Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

СОЕДИНЯЮЩИЙ ЭПОХИ: ВАЛЕНТИН ФЕРДИНАНДОВИЧ АСМУС Часть 2.


Окончание.
Начало: https://geokhar.livejournal.com/768960.html

В середине 1950-х гг. произошли очередные изменения в судьбе В.Ф. Асмуса. В логике всё более стал делаться акцент на математику. В связи с этим философ счёл, что «уже поздновато переключаться на новую исследовательскую область». К тому же в стране, после ХХ съезда КПСС началась «оттепель», в т.ч. и в философии. Мыслитель воспользовался предоставленной ему возможностью и перешёл на кафедру истории зарубежной философии МГУ.
На этой кафедре философ и проработал до своей смерти. Одновременно он является старшим научным сотрудником сектора эстетики Института мировой литературы. В.Ф. Асмус по прежнему публикует труды по литературе, эстетике. Но в первую очередь, в круг его интересов входит любимая история философии.
Наступили самые плодотворные и благоприятные, по сравнению с предыдущим временем, годы в жизни В.Ф. Асмуса. В 1950—1970-е гг. им опубликованы исследования по истории философии: «Декарт» (1956), «Философия Иммануила Канта» (1957), «Демокрит» (1960), «Жан Жак Руссо» (1962), «История античной философии» (1965), «Платон» (1969), «Иммануил Кант» (1973); разделы в «Кратком очерке истории философии» (1960); исследование «Проблема интуиции в философии и математике» (1963). И это ещё далеко не всё, сделанное им!
Он читает лекции по философии студентам, аспирантам. По свидетельству профессора МГУ В.В. Соколова, «как всегда, эти лекции отличали ясность, содержательность, непринужденная и изящная стилистика»[1].
На лекции к В.Ф. Асмусу приходили не только студенты того курса, на котором он вёл занятия. Его лекции посещали и студенты факультета, и аспиранты и преподаватели. Аудитории, по свидетельству академика  Т.И. Ойзермана были всегда заполнены.
Вспоминая занятия В.Ф. Асмуса, Т.И. Ойзерман, заведовавший в то время кафедрой истории зарубежной философии, отмечал: «Лекции В. Ф. Асмуса были рассчитаны на подготовленных слушателей. Он говорил, например, о Канте или Фихте так, как будто слушатели уже знакомы с их произведениями и испытывают потребность уяснить наиболее важные и трудные для понимания положения. Слушатели как бы вовлекались в обсуждение проблем, приглашались тем самым к более основательному, глубокому их изучению <…> В. Ф. Асмус как лектор не пытался уснащать свои лекции какими-либо забавными, анекдотического свойства, подробностями. Он читал спокойно, несколько даже суховато, постоянно ссылаясь на источники, в том числе и на новейшую зарубежную литературу вопроса. Такие основательные (я бы сказал даже специальные) лекции по философии собственно и нужны на философском факультете. Они стимулируют серьезное изучение трудов классиков философии и оказываются необходимыми, полезными и для тех, которые уже преуспели в этом изучении»[2].
Далее, Т.И. Ойзерман отмечал: «Были хорошие лекторы, слушать которых было не скучно, даже интересно, но они, как правило, ограничивались популярным введением в изучение классических философских трудов, в то время как В. Ф. Асмус вводил своего слушателя вглубь этих произведений, убеждая его в том, что он все еще недостаточно их постиг, даже в том случае, если он посвятил им немало своего времени».
Правда в 1960 г. произошёл ещё один случай, напомнивший прошлые десятилетия. В.Ф. Асмус выступил с речью на похоронах своего друга –писателя Б. Пастернака. Выступление не понравилось некоторым из коллег мыслителя. В речи В.Ф. Асмуса были и такие слова: «До тех пор, пока будет существовать русская речь, имя Пастернака останется ее украшением». И это говорилось о человеке, находившемся фактически в опале! Соответственно, ряд коллег философского факультета МГУ решил осудить Асмуса. Однако «высшие инстанции» отказались поддерживать критиков и дело было замято.
Однако власти, ценя талант В.Ф. Асмуса, видимо учитывали тот факт, что он беспартийный, возможно, что и подозревали его в нелояльности к режиму. Возможно, отчасти поэтому философ оставался не выездным – за границу его не выпускали.
Также неудачей окончились его попытки попасть в Академию наук СССР по философии. С 1943 г. его кандидатуру выдвигали при выборах в АН СССР. Но в 1962 г. В.Ф. Асмус перестал подавать документы, после того, как   секретаря ЦК КПСС Л.Ф. Ильичёва сделали академиком.
Мыслитель продолжал публиковать книги и статьи, читать лекции. Его приглашали к сотрудничеству в «Философскую энциклопедию», «Большую советскую энциклопедию», «Литературной энциклопедии». В 1968 г. он становится старшим научным сотрудником Института философии РАН.
В 1969—1971 гг. издательство Московского университета опубликовало два тома его «Избранных произведений», что было важным событием. Партийное начальство сначала косо посмотрело на данную затею: мол «избранные произведения» могут издаваться только у «классиков» марксизма. Но в целом идея была одобрена.
В.Ф. Асмус был не только знатоком античной и западной философии, не только логиком и литературоведом. Ему принадлежит и заслуга в изучении русской философии. Ещё в 1940-х гг., когда готовилась к выходу 7-томная «История философии», ему был поручен также и том, посвящённый отечественным мыслителям. Правда этот том не вышел в свет, но позднее наработанные материалы учёный опубликовал в других изданиях.
Ведя занятия по логике в 1950-х гг., В.Ф. Асмус рекомендовал студентам читать труды дореволюционных мыслителей – Н.О. Лосского, Н.А. Васильева, А.И. Введенского,  И.И. Лапшина и других.
Позднее, в 1960-е гг. Асмус приложил много усилий для реабилитации репрессированных мыслителей, а также для восстановления  доброго имени философов-эмигрантов. Он публикует статьи о Г.Г. Шпете, Л.И. Шестове. Уже после смерти мыслителя, в 1980-х гг. вышли в свет две его статьи о В.С. Соловьёве.
Научные труды В.Ф. Асмуса находили признание не только в стране, но и за рубежом. В Европе он ценился прежде всего как специалист по философии И. Канта. Руководство Международного института философии в Париже приняло учёного в свои ряды. Награды были и в стране.  Так, в 1965 г. он становится заслуженным деятелем науки РСФСР, а в 1974 г., в связи с 80-летием, его награждают орденом Трудового Красного Знамени.

С уважением о мыслителе отзывались его коллеги и ученики. Философ З.А. Каменский, учившийся у В.Ф. Асмуса ещё до войны, писал о нём: «Мне редко приходилось встречать человека, в характере которого так счастливо бы сочетались поистине олимпийское спокойствие, интеллигентность и, что особенно его отличало, — доброта. Одной из черт его характера была чрезвычайная щепетильность в отношениях с людьми»[3].
Вспоминал о философе и политолог А.Ю. Мельвиль. «Это был представитель хорошей интеллигентной семьи обрусевших немцев, ученый еще из дореволюционной, досоветской когорты, который так или иначе встроился в советскую реальность, но сохранил и качество мысли, и шарм, и универсальность знания такого несоветского типа. <…> Я помню его лекции по античной философии – они производили завораживающее впечатление на большинство студентов. Это была совершенно легендарная личность[4]».
Уже упоминавшийся Т.И. Ойзерман писал, что В.Ф. Асмус «был учителем с большой буквы и весь отдавался этой деятельности, не жалея для нее своего времени, которое он, между прочим, очень ценил. <...> он был не просто замечательным профессором, прекрасным лектором, но и творческим мыслителем, самостоятельно развивавшим философию»[5].
Окружающие поражались разносторонности В.Ф. Асмуса. Философ В.А. Смирнов: «Валентин Фердинандович был ярким интеллектуалистом. Он неоднократно говорил и показывал, что основная ценность науки, знания не в их прикладном характере, а в том, что они дают истину. Знание полезно, потому что оно истинно <…> Я как-то удивился такой разносторонности Валентина Фердинандовича. Он заметил, что в наше время нельзя быть специалистом в одной области. Если нет возможности честно работать в истории философии, можно перейти в эстетику, логику. Главное — не говорить и не писать то, за что впоследствии будет стыдно»[6].
Доктор философских наук В.А. Жучков отмечал, что В.Ф. Асмус всегда стремился следовать двум основным принципам:
1)                 максимально полное изучение, самостоятельное освоение философского наследия;
2)                 подлинное уважение к этому наследию (впрочем, как и ко всему культурному достоянию человечества).
О первом принципе В.Ф. Асмус постоянно напоминал слушателям, призывая их к чтению первоисточников, всегда подчеркивая, что «никакое их изложение не может исчерпать глубины и богатства оригинала». Как отмечает В.А. Жучков, «на фоне господствовавших тогда примитивной подачи материала и его партийно-классовых оценок эти призывы воспринимались вполне однозначно».
О втором принципе В.Ф. Асмус почти никогда не говорил, однако его лекции «поражали не столько широчайшей эрудицией, глубоким проникновением в смысл и существо рассматриваемых учений и проблем, а удивительно трепетным, почти любовным к ним отношением. Он умел не только видеть и понимать, но и восхищаться их истиной и красотой, а главное обладал редким даром передавать это восхищение другим, заражать слушателей чувством удивления, восторга, преклонения перед мыслью, идеей, даже ошибкой или заблуждением того или иного философа. Эффект этот был тем более значителен, что достигался он за счет спокойной, рассудительной, академически бесстрастной и даже суховатой манеры подачи материала, умения увлекать не увлекаясь и, как иногда казалось, охлаждая чрезмерный пыл и восторженность слушателей»[7].


Философ был дважды женат. Первый раз он женился на Ирине Сергеевне Мецгер (1893–1946 гг.). От этого брака у В.Ф. Асмуса родилась дочь. Но в 1946 г. его жена умирает. Правда вскоре философ женится второй раз. Его избранницей стала Ариадна Борисовна Асмус (1918-2004 гг.). Во втором браке у него уже было пять детей. Будучи верующим человеком, В.Ф. Асмус воспитывал их в православии. Не случайно, один из сыновей мыслителя  – Валентин, впоследствии стал не только учёным, но и протоиереем.
По воспоминаниям Валентина Валентиновича Асмуса, их отец был убеждён, что только Церковь способна возродить страну. В.Ф. Асмус тосковал по прошедшей жизни, и однажды, слушая рассказ жены о посещении Псково-Печерского монастыря, воскликнул:
– Боже, неужели где-то еще есть нормальная жизнь?![8]
Умер В.Ф. Асмус 4 июня 1975 г. в Москве. Согласно завещанию, его похоронили с графическим портретом Канта в руках.
Велико было значение В.Ф. Асмуса. Он внёс большой вклад в изучение античной и западной, а также российской философии. В.Ф. Асмус был превосходным лектором и преподавателем. Его учениками являлись такие знаменитые философы и историки мысли, как Г.Г. Майоров, А.И. Абрамов, З.А. Каменский, В.В. Соколов; логик и социолог А.А. Зиновьев, политологи А.С. Панарин и А.Ю. Мельвиль и многие другие. Книги В.Ф. Асмуса до сих пор издают в России. Публиковались они и за рубежом.
Согласимся с характеристикой, данной учёному доктором философских наук В.В. Соколовым: «за все наши пореволюционные годы никто в нашей стране не сделал столько, сколько В. Ф. Асмус для философского просвещения и образования в России»[9].
На примере жизни В.Ф. Асмуса видно как важна преемственность эпох. Получив образование в дореволюционной России, В.Ф. Асмус в ситуации, когда многие мыслители (и не только) покинули страну, выступил в качестве одного из передающих звеньев той могучей культурной традиции, что существовала до революции.
Биография В.Ф. Асмуса важна и для нашего времени, когда в вузах порой наблюдается вытеснение профессорского состава, уважаемых учёных. Необходимо сохранять преемственность традиции, беречь носителей богатого преподавательского опыта, людей, обладающих большими знаниями.





[1] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель. URl: https://fanread.net/book/9437769/?page=4
[2] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель.
[3] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель.
[4] Мельвиль А.Ю. Мои учителя. URL: https://www.hse.ru/personal/melville/teachers
[5] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель
[6] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель.
[7] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель.
[8] Валентин Асмус. прот. Оптимизм – то, что отличает христианина
[9] Асмус В.Ф. Педагог и мыслитель.
Tags: История России, Мои заметки, Мои записи, Философия, Философские этюды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments