Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

230 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


230 лет назад, 14 июля 1789 г.  восставшие парижане штурмом взяли символ французского абсолютизма, крепость Бастилию. Это событие принято считать началом Великой Французской Революции.
Сейчас порой принято те события (как и иные) подвергать сомнению. Во-первых, а нужен ли был штурм этой крепости? Может он был бессмысленным?  В публицистике порой встречались утверждения, что её особо и никто не охранял, и в самой Бастилии сидело всего семь заключённых, и то часть из них уже сошла с ума.
Во-вторых,  на протяжении 230 лет споры ведутся  и по поводу самого события. Если брать нашу страну, то, безусловно, ещё 30 лет назад Великая Французская революция оценивалась со знаком «плюс». Сейчас, у нас акценты порой переставляются. Приводят иное мнение. Вслед за частью представителей французской историографии убирают слово «Великая». Более того, сам термин пытаются заменить на иной: «Эпоха террора».  Пишут и о геноциде в Вандее, и о негативных последствиях, какие революция оказала на саму Францию (например, в области экономики).
В любом случае, как бы мы не относились к этому событию, но и для Европы, и для мира оно, всё-таки, является знаковым. Даже термидорианский переворот 27 июля 1794 г., ставший по сути её концом, а позднее и разгром Франции в результате наполеоновских войн, не смогли остановить того процесса, который был дан Великой Французской революцией.

Революция дала массу ярких личностей от политиков (Мирабо, Дантон, Робеспьер и др.) до полководцев (Гош, Наполеон). Мы видим и великих людей. И творчество масс. А сколько ярких исторических событий!? Это и сам штурм Бастилии, и революционные войны (переросшие в наполеоновские) и многое другое…
Остановлюсь только на нескольких моментах. Безусловно, о Великой Французской революции ещё будет написано и сказано множество раз (и уже было сделано до этого момента).
Великая Французская революция особенно остро обозначила вопрос о соотношении традиции и современности. Напомню, и Американская революция (она же  – война за независимость в США) и Французская, в отличие от предшествующих им буржуазных революций в Нидерландах и в Англии отрицали Традицию. Правда, во Франции это обозначилось острее. Ведь у США фактически пока ещё и не было истории.
Именно Великая Французская революция стала своеобразным архетипом последующих революций. Ведь именно в ней наиболее чётко обозначились некоторые закономерности данного процесса. Это и постепенная радикализация революционного процесса и особенности революционной войны и ряд иных моментов.
Например, умеренные фейяны (Лафайет), были смещены боле радикальными жирондистами (Верньо Бриссо). В свою очередь, последние были свергнуты ещё более радикальными якобинцами (Робеспьер, Дантон, Марат).
Великая Французская революция дала толчок развитию политических идеологий в Европе. В то время уже по сути в Европе оформлялся либерализм. Революция во Франции стимулировала появление консерватизма. Эдмунд Берк, Жозеф де Местр, Луи Бональд и другие – порождение именно революции во Франции. С другой стороны, не мог не возникнуть и революционный радикализм, на базе которого потом возникли социализм, марксизм.
Можно здесь же сказать, что некоторые политологи ведут рождение нации-государства именно с Великой Французской революции. Ведь до этого сувереном выступал, как правило, монарх (мы не берём Американскую революцию), а теперь народ (или нация) заявил о своих правах. Кодекс Наполеона также лёг в основу законодательства многих стран современной Европы. Нельзя не сказать здесь и о принципе разделения властей.
Также и понятие «террор» выводят именно из этой революции. Сюда же можно добавить и иные термины. Например, «правые» и «левые». Если брать Россию, то у нас в 1920-х годах и, отчасти. В 1990-х использовался термин «термидор» для обозначения контрреволюционного переворота.
 Безусловно, Великая Французская революция всколыхнула Европу и мир, изменив и политическую карту мира. Как здесь не вспомнить наполеоновские войны. Да и освобождение латиноамериканских колоний ускорилось революцией во Франции и её последствиями. А что уж говорить о брожении самой Европы? И речь идёт не только о революционном движении. Одни политики. Боясь революции, стремились проводить политику закручивания гаек у себя в странах, что не могло не радикализовать общество. Другие, наоборот, предпочитали проводить реформы с осторожность, желая также не допустить революцию, противопоставляя последней именно реформаторский путь.
Возможно, именно во Франции зародилась социология, и Огюст Конт, критикуя революции как таковые. Говорил о необходимости реформ в обществе на основе науки.
Или, наоборот, возьмём консервативных мыслителей. Как раз заговоривших об опасностях чрезмерного рационализма и необдуманного вмешательства в процесс развития общества. Здесь можно напомнить трагичную судьбу философа Кондорсе. Французская революция прошла под знаменем идей Просвещения. Одним из просветителей и был Мари Жан Антуан Кондорсе, погибший в тюрьме во время революционного террора. Можно сказать, что отчасти он увидел то, к чему могут привести некоторые из идей Просвещения. Доведённые, до своего логического конца.
Повторимся, не все современники были в восторге от Революции во Франции: видя в самой стране кровь и террор. Были и наполеоновские войны (фактически порождённые революцией). Вместе с тем, сколько можно назвать имён великих людей, оказавшихся под впечатлением от Великой Французской революции?! Если брать философов –  это Кант и Гегель. В музыке – Бетховен. В  литературе – Гюго. И это восхищение не было случайным.
Приведу здесь мнение только одного великого человека – Иммануила Канта: «Революция духовно богатого народа, происходящая в эти дни на наших глазах, победит она или потерпит поражение, будет ли она наполнена горем и зверствами до такой степени, что благоразумный человек, даже если бы он мог надеяться на ее счастливый исход во второй раз, все же никогда бы не решился на повторение подобного эксперимента такой ценой, – эта революция, говорю я, находит в сердцах всех зрителей (не вовлеченных в эту игру) равный их сокровенному желанию отклик, граничащий с энтузиазмом, уже одно выражение которого связано с опасностью и который не может иметь никакой другой причины, кроме морального начала в человечестве».
Так или иначе, подобно любому грандиозному событию, Великая Французская революция – явление неоднозначное, и ещё долго будет вызывать споры историков, философов, писателей, политиков, живущих в том мире, который, отчасти, был создан после 14 июля 1789 г.

 
Tags: История, История Запада, Мои заметки, Мои записи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments