Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

Борьба Владимира Святославича за восстановление целостности древнерусской державы

Продолжаю выкладывать свои выписки по истории России.
  
Мы определенно знаем, что ко времени утверждения Владимира в Киеве вне власти киевского князя находились радимичи, жившие по реке Сожице (Соже), левому притоку Днепра, а также вятичи, расселившиеся на обширных про­странствах в верховьях Оки и ее протоков… Значительно приблизились к Киеву западные рубежи го­сударства. Земли бужан (или, позднее, волынян), дулебов, уличен, восточнославянских хорватов, ранее входившие в состав Руси, были утрачены киевскими князьями. Там же, на западе восточнославянского мира, видимо, севернее волы­нян, проживали загадочные лендзяне, которых еще импера­тор Константин Багрянородный называл данниками Игоря. После смерти Игоря власть Киева на них не распространялась. Стоит ли говорить, что после гибели Святослава Киев утратил контроль и над своими южными колониями — Тьмутороканью и Белой Вежей.
         Владимиру пришлось заново восстанавливать державу Рюриковичей. За первые восемь лет своего самостоятельного правления (978—985) Владимир совершил, по крайней мере, десять больших походов. Он воевал с полоцким князем Рогволодом, победоносно завершил войну с братом за Киев, дважды ходил на вятичей, завоевал Червенские города, отра­зил натиск печенегов, воевавших в союзе с Ярополковым воеводой Варяжко, покорил ятвягов, радимичей, вел войны с Волжской Болгарией и Хазарией. Уже вслед за этим последо­вали война с Византией, взятие Корсуни, присоединение восточнославянской Хорватии и военные действия в Трансильвании, война на севере, а также изнурительные войны с Польшей и печенегами. Владимир воевал даже чаще, чем его отец Святослав. Но в отличие от отца он не удалялся так далеко от дома. Все его помыслы были связаны с Киевом. Если нанести походы Владимира на карту в виде стрелок, то окажется, что они образуют почти правильный крут, центр которого приходится на Киев.
Пожалуй, Владимира нельзя назвать выдающимся полко­водцем. Он не раз бывал бит в отдельных сражениях. Он не доказывал чудеса храбрости на поле брани, подобно своему отцу. Но по-настоящему он, кажется, не проигрывал войн и у большинстве случаев достигал поставленной цели. Влади­мир предпочитал действовать скорее не как полководец, а как дипломат. Войны он начинал, как правило, тогда, когда успех мог прийти скорее всего, а его противник уже был ослаблен. В то же время, как мы увидим, случалось, что личная обида служила для него достаточной причиной для того, чтобы начать войну. Но даже в гневе Владимир не забывал о выгоде, которую сулил ему тот или иной шаг.
    Большинство войн Владимира связаны либо с воссозда­нием отцовской и дедовской державы, либо с обеспечением экономических (прежде всего торговых) и политических ин­тересов Руси. В отличие от отца Владимир выступал прежде всего защитником и радетелем Руси, а не завоевателем чужих земель. Наверное, именно поэтому он и остался в народной памяти не то чтобы любимым, но обязательным киевским князем, именно таким, которому, несмотря на присущие ему недостатки, берутся служить былинные богатыри, собираю­щиеся в Киев, ко двору «ласкового князя» «Красного Сол­нышка» Владимира.

Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., 1997. С.  122- 123.
Tags: Исторический архив, История России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments