Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

АНДРЕЙ ПРИМОРСКИЙ. ГИБЕЛЬ СЕЛЕНИИ

ПРИТЧА.
Из цикла "Лемурийские хроники"


Мир и благоденствие были во Вселенной во времена правления династии Хайраддинов. Оба султана – Хайраддин Первый и Хайраддин Второй правили железной рукой, водворяя везде порядок. Такие страшные события, как гибель Лемурии, или ещё более отдалённая гибель Союза Стран Северной Румии постепенно забывались.
Вселенная, казалось, процветала. Ширился и украшался Хуррамабад – столица Хайраддинов. Соседние царства искали дружбы с Хайраддинами  и получали её. От Ланки до Гипербореи, от Западных румийских земель и до Великого Океана установилось спокойствие и благоденствие.
Если Хайраддин Первый более любил путешествия, то его сын – султан Хайраддин Второй обожал пиры и беседы с умными людьми, которых приглашал отовсюду.
Однажды приехал к нему из далёких западных румийских земель его друг, мудрец и философ Архий со своими спутниками. Обрадовался Хайраддин ему и устроил большой пир, на котором вино, как всегда, лилось рекой, поэты состязались в красноречии, а музыканты в своём мастерстве. Во время пира хозяева и гости много беседовали. Архий рассказал о своём путешествии, о том, что произошло с ним за последнее время, а также и новостях, что случились в румийских землян, на берегу Седого Океана. Событий там было много, и было что обсудить.
В качестве подарка привёз Архий султану книгу «Повесть о гибели Селении», сказав, что это древняя хроника о стране Селении, что когда-то существовала на границе румийских земель и Гипербореи.
– Что это за страна и что ты можешь рассказать о ней? – спросил султан. Сам он много читал по истории, но о Селении не знал почти ничего.
– Это было давно, о владыка, ответил Архий. Страна была там, где сейчас находится часть Гипербореи. Предания о ней сохранились в наших румийских хрониках, и кое-что из этого я как раз и привёз тебе. Если хочешь, я расскажу тебе о ней.
Султан утвердительно кивнул и Архий начал свою повесть.
– Селения была могучим государством, существовавшим ещё задолго  до империи твоего отца, великого Хайраддина Первого и, даже, до существования Союза Стран Северной Румии.
Долгое время Селенией правили мудрые цари, благодаря чему страна процветала: развивались науки, крепла армия, собирались несметные богатства, земледельцы давали стране много продуктов, ремесленники вывозили свои товары далеко за пределы государства. А какие там были прекрасные города!? Белокаменные дома селенийцев утопали в цветущих садах. Страна была покрыта замечательными лесами и полями. Мне доводилось в юности бывать в тех краях, они ещё сохранили остатки той красоты, что была когда-то. Поистине, это была страна мудрых правителей, великих воинов, трудолюбивых людей! Настоящих мастеров! Даже отрывочные источники дают нам прекрасную картину того времени!
Любовь селенийцев к наукам проявилась в том, что они с усердием строили многочисленные библиотеки, школы, собирали и бережно хранили древние списки. Селенийцы старательно изучали свою историю и литературу, интересовались географией и иными науками.
Соседи уважали Селению, а где-то и побаивались. Однако со временем правителям Селении стало казаться, что им чего-то не хватает в своём государстве. Кроме того, в нескольких битвах селенийцы потерпели поражение, в том числе и от своих соседей скандов, живущих в северных суровых странах, а также от диких аркаимлян, обитавших за Каменной Стеной. Тогда с завистью они стали посматривать на соседей, подмечая, чего бы взять у них такое, что отсутствовало бы в их стране. Особое внимание уделялось Скандии  – стране, располагавшейся к северо-западу от Селении. Так вёл себя и один из последних царей – Архелай.
Однажды в государстве произошёл переворот. При дворе царя Селении Архелая появился некий Геростратий – хитрый и коварный вельможа.
– А откуда же он взялся? Спросил внимательно слушавший султан.
– Этого никто не знает, о владыка, ответил Архий. – Неведомо откуда он появился. Войдя в доверие к Архелаю, Геростратий быстро сделал карьеру. Помогла ему и женитьба на дочери Архелая, которую он, судя по всему, окрутил своими льстивыми речами. Вскоре Архелай умирает при загадочных обстоятельствах и Геростратий становится царём.
Вот, проходимец, – воскликнул один из молодых сыновей царя, но тут же дальше приготовился слушать.
– Придя к власти, новый правитель стал убеждать людей, что он задумал реформы к их благу и сделает Селению счастливой. При том он часто обращался к опыту последних правителей Селении, и того же Архелая.
– Мои предшественники часто думали на тему, как им превзойти соседнюю Скандию и иные страны. И я продолжу их дело, – хвастливо заявлял Геростратий, – мы превзойдём их в своих науках, своей литературе и ещё много в чём! Если хочешь победить врага, то выхвати у него его меч, и ты его победишь!
Геростратий говорил много глупостей, но почему-то селенийцы поверили ему.
– Интересно, почему, – спросил кто-то из внимательно слушавших Архия придворных.
– Видимо отчасти сказался авторитет Архелая, который был высоким в государстве. А новый правитель умело прикрывался памятью об умершем царе. Он провозгласил: раз страна хочет произвести впечатление на соседей, то жителям государства нужно изучать как можно больше чужие языки. В частности – скандийский. Это приведёт к тому, что селенийцы чаще будут ездить к скандам и передавать им свои знания.
Поэтому в школах стали всё меньше учить селенийский язык, и всё больше скандийский.
– А вы представляете, вдруг сканды приедут к нам, и будут учиться у нас, как они смогут общаться с нами? – спрашивал Геростратий, и призывал селенийцев как можно больше говорить на скандском языке. Даже в отдалённых местах страны.
И сканды стали появляться. В первую очередь их стало всё больше при дворе самого Геростратия. Более того, Геростратий некоторым из них поручил и писать историю Селении.
– Наши мудрецы заняты, у них много дел, а сканды своим свежим взглядом, взглядом со стороны, лучше нам объяснят, кто мы такие!
И учёные мужи из Скандии стали писать историю Селении. А Геростратий не унимался.
– А зачем нам вообще знать историю Селении? Зачем?
– Вот тебя, – спрашивал как-то Геростратий одного крестьянина, повстречавшегося ему в поле, – тебя история твоей страны как-то кормит?
Крестьянин не знал, что отвечать.
– Видите, – радостно поворачивался Геростратий к своим спутникам, – зачем простым людям знать историю? Давайте мы её будем постепенно убирать из школ. Пусть её читают только те, кому это будет интересно в библиотеках.
– А что-же тогда будут у нас учить дети? – возражали окружающие.
– Как, что? Разве мало у нас чего есть? Их надо учить труду в поле, тому как на рынке вести дело, считать деньги, а не знать историю.
– Но ведь на исторических примерах воспитываются целые поколения, – не сдавался один из советников.
– Достаточно, если это будет знать элита, а для неё как раз и напишут правдивую историю те, кого мы когда-то побеждали – сканды. Они народ честный и воздадут нам по заслугам. Я в этом уверен!
– Кстати, – подумав добавил Геростратий, – язык наши граждане знают хорошо, поэтому и его должно быть по меньше в школах.
 – А как же быть с нашей литературой? Спрашивал кто-то из спутников Геростратия.
– Что значит, как? У тебя есть время читать наших поэтов, писателей? Есть? Нет?
Советник отрицательно покачивал головой.
 – А у тебя? – Геростратий обращался к другому?
То также качал головой.
– Видите? И у простых пахарей также нет времени. Так пусть они меньше учат литературу в школах, больше работают в поле, домом занимаются, детей воспитывают.
– Однако литература – это основа нашего народа, она воспитывает дух людей, помогает в сложные времена – постарался возразить кто-то из окружающих правителя придворных. – Также и история. Мы воспитываем молодёжь на примере наших предков!
Султан, слушавший Архия, кивнул одобрительно: «Правильные слова».
Тем временем рассказчик продолжал:
– Геростратий задумался, а потом обратился к придворным: «Да, литература нам нужна. Это правда! И история. Ну ничего. Мы сделаем краткий курс истории и краткий курс литературы! Мы составим краткое описание наших поэм. Вместо того, чтобы учить поэму в двадцати книгах, ученики сейчас почитают в одной книге пересказ.
– А кто этим будет заниматься?  – спрашивали советники.
– Как кто? Наставники в школах. Пусть они утром учат детей, а по вечерам делают изложения книг, а также составляют отчёты по своей работе: кто и сколько книг переписал. Им так больше пользы будет и ученикам тоже.
– Но почему? Кто сказал, что будет польза? – изумился один из мудрецов, сопровождавших царя. Однако правитель Селении ничего не ответил, смерив лишь того презрительным взглядом.
И вот в школах стал повсеместно вводиться скандский язык, а родному языку начали меньше уделять внимания. Селенийцы стали изучать историю лишь в кратком изложении, составленном скандами. А литературные произведения теперь переписывали наставники и ученики читали лишь пересказы великих поэтов древности..
Так прошло несколько лет. Но Геростратий не унимался.
– Чем гуще ночь, тем ярче звёзды! – цитировал Геростратий одного древнего поэта.
Советники изумлённо смотрели на царя.
– Понимаете, рассуждал Геростратий, – у нас сейчас слишком много наставников в школах, и родители зачастую не знают, к кому их вести. Давайте поможем родителям! Мы сократим количество школ, оставив их в крупных городах. Там и будут наставники. Зато какие! Знаменитые на всю округу! И уже к ним отовсюду поведут детей. Тем более, что наставников должно быть меньше. Они зачастую задаром едят хлеб, разносят по стране вредные идеи. А разве у вас не бывали такие отвратительные учителя? Конечно же бывали!
Некоторые из придворных кивали головами и соглашались с царём.
Итак, наставников стало меньше, а те, кто остался, были заняты перепиской книг и составлением непонятных отчётов.
– А чтобы они лучше знали скандский язык – мало ли соседи поедут к  нам, мы отправим некоторых наставников туда – в Скандию, перенимать опыт.
Но сокращали не только школы.
– Библиотека, это ценное хранилище знаний! – рассуждал правитель, – В Селении очень много библиотек. Но ведь – за всеми ними не уследишь, и в отдалённых библиотеках могут быть свитки, которые для нас представляют большую ценность. Поэтому я повелеваю, чтобы основную часть книг свезли в несколько библиотек главных городов. Там они и будут храниться! А вредные книги надо сжигать!
Султан вскочил со своего кресла:
– Неужели этот абсурдный приказ был выполнен?
– Да, о повелитель. В Селении начали жечь книги.
Помолчав немного, и отпив принесённого ему в бокале вина, рассказчик продолжил.
Правитель Селении заявлял:
– Большую ценность имеют новейшие книги. То что было – прошло. Мы должны более знать современных авторов, а не прошлых лет, у которых свой опыт. Зачем он нам?
И детям в школах стали давать постепенно только новых авторов, убирая всё старое. А поскольку в Скандии было много писателей, то их и стали давать селенийским школьникам в переводах.
– Неужели никто не возмущался всему этому? – воскликнул один из сыновей султана, сверкая от гнева глазами.
– Почему же, – возразил Архий, – в окружении Геростратия были люди, догадывавшиеся, каким образом он пришёл к власти. Были и те, кто спорил с правителем в совете. Но царь и его приспешники одних объявляли сумасшедшими, выжившими из ума. Лекари запирали их дома и поили разными снадобьями. Другие неожиданно исчезали, и о них ничего не было известно. Кто-то устраивал покушение на Геростратия, но неудачно.
Основной части советников поставляли всё кому что надо: одному заморские вина, другому – девушек для развлечения, третьему – золотые украшения для жены, сына у четвёртого устраивали на какую-либо высокую должность.
Кроме того, часть детей знати отправляли на учёбу в Скандию. И когда кто-то из советников пытался спорить с Геростратием, тот мягко намекал, мол понравится ли скандам, что этот советник критикует их страну, и что тогда будет с его сыном, который там учится. Аргумент действовал.
– Мы ходим в неправильной одежде, – философствовал Геростратий, – не очень подходящей для нашей страны. Давайте больше будем покупать у скандов их одежду.
Конечно, и раньше Селения торговала со Скандией, и сама туда поставляла товары. А теперь в страну хлынул поток скандийской одежды, которую сочли очень удобной. Рекой в страну потекли заграничные вина, сладости, и многое иное. Селенийцы всё более привыкали к этим товарам. В страну всё чаще стали ездить скандские аэды-сказители, певшие о подвигах героев Скандии.
Слушая рассказ Архия, султан то внимательно молчал, то вставал и с возмущением прохаживался по залу. А рассказчик продолжал.
