Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ИЗ ИСТОРИЧЕСКОГО АРХИВА. РЕФОРМА ЯЗЫЧЕСТВА ВЛАДИМИРА СВЯТОСЛАВИЧА

Начну ещё одну серию. Дома скопилось много выписок по российской истории, которые я делал в период преопдавания истории в Чепецке.
Буду их также понемногу выкладывать здесь. Начну с Киевской Руси.
***


Реформа язычества Владимира Святославича

Все эти боги, собранные Владимиром вместе, — «выс­шие» или «верхние» божества, так или иначе связанные с небом. Они олицетворяют все небесные стихии — благодат­ный солнечный свет и тепло, дуновение ветра, разящие гром и молнию, живительную небесную влагу. И над всем этим вышним миром властвует бог богов Перун. Так на киевском холме возникает как бы второе небо, являющееся точным отражением или, лучше сказать, повто­рением подлинного божественного Неба.
Историки давно оценили, по крайней мере, одну сторо­ну реформы Владимира. Перун, бывший ранее покровите­лем лишь князя и его дружины, превращался в верховное государственное божество, поклонение которому станови­лось обязательным для всех. Но это влекло за собой существенные изменения в языческом мировоззрении сла­вян.
Язычество, как известно, по своей сути не является госу­дарственной религией, но религией племенного общества, основанного главным образом на кровно-родственных отно­шениях. Поклонение силам природы делает каждый род и каждое племя, каждую семью самостоятельными в большин­стве своих религиозных проявлений. Реформа Владимира ломала эту самодостаточность, приближала внутренний мир славянина к миру князя и княжеской власти, более того — прямо вовлекала в него. Киевлянин поднимался на княжес­кий холм, к господствовавшему над ним идолу Перуна, при­носил ему жертву, участвовал в обрядовом пиршестве — Длине, приводил с собою своих сыновей и дочерей. Проливалась жертвенная кровь животных, а порой… и человеческая кровь. Княжеский бог принимал на себя жертву, приносимую человеком, — и тем самым приобщал его к себе…Языческая реформа Владимира в наибольшей степени повлияла на мировоззрение киевлян… Учреждение единого государственного культа связывало между собой отдельные  части государства - причем узами, которые обещали стать более прочными, нежели обычные узы военного подчинеиния.                                             
В то же время реформа Владимира — с присущими ей начатками единобожия (ибо культ Перуна в какой-то мере можно рассматривать как шаг к единобожию), с упорядочением взаимоотношений и более или менее строгой иерар­хичностью среди языческих богов — несомненно, означала упадок самого славянского язычества. Ведь язычество в прин­ципе не приемлет упорядоченности и иерархии. Для него весь мир, в том числе и человек внутри этого мира изначально един и нерасчленим на соподчиняющиеся друг другу структуры. Это обстоятельство, между прочим, отчасти объяснит нам тот факт, что пантеон Владимира просуществует всего десять лет и будет разрушен самим Владимиром, избравшим себе иную веру. Создание капища было еще и попыткой умилостивить богов, вернуть себе их благорасположение. И не только. Владимир обновлял старые божества — и вместе с ними обновлялся он сам. Покровительствуемый обновленным, украшенным и приобретшим невиданную власть Перуном, Вла­димир становился как бы иным, новым — уже не тем Влади­миром, который совсем недавно взошел в Киев, пролив кровь брата.
Реформа имела еще одно последствие…На­сильно вторгшись в мир языческий божеств, выставив их для всеобщего поклонения у самого своего терема и подчинив их своему богу, Владимир заступил ту незримую грань, которая отделяла князя от подвластного ему населения. В мироощу­щении человека древней Руси князь всегда стоял где-то рядом — но вне, над ним самим, на некой недосягаемой высоте. Теперь же общий для всех культ единого верховного божества в какой-то степени уравновешивал каждого — ибо делал всех одинаково подвластными ему. Реформа Владимира — высшая точка в развитии русского язычества, его апогей. Но в то же время — и его надлом, нарушение общих закономерностей языческого мировоззрения. Наверное, можно сказать и так: языческая реформа князя Владимира — даже при ее антихристианской направленности (а может быть, и благодаря этой антихристианской направленности) — оказалась шагом на том пути, который в конце концов привел Владимира к принятию христианства.

Карпов А.Ю. Владимир Святой. М., 1997. С. 109-113.
Tags: Исторический архив, История, История России
Subscribe

  • ИЗ ПРИСЛАННОГО. АРТУР ШОПЕНГАУЭР

    Всякая ложь и абсурд разоблачаются обычно потому, что в момент апогея в них обнаруживается внутреннее противоречие. Артур Шопенгауэр

  • ИРВИН ЯЛОМ. «ШОПЕНГАУЭР КАК ЛЕКАРСТВО»

    Продолжаю обзоры книг. И в этот раз о художественной литературе. А лучше сказать, о философско-психологической прозе. Весной удалось…

  • ИЗ ПРИСЛАННОГО. АРТУР ШОПЕНГАУЭР

    Любовь к одиночеству не может существовать в качестве исконной потребности, а возникает лишь благодаря опыту и размышлению, и возникает она по мере…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments