Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ЛЮДИ XVIII ВЕКА. ДВУЛИКИЙ ГЕНИЙ. ПЬЕР ОГЮСТЕН БОМАРШЕ


XVIII век – время не только выдающихся правителей, ярких философов, но и замечательных писателей. Безусловно, и в этом веке, как и в предыдущем, много замечательных мастеров пера давала Франция.

Среди французов, и, возможно, не только, одной из самых интригующих персон того времени был Пбер Огюстен Бомарше (1732–1799 гг.). Как отмечает один из биографов, ему были присущи впечатляющие таланты и неукротимый дух авантюризма, с блеском используемый Бомарше для наращивания собственного капитала.

Нужно сказать, что до сих пор на личность Бомарше утвердилось два взгляда. В 1800 г. Жан-Франсуа де Лагарп заявил на страницах своего знаменитого курса древней и новой литературы "Лицей": "Мне всегда казалось, что Бомарше-человек превосходит Бомарше-писателя и заслуживает особенного внимания". В 1890 г. французский критик Гюстав Ларруме заключал свой очерк о Бомарше словами: "Как человек, Бомарше стоит во втором ряду, зато его творчество - в первом". Таким образом до сих пор два этих взгляда и сосуществуют.

Придворный часовщик. Пьер Бомарше родился 24 января 1732 года в семье состоятельного часовщика Андре Шарля Карона в Париже.

Отец Пьера придерживался протестантских взглядов. Под руководством Андре Карона, Пьер освоил семейное ремесло, которое стало первым из множества его талантов. Параллельно обучению на часовщика, юноша уделял много внимания музыке и добился на этом поприще больших успехов.

Но самый крупный успех – в 21 год – это создание часового механизма – анкерного спуска, обеспечивающего равномерный ход часового механизма. В середине XVIII века можно было встретить и приобрести различные виды часов, однако, к сожалению, похвастаться точностью они не могли. Максимальная точность составляла около получаса. Изобретение Карона-сына позволило сократить эту погрешность до нуля.

В то время (1753 г.) почётную должность королевского часовщика занимал Жан-Андре Лепот, который часто захаживал в гости в мастерскую Карона. Заинтересовавшись изысканиями Пьера, Лепот и юный изобретатель решили провести испытание нового механизма. Они запечатали часы Пьера и недавно изготовленные часы Лепота. Через два дня королевский часовщик был потрясен, погрешность часов Карона составляла не больше минуты, его же часы не шли ни в какое сравнение.

Пьер доверился Лепоту и предоставил королевскому часовщику свой механизм для установки в настенных часах. Какое же его ждало потрясение, когда в одной из главных парижских газет Пьер прочитал: «господин Лепот представил недавно его величеству часы только что им сделанные, главное достоинство которых заключалось в спуске…». Описание механизма развеяло все сомнения, оно соответствовало изобретению Карона. Возмущённый Карон решает бороться с наглым воровством и пишет в то же издание письмо, в котором обличает вероломного Лепота и настаивает на собственном авторстве, которое обещает доказать.

Академия наук столкнулась с обязанностью разрешить спор между королевским часовщиком и безвестным подмастерьем. В качестве своих аргументов, Пьер посылает в Академию наук послание с подробным описанием собственного изобретения на различных стадиях разработки. Комиссия из двух человек, проведя подробный анализ, представила на суд Академии следующий вердикт: «…Истинным создателем нового спуска признать господина Карона».

«Битва часовщиков» наделала много шума и заинтересовала Людовика XV. Пьер был приглашен в Версаль и вскоре, после встречи с правителем, получил место королевского часовщика, освобожденное опозоренным Лопетом».

Получив доступ в Версаль, Карон стремительно очаровал светское общество: маркизе де Помпадур презентовал часы в виде перстня (диаметр этих часов составлял всего четверть дюйма), принцессе Виктуар достался не менее интересный экспонат - миниатюрные часики, имевшие циферблаты с обеих сторон корпуса.

Первый брак, дворянский титул и преподаватель арфы для принцесс.  В 1755 году Пьер-Огюстен завел дружбу с супругами Франке. Господин Франке был уже в преклонных годах и уступил Карону в обмен на пожизненную ренту чин контролера-клерка королевской трапезы с правом ношения шпаги и доступа ко двору. Довольно скоро пошли слухи о связи госпожи Франке и юного часовщика. Пересуды были правдивы, и после кончины престарелого супруга Мадлена Франке вышла замуж за Пьера-Огюстена Карона. Господин Франке умер буквально через полгода после договора о пожизненной ренте, по которой Пьер-Огюстен не успел выплатить ни одного платежа.

27 ноября 1756 года Пьер-Огюстен женился на вдове Франке. Фамилию «де Бомарше» Пьер взял после первого брака, позаимствовав название у поместья, принадлежащего супруге. Их страстный роман заметно потрепался в оковах извечного быта, и новоиспеченный молодожен все больше времени проводил в Версале, сводя встречи с женой к минимуму. Этот брак не продлился и года, поскольку 30 сентября 1757 года Мадлена Карон скончалась от приступа лихорадки.

«Доброжелатели» сразу же распустили клеветнические слухи, что к кончине несчастной приложил руку супруг. Эти слухи спустя много десятилетий отразились в пьесе Пушкина «Моцарт и Сальери» («правда ли, Сальери // что Бомарше кого-то отравил?»), а в ответе Сальери на этот вопрос: «он слишком был смешон // для ремесла такого» — Пушкин цитирует подлинные слова Вольтера о Бомарше по этому поводу.

Однако, никакой выгоды вдовство Бомарше не принесло – он остался по уши в долгах, которые Пьер еще долго возвращал, не без помощи близкого друга банкира Дюверне. Вот как описывал Бомарше своего друга, который сыграл в его судьбе очень важную роль: «Он приобщил меня к финансовым операциям, в которых сам был известным докой, под его руководством я трудился над преумножением моего состояния и по его указке принимал участие в самых разных предприятиях; в некоторых из них он помогал мне деньгами или предоставлением кредита и во всех — советами».

Тем временем, благодаря изящным манерам и неплохим музыкальным способностям, Пьер заполучил место преподавателя игры на арфе для дочерей Людовика XV. Но амбициозный Пьер-Огюстен не собирался останавливаться на достигнутом и хотел приобрести скромную должность королевского секретаря. Оставалось только облагородить свое происхождение, и Бомарше просит отца передать свою лавку зятю, убрав фамилию Карон с вывески. Уладив юридические нюансы, Карон-старший отказался от коммерческой деятельности, и буквально через неделю Бомарше перешел в дворянское сословие.

Триумф в Испании и поражение во Франции.  В 1764 году Бомарше посетил Испанию с важной миссией, отстоять поруганное достоинство сестры, на которой обещал жениться испанский дворянин Клавихо, подло нарушивший свое слово. Бомарше проявил в Мадриде  поразительную энергию, ум и умение налаживать и использовать связи: один в чужой стране, он сумел проникнуть к министрам, а потом и ко двору, понравился королю и добился удаления своего противника от двора и лишения должности.  Этот случай Бомарше описал в своей первой пьесе, которая послужила вдохновением Гёте при создании «Клавиго».

Вернувшись из Мадрида, Бомарше был неприятно удивлен пошатнувшимся финансовым состоянием семьи и был вынужден продать свою должность контролера-клерка королевской трапезы. Принцессы, которые ранее осыпали благосклонностью своего учителя арфы, и думать забыли о Пьере-Огюстене.

Тем временем, Бомарше решает жениться на подруге своих сестёр Полине Ле Бретон. Однако, прежде чем сделать столь ответственный шаг, Бомарше решил уточнить ее финансовое положение. Пока Пьер-Огюстен тянул с помолвкой, отношения между ним и Полиной совсем разладились, девушка даже успела влюбиться в другого поклонника, нанеся удар по самолюбию Бомарше.

Второй брак. Но Бомарше не отчаялся в поиске спутницы жизни. Второй супругой Пьера-Огюстена стала прелестная Женевьева Мадлена Левек, состоятельная вдова. Они обвенчались 11 апреля 1768 года, а 14 декабря этого же года на свет появился Огюстен де Бомарше. Второй брак, как и первый, оказался не настолько выгоден как надеялся Пьер-Огюстен. Покойный супруг госпожи Левек успел наделать долгов, и вдове осталась лишь пожизненная рента. Впрочем, этот брак Бомарше был счастливым, Пьер-Огюстен трепетно относился к супруге.

1770 год стал трагическим для Бомарше, тяжело заболевает туберкулезом беременная Женевьева. Второй ребенок супругов Бомарше прожил всего несколько дней, что совсем подорвало дух угасающей женщины. Пьер-Огюстен помогал выхаживать больную супругу, несмотря на упреки родных поберечь собственное здоровье. 17 ноября 1770 года госпожа де Бомарше скончалась.

Смерть Дюверне и суд.  Практически в одно время с Женевьевой умер давний друг Пьера банкир Дюверне. Перед смертью Дюверне, компаньоны привели дела в порядок, и согласно расчетам покойный остался должен Пьеру 15 тысяч ливров. Они составили соответствующее соглашение, однако, наследник банкира, граф де Лаблаш отказался вернуть Пьеру-Огюстену его деньги. Наш герой находился в довольно бедственном положении: потерял пожизненную ренту жены, финансовые вложения не увенчались успехом, его театральные постановки терпели крах, Лаблаш вовсю распускал слухи о Бомарше, пытаясь выставить его подобием Синей Бороды. Пьер-Огюстен был вынужден подать в суд на Лаблаша.

Оппоненты Бомарше пытались доказать, что документ поддельный. И в случае успеха, могли уничтожить репутацию Пьера. Так, принц Конде, сочувствовавший Бомарше, заметил: «Бомарше либо получит деньги, либо петлю на шею». Ситуация осложнилась ещё одним личным горем – во время судебных разбирательств Бомарше перенес большую потерю - 17 октября 1772 года умер маленький Огюстен.

Суд первой инстанции встал на сторону Пьера, однако, парламент (высший суд) посчитал иначе. По традиции того времени, перед судебным разбирательством Бомарше преподнес подарки судьям и жене докладчика по своему делу госпоже Гезман. Когда дело было проиграно, госпожа Гезман вернула подарки Пьеру, за исключением 15 луидоров, якобы на нужды секретаря. Бомарше решил воспользоваться ситуацией и подал в суд на собственных судей. В ответ ему прилетело обвинение в клевете.

Возмущенный сложившейся ситуацией, Бомарше опубликовал четыре мемуара под названием «Мемуары господина Бомарше, написанные им самим». Непревзойденный острослов с тонким юмором и неиссякаемой иронией высмеял слабые места текущего судопроизводства. Так Башомон оценил творчество Бомарше в «Журналь»: «Этот мемуар, который, как известно, был целиком сочинен и написан г-ом Бомарше, достоин самых высоких похвал. Несмотря на то что автор не вышел за рамки скрупулезного изложения малоинтересных, на первый взгляд, подробностей, он сделал это с таким мастерством, такой проницательностью и таким утонченным сарказмом, что оторваться от чтения просто невозможно».

26 февраля 1774 года был вынесен вердикт, согласно которому: судья Гезман был лишен должности, а Бомарше и госпожа Гезман получили «большой выговор».

Но в 1776 году Бомарше был восстановлен в правах, а в 1778 году выиграл (не без помощи «Suite de mémoires» — «Продолжения мемуаров») дело с наследниками Дюверне.

Зарождение карьеры тайного агента. Ходили слухи, утверждающие, что Пьер-Огюстен готовит новую порцию мемуаров. Бомарше намекнули, что делать этого не стоит, если он не хочет впасть в немилость перед Людовиком XV. Пьер-Огюстен пишет письмо правителю, в котором подчеркивает свою преданность к королю. Письмо совершило чудо: Бомарше было доверено деликатное дело, поспособствовать прекращению публикаций, порочащих фаворитку короля. Дерзкий памфлетист скрывался на британских берегах, и пока Бомарше с блеском выполнял порученное задание, Людовик XV оказался при смерти. Так ни о какой награде и возмещении затрат Пьера-Огюстена не было и речи. Однако, Бомарше не унывал и предложил свои услуги новому королю, становясь тайным агентом. Пьер-Огюстен обещал обезвредить еще одного памфлетиста и якобы выполнил поручение, чудом выжив при нападении бандитов. Еще во времена Бомарше появились сомнения: а был ли памфлетист? Слишком одухотворенно расписывал Пьер свои заслуги, не подкрепленные почти никакими доказательствами. Однако, авантюра увенчалась успехом, Бомарше не только получил неплохие барыши, но и благосклонность короля.

«Севильский цирюльник». Известность Бомарше принесла трилогия в пьесах, познакомившая нас с неутомимым Фигаро. Первая часть трилогии - "Севильский цирюльник, или Тщетная предосторожность". Так Пьер Бомарше рассказывал о собственной пьесе: «Влюбленный старик предполагает жениться на своей воспитаннице, влюбленный молодой человек... опережает его и в тот же день у него под носом и в его же доме женится на его воспитаннице. Вот план, по которому с одинаковым успехом можно построить трагедию, комедию, драму, оперу и т. д.».

Зная автора, никто не удивился, когда из множества жанров, Бомарше выбрал сатирическую комедию. Пронырливый представитель третьего сословия, Фигаро заключает сделку с беспомощным графом Альмавива, влюбленным в юную Розину. Автор не пытается сделать из Фигаро сердобольного героя. Его мотивы полностью корыстолюбивы, Фигаро рвется к собственному "водворению в Севилье". Пьер Бомарше в каждой главе своего произведения подчеркивал превосходство энергичного третьего сословия над изнеженным испанским дворянством.

23 февраля 1775 года на премьере «Севильского цирюльника» зрительный зал был переполнен, были выкуплены билеты на шесть будущих спектаклей. Ожидание публики не оправдались: шутки оказались плоскими, дурные нравы вызывали отвращение, затянутые действия навевали скуку. И в этой ситуации Бомарше в очередной раз доказал, что неудачи ему не страшны. Он за два дня переписывает пьесу, и 26 февраля зрители лицезрели обновленный спектакль. Публика была в восторге, и Бомарше не преминул этим воспользоваться, оставив за собой авторские права, что, по тем временам, было редкостью.

Поддержка американских повстанцев и снова суд. Несмотря на успех в театре, Бомарше продолжал выполнять деликатные поручения короля: улаживал проблемы с разбушевавшимися памфлетистами, вернул важные документы у известного интригана д’Эона и, наконец, способствовал решению Людовика XVI поддержать американские колонии в борьбе за независимость. Пьер-Огюстен наладил контрабандные поставки вооружения американским повстанцам через подставную компанию «Родриго Горталес и компания», финансируемую французским правительством. К 1777 году Пьер осуществил поставки на 5 миллионов ливров, которые ему не были возвращены. Вопрос компенсации затрат поднимался неоднократно, но лишь в XIX веке наследники Бомарше получили некую сумму, значительно меньше причитающейся им.

Подав апелляцию на решение суда по делу о 15 тысячах луидоров, Пьер-Огюстен выпустил "Продолжение мемуаров".

Протест Пьера нашел отклик, и по решению парламента в 1778 году злополучные 15 тысяч луидоров были присуждены Бомарше, так была поставлена точка в многолетней тяжбе за наследство Дюверне. Эта победа поправила финансовое положение Бомарше, но деньги были лишь дополнительным бонусом, главное для Пьера было восстановить свою репутацию, запятнанную злопыхателями.

«Безумный день, или Женитьба Фигаро». Второй пьесе "Безумный день, или Женитьба Фигаро" удалось превзойти триумф предшественницы. Севильский цирюльник дослужился до управляющего замком графа Альмавивы. Однако, бывшие союзники оказались по разные стороны баррикад: изнеженный граф, все больше погружаясь в распущенность, совсем забыл о некогда любимой Розине и вовсю ухаживает не только за дочкой садовника, но и за невестой Фигаро Сюзанной.

Продолжив высмеивать легкомысленное дворянство, автор не отказал себе в удовольствие пройтись по судопроизводству, делая акцент на полной некомпетентности судей, которые, как правило, покупали свои должности. Красноречивый Фигаро так описывал путь к успеху: «Выдвинуться благодаря уму? Ваше сиятельство, смеетесь надо мной. Будь посредственностью, низкопоклонствуй и добьешься всего».

Пьеса "Безумный день, или Женитьба Фигаро" долго не могла получить дозволение на постановку. Лишь через семь лет, получив разрешение, она покорила не только "простых" зрителей, но и представителей знатного сословия, которые были нещадно высмеяны в пьесе. Поздне Наполеон говорил о произведении Бомарше: «Комедия Фигаро,  была уже революцией в действии». В России комедию оценили как вольную.

По замечанию Барро, «Женитьба Фигаро» была апогеем славы и популярности Бомарше. Дальше начинается падение и той и другой. Писатель как бы теряет ключ к разгадке общественных течений. Новые люди и новые идеи нарождаются вокруг него, но он уже не видит этого роста. Оппозиция с театральных подмостков переходит в толпу, слова становятся делом, новое поле кипучей деятельности - открывается для Франции, а ее пробудитель и чародей Бомарше ищет покоя, тихой жизни среди довольства».

Феноменальному авантюристу Бомарше была не свойственна скупость, он помогал родным, знакомым и совершенно незнакомым людям. Например, средства вырученные с пятидесятого спектакля "Женитьбы Фигаро" был пожертвованы, по инициативе Пьера-Огюстена, в пользу бедных кормящих матерей.

Добился Бомарше и ещё одного успеха. В 1781 году некий банкир Корнманн затеял судебный процесс против собственной жены, обвиняя её в неверности (супружеская неверность в то время была уголовно наказуемым деянием). Бомарше представлял на процессе интересы мадам Корнманн и блестяще выиграл процесс, несмотря на то, что представлявший интересы мужа адвокат Бергасс был очень сильным противником. Однако симпатии публики на этот раз оказались по преимуществу не на стороне Бомарше. Более того, злопамятный банкир развернул компанию травли бомарше, по городу поползли новые слухи.

Биографы отмечают, что занятия творчеством Бомарше сочетал с любовными похождениями. Мария Тереза де Виллермавлаз, которой суждено было стать третьей супругой драматурга, проходила в любовницах драматурга более десяти лет, в течении которых родила Бомарше дочь Евгению. Если первые два брака еще держали Пьера в рамках благочестия, то Терезе приходилось делить возлюбленного с множеством его увлечений. В целях законспирировать свою долгосрочную интрижку с девицей де Виллермавлаз, Бомарше устроил ее на должность секретаря в свою компанию, занимавшуюся поставками в Америку.

Арест и третий брак. Но вкупе с большим успехом на Пьера обрушилась лавина критики, злопыхатели не дремали. Им удалось отправить Бомарше в тюрьму Сен-Лазар за чересчур критический отзыв на анонимную статью влиятельной особы. Людовиком XVIII, который с самого начала был против постановки приключений Фигаро, вынес приговор сгоряча, поверив наветам врагов Бомарше, и велел выпустить драматурга через пять дней. "Московские ведомости" владели такой информацией о заключении Бомарше: «Уверяют, что Бомарше посажен не в особую комнату, но в залу исправления, т.е. что он будет за столом с прочими молодыми вольницами и будет принужден так же, как они, читать благочестивые сочинения, слушать мессу, исповедоваться, а может быть, сносить терпеливо и наказания наравне с прочими».

Выйдя из тюрьмы, 53-летний Пьер-Огюстен задумался о семейной жизни, решив узаконить свои длительные отношения с Терезой де Виллермавлаз. Некоторые из биографов удивляются, что привлекательная и, без сомнения, образованная дама, пользующаяся большим успехом у мужчин, оставалась верна своему ветреному возлюбленному. Третий брак не утихомирил Бомарше и он вновь ввязался в любовные приключения, уже с Амелией Уре де Ламарине. Этой женщине суждено стать последним ярким увлечением драматурга.

Тем временем на дворе уже наступали новые времена. Грянула Великая Французская революция. Бомарше оказался в двойственной ситуации. С одной стороны, он шёл к славе и богатству. С другой стороны его творчества –это критика сложившихся порядков.

Тяжелые поражения и вынужденное изгнание. В 1791 году Бомарше пишет третью пьесу «Виновная мать, или Второй Тартюф», которая была признана намного слабее двух предыдущих. Как переменчива бывает благосклонность публики Пьер испытал на себе. На Бомарше посыпались и финансовые трудности: затраты на издание сочинений Вольтера ввели его в большие долги, на строительство нового особняка (как раз напротив Бастилии) ушли огромные средства драматурга.

Революция, сорвавшая столь ненавистные Бомарше оковы, принесла с собой отмену дворянских титулов. То к чему так долго шел Пьер-Огюстен вмиг потеряло свое значение. Кроме того, Бомарше «не был уже истинным выразителем общественного настроения» (Барро М.В,).

В 1792 году Бомарше навлек на себя серьезную опасность, по случаю заказа в Голландии ружей от имени французского правительства. Пьер-Огюстен, к сожалению, не смог выполнить взятых на себя обязательств, что в условиях революционой войны являлось опасным. В Швейцарии он узнает, что его семья: жена, дочь и сестра Жюли арестованы. Т.к. договориться с голландцами не получилось, во Франции его ждала тюрьма, из Англии Бомарше выслали – Пьер-Огюстен отправился в Гамбург. Здесь ему пришлось испытать крайнюю нужду, французские эмигранты не приняли Бомарше, запятнавшего себя в связях с революцией, в свои ряды. Тем временем во Франции был наложен арест на все имущество Бомарше, в соответствии с законом об эмигрантах его насильно развели с женой.

8 августа 1794 года госпожа Бомарше и Евгения были выпущены из тюрьмы Пор-Рояль, Жюли освободили 18 октября. Женщины оказались в стесненных обстоятельствах, но не оставляли попыток вернуть честное имя Бомарше.

Последние годы. Весной 1796 года имя Бомарше было вычеркнуто из проскрипционных списков. 5 июля Пьер-Огюстен воссоединился с родными в Париже. Почти сразу после возвращения, Бомарше выдал замуж дочь за бывшего адъютанта Лафайета Андре Туссена Деларю. Вслед за молодыми, повторно поженились и Пьер-Огюстен с Марией Терезой. Впрочем, у семейного очага Бомарше грелся недолго, на его пути возникла старая знакомая - Амелия Уре де Ламарине. Роковая красотка вернулась в жизнь Пьера-Огюстена с приземленной целью, ей понадобились деньги. Бомарше помог Амелии, и давний роман разгорелся с новой силой.

Любовнице драматурга хватило наглости написать Терезе письмо, в котором говорилось, что в их семье не будет мира, если Бомарше не вернется к ней, ведь в течение стольких лет она была неотъемлемой частью его жизни и счастья. Госпожа Бомарше ответила достойно, указав, что считает ниже своего достоинства следить за мужем и выразила сомнения, что его счастье может зависеть от экстравагантной интрижки.

Бомарше на склоне лет оказался полностью разорен: французское правительство так и не вернуло арестованные облигации, по которым Пьер все эти годы не получал дохода, также американцы до сих пор не уплатили деньги по поставкам оружия.

Весной 1798 года скончалась горячо любимая сестра Пьера-Огюстена Жюли. Неутомимый драматург пережил ее всего на год. Последние месяцы своей жизни Бомарше посвятил исключительно - или почти исключительно - авиации.  Бомарше – фактически пионер и защитник аэронавтики. Он словно чудом обретает юный энтузиазм подмастерья-часовщика.

Вот что пишет об этом сам Бомарше: «"Одна из самых величественных идей науки, делающих честь нашему веку и Франции, это, безусловно, подъем тяжелых тел в легкой воздушной среде; но наша нация, чьи увлечения новым, как бы оно ни было прекрасно, быстропреходящи, превратила в детскую игру открытие, способное изменить лицо земного шара в большей мере, нежели открытие компаса, если осуществлением этой идеи воздухоплавания займутся всерьез".

Вечером 17 мая 1799 года Бомарше пригласил друзей и был весел. Примерно в одиннадцать часов он поцеловал жену и отправился ко сну. Утром 18 мая в опочивальне было найдено тело Пьера-Огюстена, скончавшегося от апоплексического удара. Эта неожиданность вызвала предположение, что он отравился. В этом слухе, как отмечает М.В. Барро, несомненно ложном, звучит признание современников Бомарше, что слишком велики были муки этого человека, чтобы пережить их до конца. Бомарше похоронили, согласно его воле, в саду его знаменитого дома, но теперь могила писателя перенесена на кладбище Лашез.

При жизни в чём-только не обвиняли Бомарше, как верно отметил его биограф – Ф. Грандель. И в отравлении жён, и в том, что «Севильского цирюльника» за него писал другой, и в воровстве и т.п.  Однако тот же Ф. Грандель замечает, что Бомарше был далеко не таким человеком, как о нём говорят, и не таким, каким он сам себя изображал.

А другой биограф Бомарше: М.В. Барро, писал о нём: «На извилистом пути исторического прошлого это - один из светочей, озарявших путь, один из голосов, могуче призывавших: "Вперед! вперед!"... Этот голос не замолк еще и ныне...».

Использованная литература.

{C}1.                  Барро М.В. Пьер-Огюстен Бомарше. Его жизнь и литературная деятельность. URL: http://az.lib.ru/b/barro_m_w/text_1892_bomarshe.shtml

{C}2.                  Блеск и нищета Пьера-Огюстена Карона де Бомарше. URL: https://zen.yandex.ru/media/id/5b6d9096955bc500a8b98aae/blesk-i-nisceta-peraogiustena-karona-de-bomarshe-5ccad0ab4c5e42046d1522e3

{C}3.                  Бомарше Пьер Огюстен. Статья в Википедии.

{C}4.                  Грандель Ф. Бомарше. URL: http://lit-prosv.niv.ru/lit-prosv/grandel-bomarshe/index.htm

Tags: XVIII век, Исторические этюды, История, История Запада, Литература, Эпоха Просвещения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments