Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ЛЮДИ XVIII ВЕКА. «ПРОСВЕТИТЕЛЬ-ЕРЕТИК». ЖАН-ЖАК РУССО. Часть 2.


Окончание.
Начало: https://geokhar.livejournal.com/808317.html

Наибольшую славу Руссо принёс, безусловно, трактат «Общественный договор».  После выхода в свет этого произведения, как и «Эмиля»,  королевский суд приговорил оба произведения к сожжению и издал постановление об аресте Руссо. Мыслитель вынужден был бежать в Швейцарию. Узнав о возможном аресте от высокопоставленных покровителей, Руссо всё-таки протянул ещё день. А уже на следующий день, когда он направился из Парижа, то на дороге встретил посланных за ним судебных приставов. Последние с ним вежливо раскланялись.
Оказавшись в Швейцарии (1764 г.), мыслитель и там не нашёл покоя, поскольку женевские власти также осудили «Эмиля» и «Общественный договор» и запретили автору появляться пределах Женевского округа. Руссо нашёл прибежище в Невшателе, представлявшем собой небольшое княжество Нейнбургское, находившееся под властью прусского короля Фридриха Великого. Король Пруссии приказал губернатору пойти навстречу «французскому изгнаннику».
Здесь Руссо прожил два года, сначала больше отдыхая на лоне прекрасной природы. Но вскоре и эти места мыслитель вынужден был покинуть из-за преследований властей. Дело в том, что отвечая на нападки женевских пасторов, Руссо поглумился над Кальвином – одним из основателей протестантизма. Этого ему не могли простить и в Невшателе.
Философ едет в Страсбург, но и там ему отказывают в пристанище. Тогда он  прибыл в Лондон по приглашению английского мыслителя Юма. Однако Руссо начинает не доверять даже Юму и обвиняет последнего в попытках отравить его.
Рассорившись с Юмом, Руссо в мае 1767 г. покидает Англию. Его охватывает всё больше мания преследования. Французские друзья подыскивают ему всё новые укромные уголки, где бы он с женой мог спокойно отдыхать и работать. Но Руссо нигде не находит успокоения, буквально скитаясь по Франции. Чувство одиночества и болезненный страх внезапного нападения беспрерывно мучают и угнетают его. Мыслитель уже давно рассорился с Дидро и энциклопедистами, неприязненно относится к Вольтеру, прекратил дружбу с Юмом.
На какое-то время он обосновался на юге Франции. Посетив могилу де Варане, Руссо в 1768 г. решает остаться в этих местах. Сюда он перевозит Терезу и обосновывается в маленьком городке Вургоэне, лежавшем между Лионом и Шамбери. Здесь Руссо через двадцать лет совместной жизни с Терезой, решает закрепить их отношения браком. Но затем вновь Руссо с Терезой кочует по Франции.
Наконец он опять оказывается в Париже (1770 г.), обосновавшись на улице Плятриер (сейчас улица Руссо). Тем более, что французское правительство старалось воздерживаться от репрессий в связи с женитьбой дофина Людовика (будущего короля Людовика XVI) на австрийской эрцгерцогине Марии-Антуанетте. Руссо к своему удовольствию свободно появляется на улицах Парижа, посещает друзей и знакомых.
В последние годы жизни Руссо уже не вынашивает больших творческих планов. Он больше обращается к себе, своей личности. Мыслитель дорабатывает свою знаменитую «Исповедь», а с ней пишет очерк «Руссо судит Жан-Жака», диалоги. Последним произведением философа становится работа «Прогулки одинокого мечтателя». Некоторые исследователи полагают, что в своих последних произведениях («Исповедь», «Диалог», «Прогулки одинокого мечтателя») Руссо является одним из предтеч экзистенциализма[1].
Голландская писательница и переводчик Г. Рональд-Гольст так писала о последних годах жизни мыслителя:  «Жизнь его была распределена точно и равномерно. Утренними часами он пользовался для переписки нот и сушки, сортировки и наклеивания растений. Он делал это очень аккуратно и с величайшей тщательностью, приготовленные таким образом листы он вставлял в рамки и дарил тем или другим из своих знакомых. Он стал снова заниматься музыкой и сочинил в эти годы множество небольших песенок на данные тексты, он назвал этот сборник «Песни утешения в горестях моей жизни».  После обеда он отправлялся в какое-нибудь кафе, где читал газеты и играл в шахматы, или делал большие прогулки в окрестностях Парижа, он до конца оставался страстным любителем прогулок пешком».
В мае 1778 года маркиз де Жирарден предоставил в распоряжение Руссо особняк в Эрменонвиле, вблизи Парижа. Переселившись в это прекрасное предместье, он продолжает вести прежний образ жизни, совершает утренние прогулки, встречается со знакомыми и почитателями.
2 июля 1778 года, вернувшись домой после продолжительной прогулки, Руссо почувствовал острую боль в сердце и прилег отдохнуть, но вскоре тяжело застонал и упал на пол. Прибежавшая Тереза помогла ему подняться, но он снова упал и, не приходя в сознание, скончался. Скоропостижная смерть и обнаружение кровоточащей раны на лбу дали повод слуху, что Жан Жак Руссо покончил жизнь самоубийством[2].
11 октября 1794 года, прах Руссо был торжественно перенесен в Пантеон и положен рядом с прахом Вольтера. Можно сказать, что смерть в какой-то степени примирила этих двух мыслителей.
«Остров тополей» в Эрменонвиле, где был похоронен Руссо, стал местом паломничества. У его могилы можно было встретить Марию Антуанетту, адвоката из Арраса Максимилиана Робеспьера, и будущего императора Наполеона.
В. Виндельбанд писал о творчестве мыслителя: «Его научное образование было недостаточно, его философское мышление поверхностно, его логика очень не выдержана. Однако его стиль был настолько же блестящ и увлекателен, как стиль Вольтера, и он даже превосходил Вольтера манерой писать, чарующей силой вдохновения, проникающего все его сочинения»[3]. И далее, отмечая  культурно-философское значение идей Руссо, Виндельбанд пишет: «он, как никто другой, философски формулировал культурную проблему современного мира»[4].
Мы уже отмечали, что между Руссо и просветителями было много расхождений. Так, французские просветители преимущественно связывали социальный, в том числе и нравственный, прогресс с прогрессом науки, Руссо попытался доказать, что спутниками нравственности являются скорее именно наивная простота и даже невежество, нежели образованность и учёность[5]. «Естественному состоянию» Руссо противопоставляет «общественное», природе – цивилизацию и утверждает, что чем ближе человек к природе (где нет промышленности, наук и искусств), тем он чище и добродетельнее. Этой критике цивилизации Руссо остался верен на всю жизнь.
Философ остро обозначил проблему, что все приобретения науки прошли бесследно для социальных нужд, а усложнение жизни делает человечество более несчастным. Несмотря на все науки и искусства, ничто на свете не стало лучше: распущенное и разрозненное общество держится лишь путём искусственного обмана относительно своего давно нарушенного равновесия.
В трактате «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми», причиной социального неравенства признается частная собственность, возникающая на определенной ступени развития общества: в естественном состоянии «не было ни домов, ни хижин, ни какого бы то ни было рода собственности». Возникновение собственности связано с личным трудом и первоначальным захватом земли, ископаемых, озер и т.д.
Руссо пишет: «Первый, кто огородил участок земли, придумал заявить «Это мое!» и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества». Возрастание неравенства мыслитель связывает также с совершенствованием орудий труда, благодаря которому стало возможным не убивать военнопленных, а превращать их в рабов.
Подчеркивая преимущества «естественного состояния», Руссо возражает тем, кто, как Гоббс, полагает, что человек от природы зол и что в первобытном состоянии существует «война всех против всех»: «дикари не злы как раз потому, что не знают, что значит быть добрыми, ибо не развитие познания и не узда закона, а безмятежность страстей и неведение порока мешают им совершать зло». Однако, считая «естественное состояние» идеалом человеческого общества, Руссо хорошо понимал, что вернуться к нему нельзя.
Позднее, в статье для Энциклопедии «О политической экономии», написанной в том же 1755 г. Руссо утверждает, что «право собственности – это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода». Гражданское общество должно основываться на собственности, «может быть, потому, что собственность – это истинное основание и истинная порука в обязательствах между людьми». Только владение собственностью превращает индивида в ответственного члена общества, только на частной собственности вырастают гражданское общество и правовое государство.
Наиболее полно свои социально-политические воззрения Руссо, как уже отмечалось, развивает в трактате «Об общественном договоре». В отличие от других концепций общественного договора XVIIXVIII вв. Руссо видит цель договора в построении гражданского общества. Это не договор правителя с подданными или высшего лица с низшими, а договор равных лиц друг с другом, или же общества как целого с каждым из его членов, когда «все они принимают на себя обязательства на одних и тех же условиях и все должны пользоваться одинаковыми правами».
Главные понятия трактата – «суверен» и «общая воля». «Сувереном», т.е. тем, кто несет на себе бремя законодательной власти, объявляется народ; власть суверена неделима и неотчуждаема. Депутаты в любом государственном представительстве признаются лишь уполномоченными народа, обладающими только совещательным голосом. Понятие «общей воли» приобретает исключительное значение. Она соблюдает интересы всего общества. Ей противостоит воля всех, которая представляет частные интересы, она – сумма изъявлений воли частных лиц. Общая воля возникает, когда отбрасываются «взаимно уничтожающиеся крайности».
Акты принятия законов есть «акты общей воли», и для принятия их народом требуется собрание всех граждан вместе. Руссо здесь ссылается на Афины и Рим, хотя подразумевает и современные ему государства и территории (напр. остров Корсика).
При этом Руссо сомневается в возможности народа быть законодателем. «Все в равной мере нуждаются в поводыре», пишет он. И народу, по его мнению, необходим законодатель, понимающий человеческие слабости, но не подверженный ни одной из них. Здесь мы видим своеобразный вариант просветительской концепции мудрого философа-воспитателя.
Из разных форм правления Руссо предпочитает аристократию, однако имея в виду не сословные, а духовные преимущества. При этом, когда монархия превращается в деспотию, Руссо допускает свержение деспотизма. Крайними средствами он считал революцию, и диктатуру. Но, по его мнению, они должны быть кратковременны: «никогда не следует приостанавливать священную силу законов, если дело не идет о спасении отечества».
Важное место в социально-политических и философских взглядах Руссо занимает и проблема воспитания. Несмотря на идеализацию прошлого, природного состояния, Руссо понимает, что вернуться к нему невозможно. Здесь и важна роль воспитания. Оно, по мнению мыслителя, должно следовать не искусственным потребностям, культивируемым цивилизацией, но потребностям, заложенным в человеке первозданной природой. Это прежде всего чувства любви и сострадания, из которых вырастает совесть. Все люди равны от природы, детей надо воспитывать, лишь исходя из их индивидуальных и возрастных особенностей.
Воздействие идей Руссо на философов, политических деятелей, литераторов, историков было огромным – влияние его испытали Гёте и H.M.Карамзин, Л.Н.Толстой и И.Песталоцци, Жорж Санд и Робеспьер.
Фактически идеи Руссо легли в основу Великой Французской революции. Не случайно, в 1789 г. был по сути установлен настоящий культ Руссо, его прах был перенесен в Пантеон. Воззрения Руссо на гражданское общество послужили ориентиром для демократических реформаторов[6].




[1] Можейко М.А. Указ. соч. С. 918.
[2] Мусский И.А. Указ. соч.
[3] Виндельбанд В. Указ. соч. С. 448.
[4] Виндельбанд В. Указ. соч. С. 449.
[5] Длугач Т.Б. Указ. соч.
[6] Длугач Т.Б. Указ. соч.
Tags: XVIII век, История, История Запада, Мои заметки, Мои записи, Философия, Философские этюды, Эпоха Просвещения
Subscribe

  • ИЗ ПРИСЛАННОГО

    Смелые мысли играют роль передовых шашек в игре; они гибнут, но обеспечивают победу. Иоганн Вольфганг Гёте

  • Забытые вратари советского хоккея 60-70-ых годов

    Немного на любимую некогда тему - хоккей. В детстве любил смотреть саму и груи читать о звёздах советского и мирового хоккея... Увы те времена уже…

  • ИЗ ПРИСЛАННОГО

    ​​Жизнью следует наслаждаться как превосходным вином, глоток за глотком, с передышкой. Даже лучшее вино теряет для нас всякую прелесть, мы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments