Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ. КРУШЕНИЕ «ПРЕКРАСНОГО ДАЛЁКА». ЧАСТЬ 5


Продолжение.
Начало:
Часть 1. https://geokhar.livejournal.com/881821.html
Часть 2. https://geokhar.livejournal.com/882656.html
Часть 3. https://geokhar.livejournal.com/882810.html
Часть 4. https://geokhar.livejournal.com/883179.html


…В начале 1990-го года, т.е. почти за год до гибели СССР, по Кировской области ходили слухи со ссылками то на пророчество Ванги, то на инопланетян из «Пермского треугольника», что в 2000 г. Кировская, Пермская и Нижегородская области провалятся под землю. Дошло до того, что даже по местному телевидению кто-то выступал и говорил: посылали в Болгарию делегацию, и Ванга опровергла эти слухи. Видимо, многие сейчас уже забыли это и вновь клюют на ту же самую наживку, если вспомнить пресловутый «конец света» в декабре 2012 г. Не исключено, что и в других областях ходили тогда всевозможные слухи и домыслы. Народ словно подогревали, растравливали…
Ситуация в стране, и это чувствовалось, всё больше ухудшалась. Сообщали о нехватке продуктов, росте цен и т.п. Помню, как осенью 1990 года, в нашем магазине (а он стоял около дороги) появлялись люди, по всей видимости, из Кирова и близлежащих сёл и деревень, скупавшие всё, что только можно было. И в то же время много писали о сгущёнке, вылитой кем-то в овраг, мясе, закопанном в лесу в землю.
Своеобразной психологической реакцией на происходящие события, стремлением уйти от всего этого стало также моё увлечение историей Древней Руси. Хотя я с жадностью набрасывался и на материалы по советской истории, публиковавшиеся тогда в СМИ в большом количестве.
Где - то с 1990 г., читая, размышляя, беседуя с Анатолием Акимовичем и с другими знакомыми, я становился всё большим антикоммунистом. По Марксу, размышлял я, социализм возможен только в наиболее развитых капиталистических странах. А Россия 1917 г. разве была такой? Нет. Революция произошла преждевременно, и меньшевики были правы. Значит, и наш путь оказался тупиковым. Стали строить социализм без подходящей базы, да ещё при Сталине столько людей уничтожили. Мы после этого имеем право на существование? Социализм строится именно на Западе, в Швеции (в 1989 г. много говорили о «шведской модели» социализма), а у нас нет.
Писали тогда о том, что большевики первыми в истории использовали концлагеря. Я был в недоумении: «Как же так, а англо-бурская война? Ведь англичане также создавали там концлагеря, в которых погибли люди». Как раз об этом ничего и не говорилось: либо нам просто откровенно лгали, либо это преподносил тот, кто буров вообще за людей не считал или не знал истории. Кто-то пытался объяснить: в большевистских концлагерях заставляли работать, а в английских нет. Но сущность-то концлагеря не меняется! К сожалению, несмотря на такие противоречия в пропаганде, я всё больше поддавался ей.
Помню, когда вышла книга С. П. Мельгунова «Красный террор в России» (М., 1990), то у меня также сначала возникли противоречивые мысли (тенденциозность произведения чувствовалась). Но всё-таки я с большим доверием отнёсся к книге. Показалось, что автор прав. Мой друг заметил: а почему бы Мельгунову не написать книгу о «белом терроре»? Действительно, в той ситуации все ринулись говорить про «красный террор», а про «белый» как-то и забыли.
В этот период я уже читал отрывки из воспоминаний Деникина, мемуары Милюкова, «Окаянные дни» И. Бунина…Пожалуй, один из положительных моментов перестройки – появление новых точек зрения, подходов в исторической науке. В большом количестве стали публиковаться дореволюционные авторы. Но история тогда  использовалась в конъюнктурных целях (как, впрочем, и в любое другое время). Понимая, что такое могло быть в Древнем Риме, Киевской Руси, я никак не мог провести параллель с происходящим в данный момент, уяснить, что и сейчас идёт такое же циничное переписывание истории. Читая того же Деникина или Гуля, я понимал, что здесь изложена субъективная точка зрения. Вместе с тем интересно было читать что-то новое, необычное. Другими глазами посмотреть на Гражданскую войну. Однако всё это тогда было умелым орудием в руках пропаганды.
Доходило до того, что я даже с доверием стал относиться к историческим романам, где излагалась иная точка зрения на прошлое. К примеру, зачитывал своему другу отрывки из романа М. Алданова «Самоубийство». Читая размышления В. И. Ленина о своих соратниках, я обратил внимание, что мой друг в этот момент демонстративно закрыл глаза и начал храпеть, словно смеясь над этим отрывком. А потом с возмущением обрушился на меня: «Ты как не понимаешь, что это художественная литература! И я могу написать что угодно и про кого угодно, как захочу. Это же вымысел!»
Я уже становился противником существующего строя и сторонником демократов. Свой антисоветизм я начинал демонстрировать классному руководителю – Галине Александровне Ямшановой (она так же, как и Анатолий Акимович, вела историю), зная, что она приверженец коммунистических идей. Когда в ноябре 1990 г. она говорила нам, что нужно обязательно идти на демонстрацию, я с вызовом бросил ей: «А если я приду с трехцветным флагом?» Она спокойно ответила: «Приходи и с трехцветным». 1 мая 1991 г. нам сказали, что мы можем идти на демонстрацию со школой либо на альтернативный митинг. Я тут же заявил, что пойду к демократам. Галина Александровна вновь отреагировала спокойно.
Она иногда  спорила со мной, старалась доказать свою точку зрения (не оказывая давления, как это делали некоторые другие учителя). «Алёша, пойми, к власти рвется буржуазия. Ей не истина нужна, а надо опорочить и скинуть этот строй». Я не соглашался с ней. Со скепсисом я слушал умные и аргументированные выступления историков  Г. А. Бордюгова, В. А. Козлова, В.Т. Логинова и некоторых других, взывавших к разуму граждан, писавших, что люди сознательно натравливаются друг на друга.
– А вообще, чем плоха буржуазия? – размышлял я. – Предприниматель заинтересован в повышении производительности труда, значит, он будет больше платить своим рабочим, чтобы они лучше работали на него. Потому и Запад сейчас хорошо развивается. И там почти нет классовой борьбы.
В начале 1991 г. шёл художественный фильм об академике Н. Вавилове, погибшем в сталинских застенках. Можно было провести аналогию с современностью: один из главных героев фильма – авантюрист, лжеученый Лысенко, рвущийся к власти в академии. Параллели очевидны: и здесь тоже авантюристы, желающие добраться до лакомого куска власти и насладиться им вволю. Но акценты в фильме были расставлены по-иному: советская система, уничтожающая людей, даже простых учёных, жестока.

…21 февраля 1991 г. против Ельцина в Верховном Совете России выступили его бывшие соратники: Р. Г. Абдулатипов, А. А. Вешняков, С.  П. Горячева и ещё несколько человек. Тогда я слушал с возмущением их слова, но, читая сейчас, понимаю, как они были правы: «Ельцин проводит узкопартийный курс, отвечающий интересам блока новых политических сил, но противоречащий коренным интересам России» (выделено мной – авт.) . Ельцин уже тогда обвинялся в стремлении к развалу страны, в неспособности организовать работу Верховного Совета, в проведении реформ и в авторитарных методах. Возмутило, что когда транслировали заседание Верховного Совета, то можно было услышать разные точки зрения, а вечером в программе «Время» показали только тех, кто критиковал Ельцина…
10 марта 1991 года я посетил митинг в поддержку Ельцина. Галина Александровна тоже там была. Потом мы с ней обсуждали это событие: «Алексей, посмотри, кто там выступал. Одни кооператоры и предприниматели. Понятно, они будут против советской власти, которая им мешает обогащаться». Она также говорила про агрессивное поведение части собравшихся, про то, что не давали слова другой стороне .
Были также и аналогичные мнения по поводу митинга в «Кировце», на которые я, увы, не обращал внимания. А зря. Вот одно из них – письмо Г. Марениной: «10 марта я шла на митинг, организованный демократами, желая услышать не только призывы в поддержку Б. Н. Ельцина в его начинаниях, но и конкретные предложения помощи в его делах, хотела найти то начало, которое бы объединяло демократов и коммунистов.
Организаторы митинга, а это лучшие люди в демократическом движении, вышли неподготовленными. Их призывы не прошли через их душу и сердце. В их выступлениях было собрано всё негативное, накопленное жизнью не одного поколения, а положительное взяли они из программы коммунистов.
Я, рядовой коммунист, всю жизнь проработала в школе, отдала ей всё, чем богата сама. И горько, что на этом митинге прозвучали страшные слова о расправе над коммунистами. Я понимаю, что борьба должна быть, должны быть разные мнения, но руководством в действиях должны быть убеждения, глубокие знания в политических и экономических вопросах, корректность, сдержанность, уважение чужих взглядов» .
Позднее были и иные предостерегающие высказывания. К примеру, вот что писал на страницах  чепецкой газеты народный депутат городского Совета А. Осипов: «Наше государство создавалось веками многими поколениями. Теперь это государство хотят разрушить в угоду некоторым деструктивным элементам. Одномоментно России хотят навязать настоящую диктатуру (другое слово трудно подобрать). Знакомство с последними выступлениями Б. Н. Ельцина вызывает не только недоумение, но и страх перед будущим...» (выделено мной –авт.) .
Знакомый со двора, недавно вернувшийся из армии, пользовавшийся среди нас уважением, говорил: «Да какая борьба народа с партократами?! Просто мафия Ельцина и мафия Горбачёва выясняют отношения и борются за власть».
Меня эти доводы не убеждали, я охотно посещал митинги демократов, был и на собрании «ДемРоссии» и охотно прислушивался к другим мнениям.  Один из читателей «Кировца» писал: «Не надо призывать народ голосовать за Союз ССР, народ сам разберётся, за что голосовать. Если некоторые республики не желают быть в Союзе - так ради бога. Насильно мил не будешь. А что касается экономических связей между республиками, то они наладятся сами по себе, без давления центра. Россия львиную долю средств вкладывает в союзный бюджет. А сколько ресурсов черпают из России! Но у нас нет даже российского канала телевидения и радио. Суверенитет России - единственный, по моему мнению, возможный выход из кризиса» .
Подобные мысли высказывал и один из местных лидеров демдвижения   В. В. Перваков: «Вопрос союзного референдума, на мой взгляд, сформирован так, что его итоги можно использовать против самого же народа и от его имени. Нам предлагают союз политический. А политика легко меняется не только по социальным и международным причинам, но даже просто со сменой лидера какой-либо группировки. Поэтому я против того Союза, который нам предлагают. Я за союз экономический...
В республиканском референдуме я буду голосовать за введение поста президента в России. Это даст республике самостоятельность в заключении такого экономического союза со всеми пожелавшими этого суверенитета республиками...» .
На одном из митингов 1-го мая 1991 г. у гостиницы  «Двуречье» в Кирово-Чепецке  был маленький казус. Выступили несколько ораторов, разгромивших «проклятую номенклатуру» и её привилегии. Когда организаторы митинга предложили собравшимся выступить, на трибуну вышел мужчина. Всё в нем выдавало очень пьяного человека. Не понятно даже, как его пустили выступать. Он стоял шатаясь и удивлённо смотрел на собравшихся. Видимо, мужчина вообще не понимал, где он находится.
– Чего говорить-то надо? – заплетающимся языком спрашивал «оратор». Затем какое-то время мужчина еще простоял у микрофона. Наконец его кое-как вывели с трибуны.
А ведь этот человек – собирательный образ всех нас. Мы все так опьянели от свободы, что не понимали, чего творим. Воистину «дурманит голову свобода»…Теперь поражаешься себе всё более: страна корчилась в предсмертных судорогах, усердно добиваемая теми, кто, в идеале, должен был ею руководить. Корчилась на последнем издыхании. Зачастую очень образованные, начитанные люди не понимали этого, они, словно очумелые, рушили собственное государство, возглавляемые человеком, чья страсть, по всей видимости, была направлена только на разрушение…
И помощи ждать было неоткуда: в головах у части людей были только мысли о пятидесяти сортах колбасы и шмотках, японском «видаке», джинсах «Монтана», золотых и голубых унитазах, заграничных поездках… Вот предел мечтаний, вот смысл жизни. К чёрту книги, фильмы, классическую музыку, спорт... Другая часть населения словно оказалась парализованной шквалом информации. Многих ослепили чувства мести, обиды, которыми так успешно манипулировали, играя на прошлых ошибках советской власти…
Ослеплённые и оглушённые, дезориентированные  жители СССР не видели, как шакалы и серые волки вгрызаются в тело страны, сладострастно терзая наше государство своими когтями и зубами…Страна погибала, а я этого не понимал, только радовался «переменам» и оставался глух к словам тех, кто говорил по-иному (Галины Александровны, моего друга). Притом, даже когда у меня возникали сомнения, я часто отбрасывал их.

Снимки из открытых источников. С сайта "Чепецк. ру"
Материалы из местной периодики цитируются по книге В.Н. Прокашева: "Новейшая политическая истороия. Взгляд из провинции". Б.м., 2008. С. 10-12.


Продолжение:
Часть 6. https://geokhar.livejournal.com/883951.html
Tags: Воспоминания, Кирово-Чепецк, Мои заметки, Мои записи, Ностальгия, Перестройка, Советский проект
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments