Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

М.А. Емельянов-Лукьянчиков о взаимосвязи исторических событий

Нашёл в своих исторических выписках интересные размышления об истории М.А. Емельянова-Лукьянчикова - автора двух прекрасных книг о представителях цивилизационного подхода.



Предположим, что мы живем в XV веке, всемогущи, а стало быть, имеем возможность повелевать историческим бытием целых цивилизаций, и при этом перед нами стоят три задачи: во-первых, помочь русскому народу вступить в эпоху расцвета; во-вторых, поддержать еще некоторое время на вершине истории другой народ — турок; и в-третьих, окончательно упростить два других народа — византийцев и монголо-татар, в разной мере приблизившихся к распаду собственной идентичности. Для осуществления подобных целей нельзя придумать ничего лучше, как одновременно освободить русских от монголо-татарского ига, подчинить греков турецкому игу и женить русского правителя на греческой княжне. В результате для русской цивилизации созданы благоприятствующие условия развития — с одной стороны, за счет освобождения от «страха бусурменьского», а с другой — за счет закрепления преемства от царства ромеев. Для турок завоевание Византии (1454) имело тот положительный эффект, что их кризисная нация получила подпитку из захваченных областей, а для греков — своевременный уход со сцены истории. Ибо, как писал Леонтьев, «не подчини тогда турки греков — эти последние, всё старея и старея беспрепятственно, не только как государство, но и как нация и даже как ум, могли бы легко стать католиками, протестантами или даже безбожниками». И Флорентийская уния показалась бы детским лепетом по сравнению с подобным развитием событий. И наконец, для монголо-татар эти события также подвели определенную черту.
Не признавая в исторических явлениях связи, названной рассматриваемыми авторами цивилизационной одновременностью, пришлось бы очень многое приписать бессмысленной случайности. Это понимали как представители традиционной русской мысли (в XV веке одновременное падение Константинополя и возвышение Москвы понималось как знак Божественной воли), так и рассматриваемые авторы цивилизационного подхода, придавшие этому явлению характер исторической закономерности. Например, писал Леонтьев, «почему один из мусульманских народов (татарский народ) слабел на Севере именно в то время, когда другой мусульманский же народ (турки) торжествовал на Юге?» Смысл одновременности заключается не в прямой логической зависимости между историческими обстоятельствами, а в психо¬логических последствиях и в исторических плодах, которые, писал Леонтьев, продолжают действовать «даже и на всех нас в конце XIX века, почти 500 лет спустя». Значение такого синхронизма исторических событий настолько велико, что без него эти события, взятые сами по себе, потеряли бы большую часть своего значения, точно так же как смерть египетской цивилизации и зарождение цивилизации русской не имели никакого взаимного влияния, причем совсем не в силу географического расстояния, а именно в силу расстояния цивилизационного. Если в приведенном примере из работ Леонтьева речь идет о синхронизме цивилизаций, находящихся на разных стадиях развития (например, Россия во втором периоде, а Византия — в третьем периоде; назовем это явление отрицательным синхронизмом), то в дальнейших примерах от Данилевского речь пойдет о положительной одновременности цивилизаций-современников, находящихся в одинаковом периоде развития. Они живут, соответственно, разными и схожими национальными интересами, хотя на каком-то этапе существуют в одно и то же время.
Итак, начало книгопечатания в Европе (Гуттенберг, 1453), взятие Византии турками (1454) и открытие ев¬ропейцами Америки1542 (1492 год от Рождества Христова), почти одновременно случившиеся, дают пример цивилизаций, уже находящихся в третьем периоде, а стало быть, положительно одновременных друг к другу. Это Ви¬зантия, Европа, мезоамериканские цивилизации (например, майянская).
Названные события имели в совокупности такое значение, что нередко служат в исторической науке точками отсчета некоего всеобщего «Нового времени», хотя и ясно, что они разделили лишь историю отдельных исторических типов. Тем не менее их великое значение проистекает именно из совокупности этих событий. Ибо, как выразился Данилевский, открытие книгопечатания, без параллельного распространения бежавшими из захваченной Византии греками ромейской образованности, послужило бы только размножению «католических требников и молитвенников». В свою очередь греческим ученым, рассеянным по лицу огромной Европы, без помощи книгопечатания грозило «заглохнуть в общей массе невежества». Вместе с тем без открытия Америки и книгопечатание, и греческая ученая диаспора не имели бы того значения, которое они приобрели с тем внешне-историческим толчком, которым явилось включение в кругозор западного человека земель Монтесумы и Кецалькоатля: «Своеобразность тропической американской природы, ...горы, реки, воздушные процессы, растения, животные, люди — все было в Америке ново и не могло не возбудить любознательности и пытливости»1544. Широкое поле (причем не только для естественно-научных исследований), открывшееся с появлением новых земель, определило все дальнейшее направление романо-германской науки, ибо поразительные явления американской природы подвигли европейцев на наблюдение и изучение мира вообще. Hо опять-таки, если бы открытия в Новом Свете не распространялись путем книгопечатания, а составляли достояние немногих, то они никогда бы не достигли столь общего влияния на цивилизационную деятельность, которая характерна для Запада. Конечно, каждому из этих трех событий в отдельности можно найти случайное объяснение, но не их одновременности.
Шпенглер в «Закате Европы» также обратил внимание на то, что «почти одновременно имели место открытия, по глубине обладавшие одинаковым значением»: открытие Нового Света, книгопечатание, а также открытие кровообращения, Коперниковой системы и западное изобретение пороха (а следовательно, дальнобойного оружия). В «Годах решений» он также сополагал захват Константинополя и открытие Америки, которое Тойнби характеризовал как драматичное и революционное событие, последствием его стала полная трансформация мировой карты — передел Ойкумены.

Иерархия радуги. Русская цивилизация в наследии К. Н. Леонтьева, Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби. М., 2008.  С. 544-547.
Tags: Исторический архив, История
Subscribe

  • НЕМНОГО О ЗАКОНЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ВОЗМЕЗДИЯ

    В 1260 г. монгольская армия, покорявшая Ближний Восток, сокрушившая на своём пути мощные государства, была остановлена у границ Египта и разбита…

  • «ДЕВЯТЬ ПЛАНЕТ» КУНО ФИШЕРА

    И вновь о книгах по философии, хотя есть планы написать и по художественной литературе и по историческим исследованиям. В минувшем учебном году…

  • ИЗ ПРИСЛАННОГО

    Нет, нет, книги не выложат вам сразу всё, чего вам хочется. Ищите это сами всюду, где можно, — в старых граммофонных пластинках, в старых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments