Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

ВАСИЛИЙ КИРДЯПА. ОТ БОРЬБЫ ДО СМИРЕНИЯ


В одной из предыдущих заметок уже шла речь Дмитрии Константиновиче Суздальском. Больше с Вяткой связаны его дети –  Василий Кирдяпа и Симеон. Оба Неугомонные, деятельные. По всей видимости, они со своей неукротимой энергией были предназначены для более великих дел. Но, увы, оказались сопричастны лишь к одному страшному делу: сожжению Москвы в 1382 г. ханом Тохтамышем. Оба брата, потратив много сил на борьбу за свои цели, закончили жизнь на окраинах русских земель, смирившись со своей участью.
До сих пор не выяснено прозвище Василия «Кирдяпа». О нём мало что известно. Видимо как и младший брат Симеон, Василий Кирдяпа отличался амбициозностью, участвуя в борьбе отца за Великий стол. Даже когда Дмитрий Константинович уже почти проиграл эту борьбу и был изгнан из Нижнего Новгорода своим братом Борисом, Василий Кирдяпа привозит отцу из Орды ярлык на Великое княжение Владимирское (ноябрь 1364 г.).
Неоднократно он участвовал и в военных столкновениях с татарами. Летом 1367 г. Василий  Кирдяпа  вместе с отцом и дядей участвует в разгроме изгонной рати ордынского правителя Булат-Темира на нижегородско-мордовском порубежье на р. Пьяне. В 1370 г. он уже идёт в поход на город Болгар в качестве союзника Мамая[1], а через шесть (1376 г.) лет вместе с братом Иваном Дмитриевичем осаждает Казань и берёт с города большую контрибуцию.
Из некоторых фактов можно судить и о его антиордынской политике. Так, вместе с отцом он участвовал в Переяславском съезде 1374 г. Формально на нём отмечался день рождение сына у Великого князя Московского Дмитрия Ивановича. Но фактически московский, нижегородские и другие князья обсуждали вопрос об отказе от выплаты ордынского выхода Мамаевой Орде. Был в числе русских князей, принявших совместное решение о разрыве отношений с Мамаевой Ордой и начале против неё вооружённой борьбы.
С антиордынской политикой Кирдяпы можно связать и известие, что он в следующем (1375 г.) истребил в Нижнем Новгороде отряд посла хана Мамая – Сарайки. Причины данного события называют разные. По одной из версий – это был приказ отца – Дмитрия Константиновича[2]. По другой – инициатива Василия Кирдяпы, видевшего поведение татар в Нижнем, в т.ч. их угрозы местному епископу Дионисию[3].
Историки отмечают, что он в 1377 г. ликвидировал последствия разгрома русских дружин на реке Пьяне и разорения Нижнего Новгорода. Возможно, что речь идёт о попытках восстановить разорённый город.
Когда в Орде появляется новый хан, при том, законный – Тохтамыш (Мамай в глазах монгольской степной знати был узурпатором т.к. не являлся Чингисидом), Василий Кирдяпа, вслед за отцом и другими князьями, признаёт его власть (осень 1380 г.). Более того, по поручению испуганного Дмитрия Константиновича, Василий Кирдяпа и Симеон в качестве заложников отправляются в Орду, и сопровождают Тохтамыша в знаменитом походе на Москву.
26 августа 1382 г. Василий Кирдяпа и Симеон сыграли роковую роль в истории Москвы. Они уговорили жителей города открыть ворота Кремля и вступить в переговоры, заверив осаждённых, что татары не причинят им зла. Доверие москвичей братьям привело к страшной трагедии. Москва была захвачена и сожжена. До сих пор не ясно, чем руководствовались братьям. Или они искренне верили, что татары желают только переговоров. Либо опасались за свою жизнь. Или, может быть, надеялись, что погром Москвы приведёт к её ослаблению, и, как следствие, к возвышению Нижнего (ведь Михаил Александрович Тверской уже отказался от борьбы).
После захвата Москвы ордынцы оставили у себя Василия Кирдяпу в качестве заложника. Он пытался бежать, но был схвачен (1386 г.). Однако Тохтамыш не причинил зла непокорному князю, а через год отпустил того на родину, дав ему ярлык на княжение в Городце. Н.С. Борисов полагает, что Кирдяпу освободили не без «руки Москвы»[4], что удивительно, учитывая роль Кирдяпы в московском погроме. Однако, по мнению Н.С. Борисова, московский князь – Дмитрия Иванович тем самым мог преследовать несколько целей. Во-первых, безусловно, расколоть Нижегородское княжество на враждующие «партии». Во-вторых, в Нижнем Новгороде ему нужен был смелый и решительный союзник. Таким человеком и являлся Кирдяпа, уже зарекомендовавший себя не раз.
Вернувшись домой, амбициозный Кирдяпа не довольствовался только княжением в Городце (1387 г.). При поддержке московских войск и вместе с братом Симеоном он фактически выдворяет дядю из Нижнего Новгорода. Согласно преданию, Борис Константинович сказал племянникам: «Сегодня я плачу от вас, а завтра вы заплачете от москвичей». Слова оказались пророческими и непосредственно связанными с нашей темой.
Правда племянникам пришлось «заплакать» и от дяди. Как только умер Дмитрий Донской, поддерживавший Василия и Симеона, Борис Константинович кинулся в Орду за ярлыком. Тохтамыш, недавно разгромленный своим бывшим покровителем Тимуром, против которого он неосторожно выступил, возможно нуждался в союзниках. Наверное поэтому хан вручил Борису Константиновичу ярлык на Нижегородское княжество.
В 1391 г. Борис Константинович ворвался в Нижний Новгород, бросил в тюрьму Василия Кирдяпу и захватил семью ускользнувшего вовремя Симеона Дмитриевича. В этом же году на Вятку состоялся страшный набег татарского царевича Бектута. А.В. Эммаусский связывает этот поход с событиями вокруг Нижнего Новгорода. По мнению А.В. Эммаусского на Вятке могли быть сильны позиции Василия Кирдяпы и Симеона, поэтому туда и пришёлся удар татар[5].
Более того, А.В. Эммаусский полагает, что и ответный удар вятчан через год по татарским городам – Жукотину и Казани (1392 г.) мог быть подсказан опальными братьями. Правда Василй Кирдяпа в это время был, скорее всего, ещё в тюрьме. Но Эммаусский допускает, что походом мог руководить один из воевод Кирдяпы.
Так или иначе, но Борис Константинович не долго торжествовал. Через два года после его вокняжения в городе на Волге, новый московский князь – Василий I Дмитриевич, видимо уже давно мечтавший овладеть Нижним Новгородом,  едет в Орду. В ход используются старые и новые связи, ханские мурзы и жёны одариваются «подарками». Возможно, что активно помогал Василию I в этом уже знакомый нам,  опытный Фёдор Кошка, имевший давние знакомства среди татар и умудрившийся не погибнуть в Орде при многочисленных «замятнях», переворотах, когда враждующие стороны громили и дома иноземцев, в т.ч. русских купцов и бояр.
Таким образом, всеми правдами и неправдами, московский князь покупает в 1392 г. ярлык на Нижний Новгород. Вскоре к городу на Волге прибывает внушительная татарско-московская рать. Город захвачен москвичами. Борис Константинович умирает в суздальской тюрьме в месте с женой.
Надменный и довольный победой Василий I предлагает Кирдяпе и Симеону жалкую подачку:  Суздаль он, разумеется, также забирает себе, как и Нижний Новгород, а братья могут жить в селе Шуя, что под Владимиром. Однако Василий Кирдяпа и Симеон были возмущены таким решением. Они бегут в Орду, умело ускользая от московской погони. Кстати, в 1393 г. вятчане нападают на владения великого князя московского. А.В. Эммаусский допускает, что этот поход – как раз следствие противостояния Василия I и нижегородских князей[6].
В столице Орды неугомонные Дмитриевичи обивают пороги вельмож и ханских жён. Однако московская «партия» в Орде, а также и «московское золото», возможно при помощи хитроумного Фёдора Кошки, не дала осуществиться планам Василия Кирдяпы и Симеона Дмитриевича. Но не исключено, что дело не только в этом. Тохтамыш в это время готовился к новой схватке с Тамерланом. Возможно, что ему в данной ситуации было не выгодно ссориться с сильным Московским княжеством. Тем более, что в это время намечался брак Василия I с дочерью Великого князя Литовского – Витовта. Таким образом возникала перспектива, хотя и временного, альянса Москвы и Литвы.
Безусловно двух таких опасных соперников под боком накануне сражения с грозным Тамерланом Тохтамыш не желал иметь. Более того, его дипломаты начали налаживать отношения с Литвой и далёким Египтом (которому также угрожал великий завоеватель), дабы обезопасить тылы.
Решающая битва двух степных гигантов – Тамерлана и Тохтамыша состоялась в 1395 г. на Тереке. Хотя Тохтамыш и мобилизовал огромные силы, но по талантам и иным качествам он явно уступал «Железному хромцу». Войска Золотой Орды, хотя и сражались доблестно, но были разгромлены. Трепещущий от страха Тохтамыш укрылся со своими сторонниками в Литве.
Фактически с Терека начался окончательный крах Золотой Орды и уже где-то вдалеке забрезжил рассвет для русских земель. Однако и Тамерлан со своей империей был опасен.  Как смерч «Железный хромец» прошёлся по Северному Причерноморью, сметая всё на своём пути. Грозовой тучей он приблизился к русским землям и даже вступил на неё, подвергши разгрому Елец. Однако по неясным причинам Тамерлан повернул в Степь.
В надломленной, распадавшейся Орде воцарился новый правитель –ставленник «Железного хромца» Тимур-Кутлуг. Но за его спиной стоял Едигей, ученик Тимура и один из мастеров степной «науки побеждать». Видимо желая воспользоваться сменой власти, изгнанные суздальские князья обратились к новым правителям. Однако и на этот раз их ждала неудача. Если вспомнить, с каким уважением Едигей отзывался о Фёдоре Кошке, то можно допустить, что этот прекрасный дипломат и в данном случае смог, найдя подходы к Тимур-Кутулгу и Едигею, отклонить все претензии нижегородцев.
Возможно, что на этом пути братьев расходятся. Симеон Дмитриевич ещё встречается в летописях и речь о нём впереди. А о Василии Кирдяпе до самой смерти нет известий. А.В. Эммаусский допускает, в связи с этим, что неутомимый Василий Кирдяпа поддерживает младшего брата, а затем, в начале 1400-х гг. уезжает вместе с последним на Вятку, отказавшись от своих прав на Нижний Новгород. Однако это всего лишь предположение. Единственное свидетельство о возможном пребывании Василия Дмитриевича Кирдяпы на Вятке – это находившееся севернее Кстинино село «Кирдяпино».
В.А. Кузьмин допускает, что сломленный Василий Кирдяпа возвращается на Русь и примирившись с Великим князем Московским получает от того Городец[7]. Н.С. Борисов также полагает, что Василий Кирдяпа, видимо устав от бурной жизни, полной походов и переговоров, обосновался в Городце, где и умер в 1403 г. Можно допустить, что Василий Кирдяпа мог приезжать к своему брату на Вятку, когда тот обосновался там окончательно (правда ненадолго – он прожил в Вятке всего пять месяцев до смерти).

В целом, перед нами выдающаяся личность, хотя бы косвенно, но связанная и с Вяткой. Одно из сёл носило его имя. Здесь же похоронен брат Василия Кирдяпы. В целом по биографии этого князя видно, что он был достоин более лучшей участи, но, подобно многим и его современникам и предшественникам, Василий Дмитриевич растратил свои таланты на конфликты из-за отчины. Добавим, что Кирдяпа стал родоначальником Шуйских. В его потомками были и царь Василий Шуйский и выдающийся полководец Михаил Скопин-Шуйский.





[1] Кузьмин А.В. Василий Дмитриевич Кирдяпа / Большая российская энциклопедия. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/5779136
[2] Борисов Н.С. Возвышение Москвы. М., 2011. С. 71.
[3] Кузьмин А.В. Указ. соч.
[4] Борисов Н.С. Указ. соч. С. 76.
[5] Эммаусский А.В. Вятская земля в период образования русского государства. Киров, 1949. С. 22.
[6] Эммаусский А.В. Указ. соч. С. 22.
[7] Кузьмин А.В. Указ. соч.
Tags: Вятка, Исторические этюды, История России, Мои заметки, Мои записи
Subscribe

  • ЛЕОНИД БЛЯХЕР. СКАЗКОПАД ПРОДОЛЖАЕТСЯ. ИММАНУИЛ КАНТ

    Перебираю сейчас свои заметки. Среди них нашёл очень старую заметку из ЖЖ Леонида Бляхера - хабаровского политолога и философа, очень интересного…

  • «РОЗА В СНЕГАХ». МАРИНА МНИШЕК

    Сегодня один из запоздавших книжных обзоров. Ещё весной прочёл интересную книгу доктора исторических наук В.Н. Козлякова о Марине Мнишек…

  • НЕМНОГО ОБ АБСУРДЕ

    Где-то год назад писал о мысли Евгения Николаевича Трубецкого по поводу сна и реальности, что реальность порой бывает более иллюзорной, нежели сон,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments