом случае, преданные немцы показали верность союзническим обязательствам, и напомнили нам, каких мы союзников в своё время потеряли. Уверен, история оценит их верность.
Вот несколько моментов об исчезновении  ГДР с карты мира. Разумеется, крах был обусловлен не только "предательством Горбачёва", но и накопившимися проблемами внутри ГДР, и ситуацией как в СССР так и в Восточном блоке, и мощным давлением со стороны геополитических противников. Но так или иначе, это история. И она нас учит делать выводы.

ЛИХА БЕДА, НАЧАЛО, ИЛИ 311 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ В 1941 ГОДУ


Продолжаю серию книг, посвящённых нашим, вятским авторам. В июле на Вятке вышла книга Олега Четверикова «Лиха беда начало. Очерки истории 311-й стрелковой дивизии»[1]. Напомним, что 311-я дивизия была создана в Кировской области и прошла всю войну от начала и до конца.
В своё время о 311-й дивизии уже было написано. Например в книге известного фотокорреспондента Д.Ф. Онохина «От Вятки до Эльбы [2]. Можно здесь упомянуть и публикацию современного вятского историка, профессора ВятГУ и доктора исторических наук А.А. Печёнкина[3]. Вместе с тем, открывающиеся архивные материалы, новые публикации и сама тематика Великой Отечественной войны, по прежнему остающаяся актуальной, а также и интерес к местной  истории, делают такую книгу важной и нужной.
Отметим, что перед нами только события 1941 года, и в планах автора продолжить освещение истории дивизии по годам. Также здесь есть и своя авторская концепция. Во-первых, 1941 год – особый год в войне, и его «нельзя забывать», как писал один из фронтовиков, письмо которого цитирует автор. Нельзя забывать чтобы не повторилась трагедия. Тем более, что из 10 тысяч вятчан призванных на фронт, не многие вернулись обратно…
Во-вторых, О.С. Четвериков показывает, что большую роль в деятельности дивизии сыграл начальник штаба, а затем и командир 311-й дивизии Василий Иванович Золотарёв. Автор приводит отрывок из письма начальника штаба дивизии – Тимофея Яковлевича Новикова, написавшего о Д.Ф. Онохину о роли В.И. Золотарёва[4].
О.С. Четвериков поясняет, что у него не было цели как-то объяснять факты, анализировать. Главная задача книги – воссоздание подлинной картины тех дней. По жанру книгу можно отнести  к документальным очеркам (и сам автор так позиционирует своё произведение). О.С. Четвериков собрал богатый письменный материал. Это и записи самого В.И. Золотарёва, в бытность его начальником штаба, и официальные документы, и мемуары. Также к числу достоинств книги можно отнести и обилие фотографий из архива Д.Ф. Онохина.
Книга написана живым ярким языком. На основании множества документов показаны первые трагичные месяцы начала Великой Отечественной войны. Центральным в книге является подполковник В.И. Золотарёв. При том это не только незаурядный военный администратор, к которому стекалась вся информация, отлично знавший всех бойцов и командиров[5]. Но и человек любящий пошутить. Так он подшутил над одним командиром, заявлявшим, что именно он сбил немецкий самолёт[6].
Хорошо показаны хаос и неразбериха первых военных месяцев. «На следующий день пошли чёрные вести. С воздуха был разгромлен штаб дивизии. Много штабистов пропало без вести в их числе дивизионный инженер Гребенский и военком Штоколов. Передовые части, потеряв всякое управление, рассеялись по лесам и бежали к Чудову. Ни хватало ни силы, ни опыта, чтобы побороть трагедию паники. В этой ситуации командир дивизии Гогунов растерялся и заявил: ’’Командовать не в состоянии’’»[7].
Да, были погибшие и пропавшие без вести, паника, потеря управления, наплывы раненых, когда медсёстры валились с ног. Был и героизм, и самоотверженность бойцов и командиров. Даже в ситуации страха и ужаса, находились смельчаки…
Обнаглевшие «мессершмитты» обожали гонять перепуганных красноармейцев, разбегавшихся вдоль полотна. Видимо немецким лётчикам это доставляло удовольствие. И вот в очередной раз один, потерявший бдительность, «мессер» решил позабавиться, видимо пролетая слишком низко над насыпью. Среди молодых солдат раздался крик ужаса. Но в этот момент солдат Иван Дмитриевич Стесин, выстрелил в лётчика попав тому в лоб. Лётчик потерял управление и «мессершмитт» рухнул на землю[8].
Поражения, отступление под напором неприятеля чередовались и маленькими победами. Неуклонно приближавшими Великую Победу.
Днём Героев можно назвать 28 октября 1941 года в истории дивизии. Началось для немцев всё благоприятно. Они буквально смяли оборону 1069 полка, окружив командный пункт 1071 полка. Командный пункт уже обороняли писари, связисты и повара. Ситуацию спасла контратака выдвинувшегося на позиции загратотряда. Двести бойцов, обрушив на врага парализующий залповый огонь, перешли в контратаку. «Это был неистовый хохот в лицо многократно превосходившему противнику. У страха глаза велики. Двести штыков заградотряда, свалившиеся на врага между Бором и Туханью, показались ему двумя тысячами»[9].   Героизм заградотрядчиков спас положение.
В книге много действующих лиц, настоящих героев. И это не только солдаты и командиры на фронте. Но и медперсонал – Анна Михайловна Ярцева – командир приёмно-сортировочного взвода, Наталья Ювенальевна Тарасенко – главный эпидемолог дивизии, Елизавета Александровна Дранкова – вчерашняя аспирантка Пермского мединститута. Впоследствии – жена В.И. Золотарёва, оставившая воспоминания о 311-й дивизии. Также и многие другие сотрудники медперсонала, самозабвенно трудившиеся в то время, стремившиеся восстанавливать раненых бойцов.
К сожалению невозможно назвать всех героев этой интересной книги, с которыми читатель встретится.
Бойцы дивизии, подобно воинам других соединений Красной Армии, преодолевая где-то страх и ужас, где-то трудности, своим подвигом приближали Победу и надеялись на лучшее будущее. Типичными здесь являются слова из письма военного корреспондента Д.Ф. Онохина жене: «И вот, Нина,  как победим, тогда весь народ и мы с тобой заживём чудесной жизнью»[10]. Именно эта надежда и придавала силы.
И грустно осознавать, что последующие поколения через пятьдесят лет после начала войны предали эту надежду. Здесь можно сопоставить 22 июня 1941 года и 22 августа 1991 года. Да, первая дата жуткая и страшная. Но не менее трагичной является и последняя дата, когда мы по сути отреклись от своих дедов, защищавших страну. В 1941 г. наши предки защищали страну от захватчиков. А в 1991 г., приветствовали команду авантюристов и проходимцев, рвущихся к власти…
Автору этих строк удалось встретиться с Олегом Четвериковым и его женой – Ольгой (внучкой Д.Ф. Онохина). Олег и Ольга с увлечением рассказывали о книге, делились планами на будущее.  Остаётся надеяться, что эти планы осуществятся. Также будем надеяться, что эта их увлечённость, заметная и по книге, передастся и читателям.







[1] Четвериков О.С. Лиха беда начало. Очерки истории 311-й дивизии. Киров: «ООО» ВЕСИ. 2019  162 С.
[2] Онохин Д.Ф. От Вятки до Эльбы: записки военного корреспондента. Горький, 1975.
[3] Печёнкин А. А. От Вятки до Эльбы: боевой путь 311-й стрелковой дивизии — Город, ковавший победу (книга II). Киров, 2012. С.250-264.
[4] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 8.
[5] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 8.
[6] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 137.
[7] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 27.
[8] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 114.
[9] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 82.
[10] Четвериков О.С. Лиха беда начало. С. 122.

Лев Кирищян: “Все возвращается”.

Лев Кирищян из Торонто написал удивительную историю-быль о том, как один армянский лейтенант под Сталинградом спас немецкого солдата в 1943 году, а спустя 45 лет сын этого солдата спас сына лейтенанта в роковом 1988 году. “В жизни порой происходят такие события, которые не могут быть объяснены ни логикой, ни случайностью”, — считает автор.

*****
В жизни порой происходят такие события, которые не могут быть объяснены ни логикой, ни случайностью. Они преподносятся человеку, как правило, в своих самых крайних, самых жестких проявлениях. Но ведь именно в ситуациях, которые принято называть экстремальными, и можно увидеть, а точнее почувствовать, как работает этот удивительный механизм — человеческая судьба.


…Февраль 1943 года, Сталинград. Впервые за весь период Второй мировой войны гитлеровские войска потерпели страшное поражение. Более трети миллиона немецких солдат попали в окружение и сдались в плен. Все мы видели эти документальные кадры военной кинохроники и запомнили навсегда эти колонны, точнее толпы обмотанных чем попало солдат, под конвоем бредущих по замерзшим руинам растерзанного ими города.

Правда, в жизни все было чуть-чуть по-другому. Колонны встречались нечасто, потому что сдавались в плен немцы в основном небольшими группами по всей огромной территории города и окрестностей, а во-вторых, никто их не конвоировал вообще. Просто им указывали направление, куда идти в плен, туда они и брели кто группами, а кто и в одиночку.

Причина была проста — по дороге были устроены пункты обогрева, а точнее землянки, в которых горели печки, и пленным давали кипяток. В условиях 30-40 градусного мороза уйти в сторону или убежать было просто равносильно самоубийству. Вот никто немцев и не конвоировал, разве что для кинохроники.

Лейтенант Ваган Хачатрян воевал уже давно. Впрочем, что значит давно? Он воевал всегда. Он уже просто забыл то время, когда он не воевал. На войне год за три идет, а в Сталинграде, наверное, этот год можно было бы смело приравнять к десяти, да и кто возьмется измерять куском человеческой жизни такое бесчеловечное время, как война!

Хачатрян привык уже ко всему тому, что сопровождает войну. Он привык к смерти, к этому быстро привыкают. Он привык к холоду и недостатку еды и боеприпасов. Но главное, он привык к мысли о том, что “на другом берегу Волги земли нет”. И вот со всеми этими привычками и дожил-таки до разгрома немецкой армии под Сталинградом.

Но все же оказалось, что кое к чему Ваган привыкнуть на фронте пока не успел. Однажды по дороге в соседнюю часть он увидел странную картину. На обочине шоссе, у сугроба стоял немецкий пленный, а метрах в десяти от него — советский офицер, который время от времени… стрелял в него. Такого лейтенант пока еще не встречал: чтобы вот так хладнокровно убивали безоружного человека?! “Может, сбежать хотел? — подумал лейтенант. — Так некуда же! Или, может, этот пленный на него напал? Или может…”

Вновь раздался выстрел, и вновь пуля не задела немца.
— Эй! — крикнул лейтенант, — ты что это делаешь?
— Здорово, — как ни в чем не бывало отвечал “палач”. — Да мне тут ребята “вальтер” подарили, решил вот на немце испробовать! Стреляю, стреляю, да вот никак попасть не могу — сразу видно немецкое оружие, своих не берет! — усмехнулся офицер и стал снова прицеливаться в пленного.

До лейтенанта стал постепенно доходить весь цинизм происходящего, и он аж онемел от ярости. Посреди всего этого ужаса, посреди всего этого горя людского, посреди этой ледяной разрухи эта сволочь в форме советского офицера решила “попробовать” пистолет на этом еле живом человеке! Убить его не в бою, а просто так, поразить как мишень, просто использовать его в качестве пустой консервной банки, потому что банки под рукой не оказалось?! Да кто бы он ни был, это же все-таки человек, пусть немец, пусть фашист, пусть вчера еще враг, с которым пришлось так отчаянно драться! Но сейчас этот человек в плену, этому человеку, в конце концов, гарантировали жизнь! Мы ведь не они, мы ведь не фашисты, как же можно этого человека, и так еле живого, убивать?

А пленный как стоял, так и стоял неподвижно. Он, видимо, давно уже попрощался со своей жизнью, совершенно окоченел и, казалось, просто ждал, когда его убьют, и все не мог дождаться. Грязные обмотки вокруг его лица и рук размотались, и только губы что-то беззвучно шептали. На лице его не было ни отчаяния, ни страдания, ни мольбы — равнодушное лицо и эти шепчущие губы — последние мгновения жизни в ожидании смерти!

И тут лейтенант увидел, что на “палаче” — погоны интендантской службы.

“Ах ты гад, тыловая крыса, ни разу не побывав в бою, ни разу не видевший смерти своих товарищей в мерзлых окопах! Как же ты можешь, гадина такая, так плевать на чужую жизнь, когда не знаешь цену смерти!” — пронеслось в голове лейтенанта.
— Дай сюда пистолет, — еле выговорил он.
— На, попробуй, — не замечая состояния фронтовика, интендант протянул “вальтер”.

Лейтенант выхватил пистолет, вышвырнул его куда глаза глядят и с такой силой ударил негодяя, что тот аж подпрыгнул перед тем, как упасть лицом в снег.

На какое-то время воцарилась полная тишина. Лейтенант стоял и молчал, молчал и пленный, продолжая все так же беззвучно шевелить губами. Но постепенно до слуха лейтенанта стал доходить пока еще далекий, но вполне узнаваемый звук автомобильного двигателя, и не какого-нибудь там мотора, а легковой машины М-1 или “эмки”, как ее любовно называли фронтовики. На “эмках” в полосе фронта ездило только очень большое военное начальство.
У лейтенанта аж похолодело внутри… Это же надо, такое невезение!

Тут прямо “картинка с выставки”, хоть плачь: здесь немецкий пленный стоит, там советский офицер с расквашенной рожей лежит, а посередине он сам — “виновник торжества”. При любом раскладе это все очень отчетливо пахло трибуналом. И не то, чтобы лейтенант испугался бы штрафного батальона (его родной полк за последние полгода сталинградского фронта от штрафного по степени опасности ничем не отличался), просто позора на голову свою очень и очень не хотелось! А тут то ли от усилившегося звука мотора, то ли от “снежной ванны” и интендант в себя приходить стал. Машина остановилась. Из нее вышел комиссар дивизии с автоматчиками охраны. В общем все было как нельзя кстати.

— Что здесь происходит? Доложите! — рявкнул полковник. Вид его не сулил ничего хорошего: усталое небритое лицо, красные от постоянного недосыпания глаза…

Лейтенант молчал. Зато заговорил интендант, вполне пришедший в себя при виде начальства.
— Я, товарищ комиссар, этого фашиста… а он его защищать стал, — затарахтел он. — И кого? Этого гада и убийцу? Да разве же это можно, чтобы на глазах этой фашистской сволочи советского офицера избивать?! И ведь я ему ничего не сделал, даже оружие отдал, вон пистолет валяется! А он…

Ваган продолжал молчать.
— Сколько раз ты его ударил? — глядя в упор на лейтенанта, спросил комиссар.
— Один раз, товарищ полковник, — ответил тот.
— Мало! Очень мало, лейтенант! Надо было бы еще надавать, пока этот сопляк бы не понял, что такое эта война! И почем у нас в армии самосуд!? Бери этого фрица и доведи его до эвакопункта. Все! Исполнять!

Лейтенант подошел к пленному, взял его за руку, висевшую как плеть, и повел его по заснеженной пургой дороге, не оборачиваясь. Когда дошли до землянки, лейтенант взглянул на немца. Тот стоял, где остановились, но лицо его стало постепенно оживать. Потом он посмотрел на лейтенанта и что-то прошептал. “Благодарит наверное, — подумал лейтенант. — Да что уж. Мы ведь не звери!”
Подошла девушка в санитарной форме, чтобы “принять” пленного, а тот опять что-то прошептал, видимо, в голос он не мог говорить.
— Слушай, сестра, — обратился к девушке лейтенант, — что он там шепчет, ты по-немецки понимаешь?

— Да глупости всякие говорит, как все они, — ответила санитарка усталым голосом. — Говорит: “Зачем мы убиваем друг друга?” Только сейчас дошло, когда в плен попал!
Лейтенант подошел к немцу, посмотрел в глаза этого немолодого человека и незаметно погладил его по рукаву шинели. Пленный не отвел глаз и продолжал смотреть на лейтенанта своим окаменевшим равнодушным взглядом, и вдруг из уголков его глаз вытекли две большие слезы и застыли в щетине давно небритых щек.

…Прошли годы. Кончилась война. Лейтенант Хачатрян так и остался в армии, служил в родной Армении в пограничных войсках и дослужился до звания полковника. Иногда в кругу семьи или близких друзей он рассказывал эту историю и говорил, что вот, может быть, где-то в Германии живет этот немец и, может быть, также рассказывает своим детям, что когда-то его спас от смерти советский офицер. И что иногда кажется, что этот спасенный во время той страшной войны человек оставил в памяти больший след, чем все бои и сражения!

В полдень 7 декабря 1988 года в Армении случилось страшное землетрясение. В одно мгновение несколько городов были стерты с лица земли, а под развалинами погибли десятки тысяч человек. Со всего Советского Союза в республику стали прибывать бригады врачей, которые вместе со всеми армянскими коллегами день и ночь спасали раненых и пострадавших. Вскоре стали прибывать спасательные и врачебные бригады из других стран. Сын Вагана Хачатряна, Андраник, был по специальности врач-травматолог и так же, как и все его коллеги, работал не покладая рук.

И вот однажды ночью директор госпиталя, в котором работал Андраник, попросил его отвезти немецких коллег до гостиницы, где они жили. Ночь освободила улицы Еревана от транспорта, было тихо, и ничего, казалось, не предвещало новой беды. Вдруг на одном из перекрестков прямо наперерез “Жигулям” Андраника вылетел тяжелый армейский грузовик. Человек, сидевший на заднем сидении, первым увидел надвигающуюся катастрофу и изо всех сил толкнул парня с водительского сидения вправо, прикрыв на мгновение своей рукой его голову. Именно в это мгновение и в это место пришелся страшный удар. К счастью, водителя там уже не было. Все остались живы, только доктор Миллер, так звали человека, спасшего Андраника от неминуемой гибели, получил тяжелую травму руки и плеча.

Когда доктор выписался из того травматологического отделения госпиталя, в котором сам и работал, его вместе с другими немецкими врачами пригласил к себе домой отец Андраника. Было шумное кавказское застолье, с песнями и красивыми тостами. Потом все сфотографировались на память.

Спустя месяц доктор Миллер уехал обратно в Германию, но обещал вскоре вернуться с новой группой немецких врачей. Вскоре после отъезда он написал, что в состав новой немецкой делегации в качестве почетного члена включен его отец, очень известный хирург. А еще Миллер упомянул, что его отец видел фотографию, сделанную в доме отца Андраника, и очень хотел бы с ним встретиться. Особого значения этим словам не придали, но на встречу в аэропорт полковник Ваган Хачатрян все же поехал.

Когда невысокий и очень пожилой человек вышел из самолета в сопровождении доктора Миллера, Ваган узнал его сразу. Нет, никаких внешних признаков тогда вроде бы и не запомнилось, но глаза, глаза этого человека, его взгляд забыть было нельзя… Бывший пленный медленно шел навстречу, а полковник не мог сдвинуться с места. Этого просто не могло быть! Таких случайностей не бывает! Никакой логикой невозможно было объяснить происшедшее! Это все просто мистика какая-то! Сын человека, спасенного им, лейтенантом Хачатряном, более сорока пяти лет назад, спас в автокатастрофе его сына!

А “пленный” почти вплотную подошел к Вагану и сказал ему на русском: “Все возвращается в этом мире! Все возвращается!..”
— Все возвращается, — повторил полковник.

Потом два старых человека обнялись и долго стояли так, не замечая проходивших мимо пассажиров, не обращая внимания на рев реактивных двигателей самолетов, на что-то говорящих им людей… Спасенный и спаситель! Отец спасителя и отец спасенного! Все возвращается!

Пассажиры обходили их и, наверное, не понимали, почему плачет старый немец, беззвучно шевеля своими старческими губами, почему текут слезы по щекам старого полковника. Они не могли знать, что объединил этих людей в этом мире один-единственный день в холодной сталинградской степи. Или что-то большее, несравнимо большее, что связывает людей на этой маленькой планете, связывает, несмотря на войны и разрушения, землетрясения и катастрофы, связывает всех вместе и навсегда!

Особая точка зрения

Оригинал взят у Az Nevtelen в Особая точка зрения
Томский О. (Хейсин И.С.). Особая точка зрения. // Живое Слово. Пг., 1917. №78 (431), 06 (19).08, с. 3.

Из протокола провинциального милиционера.


   Солдат Пахомов Сидор, вернувшийся из отпуска домой в свое село Черная Горка, оттаскал за косы жену Феклу, заподозрив последнюю в прелюбодейном сожительстве с односельчанином Никитой Гвоздем. За вышеуказанную Феклу вступился вышеупомянутый Никита Гвоздь, последствием чего было выбитие двух молочных зубов, одного коренного и одной кости в правом боку. Принятыми мерами вышеупомянутый Пахомов водворен в надлежащее место с соблюдением установленных форм уголовного и гражданского судопроизводства. Милиционер Клим Тыква.Collapse )

Протокол сельского схода в Черных Горках.


   Принимая во внимание лживость газетных известий — сельский сход постановил воздержаться от выписки газет на следующий год...

Н. Дэвис о Римском мире

"Римский мир отличает такая целостность и сплоченность, каких не было в Греции и, возможно, вообще не было больше никогда — ни у древних, ни в современной цивилизации. Подобно каменной кладке римских стен, где камни прочно пригнаны но строгому плану и скреплены особой крепости римским цементом, различные части Римской империи были связаны в громадное и монолитное единство посредством физического, организационного и психологического контроля. Физические скрепы обеспечивала сеть военных укреплений, размещенных в каждой провинции, и густая сеть вымощенных камнем дорог, связывавших провинции с Римом. В основании организационных связей лежали общие принципы права и администрирования, а также единая для всех провинций армия чиновников, которые принуждали всех действовать соответственно универсальным стандартам. Психологический контроль держался на страхе и наказании — на абсолютной уверенности в том, что все и всё, что угрожает власти Рима, будет решительно уничтожено".

Дэвис Н. История Европы. М., 2005. С. 110.

10 причин, по которым Александра Македонского называют Великим

10. Учился философии у Аристотеля

Сколько владык за всю историю человечества могли похвастаться тем, что их учитель и наставник был великим философом? Отец 13-летнего Александра выбрал ученика Платона, Аристотеля, чтобы тот учил его сына истории, зоологии, географии, политике и медицине. За кругленькую сумму, конечно. Позже Александр принимал своего любимого учителя в военные походы или же отсылал образцы необычных растений и животных своему бывшему наставнику.

9. Укротил коня Буцефала

Отец Александра купил Буцефала за 13 талантов золота (1 талант = 27 кг), однако лошадь оказалась норовистой и никого не подпускала к себе. Александр заметил, что животное просто боится собственной тени, и заявил отцу, что укротит ее. Он повернул коня на солнце так, чтобы он не видел своей тени, и сел в седло. Отец удивился и сказал, что парень должен искать себе царство, которое удовлетворило бы его амбиции - Македония слишком мала для такого героя. Александр в своих завоеваниях продвигался на восток, то есть против солнца. Буцефал же оставался верным своему хозяину до самой своей смерти.

8. Своевременно получил отцовский трон, однако очень жестоко

Филиппа II убили ударом кинжала в 336 году на свадебном банкете. Прямых доказательств нет, однако очевидно, что Александр участвовал в заговоре. Он даже проинструктировал свою мать, как расправиться с новорожденным сыном своего отца от его последней жены. После того, как в Фивах прошел слух, что Александр умер, он сравнял город с землей, а 30 тыс. горожан убил или продал в рабство. Вот почему во время его военных кампаний в Малой Азии практически не было восстаний.

7. Высокое мастерство войска Александра - фаланги

Фаланги были мощной частью греко-македонской военной машины. На равнине фаланги считались непобедимыми. Они состояли из рядов воинов, причем первый ряд держал огромные щиты и длинные крепкие копья, а последующие - небольшие щиты над головой так, чтобы враг не заметил перемещений. Благодаря своему отцу Александр получил обученную профессиональную армию воинов, которая (не в последнюю очередь благодаря неплохой оплате) могла пойти с ним в буквальном понимании этого слова на край света.

6. Перешел Геллеспонт (Дарданеллы)

После установления своего правления в Македонии и Греции Александр обратил свой взор на Азию, где процветала Персидская империя Дария III. Александр собрал 5 тыс. кавалерии и 30 тыс. пехоты, чтобы отомстить за вторжение персов в Грецию. С 60 кораблями он переплыл Геллеспонт и еще с корабля бросил свое тяжелое копье на вражеский берег. После высадки Александр поднял свое брошенное оружие и провозгласил, что эти земли будут завоеваны копьем. Но ... прежде всего Александр решил развлечься и в туристических целях посетил свою любимую Трою. «Илиаду» Гомера, он, как говорят, держал под подушкой.

5. Разрубил Гордиев узел

Согласно легенде, фригийцам, жившим в Центральной Турции, оракул предсказал, что их правителем станет человек, который заедет в город на тележке с волами. Этим счастливцем был Гордей, бедный крестьянин. Он поставил тележку в храме Зевса и завязал на дышле узел, да такой, что трудно было его разрешить. Тот, кто сможет распутать Гордиев узел, завоюет Азию. Александр не мог пройти мимо такого шанса, однако узел не имел даже концов, чтобы за них ухватиться. В отчаянии он разрубил Гордиев узел. Об этом случае не забыли, и выражение «разрубить гордиев узел» вошло в языки как обозначение необычного и решительного выхода из сложной ситуации.

4. Провозгласил себя сыном Божьим

После победы над персами Александр решил пойти в Египет, который был под властью персов почти 200 лет. Египтяне не любили персов за религиозную нетерпимость и большие налоги. Они с радостью приняли Александра как фараона и начали культурный обмен между Грецией и Египтом, который продолжался почти триста лет. Александр также совершил опасное путешествие к святыне Амона-Зевса. Когда Македонский прибыл в храм, священник сказал ему, что он сын Зевса. И хотя Александр прекрасно знал, кто его отец, удобнее и выгоднее было поверить в собственную божественность, а главное - рассказать о ней жителям завоеванных территорий, чтобы вселить в них страх, уважение и покорность.

3. Основал Александрию, собрал самую большую библиотеку своего времени

Кроме разрушения городов, Александр основал 20 новых, большинство из которых были названы в его честь. Самым известным из них является Александрия в дельте Нила. Александрия впоследствии превратилась в величественный город - научный и культурный центр со школами, театром и самой известной библиотекой античности.

2. Победил персов

После почти годового пребывания в Египте Александр возобновил преследование персидского царя Дария III. На равнине Гальгамела Дарий собрал войско из 200 тысяч людей, где были колесницы и кавалерия в кольчугах. 47 тыс. воинов Александра атаковали армию Дария, ворвавшись внутрь их рядов. Дарий бежал верхом на лошади, но впоследствии его убил один из его людей. После завоевания Персии Александра провозгласили обладателем Азии. Он взял Персеполис и Вавилон. В стремлении утвердить свое правление он начал одеваться как перс и женился на персидской танцовщице Роксане.

1. Расширил границы империи вплоть до Индии и умер непобежденным

Завоевание Индии не утолило желание Александра к новым подвигам. Он хотел захватить весь континент и уговорил своих военачальников продвигаться дальше на восток. Однако

сопротивление местных жителей, непривычный климат и незнакомые болезни истощили его войско. В результате Александр решил вернуться в Персию, выбрав путь реками через Индию к океану. Это стало его роковой ошибкой. 15 тыс. его солдат умерли от голода и жажды - больше, чем он потерял в битвах. После возвращения в Вавилон Александр устроил пышный пир. Вдруг его одолела неизвестная болезнь - скорее всего, малярия. Александр Великий скончался в расцвете сил - в 33 года, оставшись непобедимым.

https://vk.com/id201761400