– Однажды Геростратию пришла новая мысль: «А зачем нам производить товары в большом количестве? Давайте мы почти всё будем закупать в Скандии. Денег у нас итак много. А самое необходимое для нас тут всё равно произведут рабы».
И вот детей в школах стали учить уже не возделыванию земли, а только торговле, как торговать, как давать деньги в кредит. Люди всё более стали отвыкать помогать друг другу деньгами, а всё чаще начали обращаться к ростовщикам.
Основная масса крестьян, раз их труд оказался не нужен, переехала в города. Там им устраивали раздачу хлеба, и частые зрелища: свои и приезжие актёры показывали им разнообразные представления.
К концу правления Геростратия селенийцы почти разучились читать и писать на своём языке. Скандский язык они знали лучше, чем родной. Книги они читали, написанные иноземными авторами, если свои – то в небольших пересказах. Кроме того, библиотек становилось всё меньше: они то горели, то здания приходили в негодность начинались ремонтные работы и книги куда-то исчезали. Граждане стали отвыкать от труда, а только смотреть разные зрелища. Часть жителей Селении, выучившись в Скандии, приезжала обратно, и радостно говорила соотечественникам, что те живут неправильно, и теперь вернувшиеся научат их верному пути.
– Неужели этот проходимец правил долго? – спросил султан.
– Да. Так так прошло сорок лет. И вот умер Геростратий, сделавший Селению, как он говорил, великим государством. На престол вступил его сын – Парис. Он был молод, неопытен, безволен и соседи это почувствовали. Из-за Каменной Стены стали всё чаще нападать аркаимы. Возникли у сына Геростратия споры и со Скандией из-за некоторых территорий. Правитель Скандии в качестве главного аргумента двинул войска на Селению. Более того, он прислал письмо с требованием подчиниться ему.
И вот собрался совет во дворце Париса. Царь был изумлён: вроде бы друзья, а нападают на его страну.
– Что мне делать? – вопрошал он советников.
– Нам надо покориться скандам, – отвечали советники, выпестованные Геростратием, да и некоторые из них были учителями нынешнего царя.
– Но почему? – в голосе Париса царила неуверенность. Он вроде бы даже и не хотел воевать со скандами, выросши на их книгах, слушая их песни, поедая их яства. Но всё-таки ждал подтверждения своих мыслей от советников.
Тогда встал один из них – Ахиней. Мудрый советник Геростратия, стоявший рядом с умершим царём во всех его начинаниях.
– Мы, хорошо понимает их язык, да и сейчас мы почти на нём говорим. Как наши воины, одетые так же как и сканды, говорящие на таком же языке, будут сражаться со своими братьями? К тому же рядом варвары – аркаимы, и нам надо выбирать: либо сюда придут свои – сканды, культурные, образованные люди и мы заживём единой братской семьёй. Они принесут нам свои книги, завезут ещё больше товаров, научат наших детей ещё большим премудростям. Либо из-за Каменной Стены придут кровожадные аркаимы. Они разрушат наши города, обесчестят наших жён и дочерей, а сыновей обратят в рабство! Мы исчезнем как народ или превратимся в варваров!
Ахиней разошёлся в своей речи и вельможи так и видели образы волосатых варваров, разрушающих их дома, разбивающих головы младенцев о каменные стены, жгущих книги и хватающих своими грязными руками селенийских жён и дочерей.
Парис и его советники были потрясены речью Ахинея. Посовещавшись, члены совета приняли решение не сопротивляться. Народу также сообщили, что сканды их друзья, и войны с ними не будет. Селения присоединяется к Скандии, становится частью большого государства.
Граждан в основном было легко убедить, ведь многие покупали иноземные товары, носили скандскую одежду, читали написанные для них приезжими книги, в которых было написано, что Скандия – величайшее государство. В книгах по истории, написанных иноземцами говорилось, что история Селении – одна цепь неудач, и ошибок, и надо поэтому присоединиться к более правильной и сильной цивилизации. Поэтому многие спокойно восприняли решение своих правителей. Кроме того они боялись аркаимлян, народ которых становился всё более многочисленным, а советники Париса говорили, что сканды придут как друзья и защитят селенийцев от варваров.
Однако были недовольные, которые уходили в горы, унося книги селенийских авторов, которые ещё сохранились. Те, кто ещё помнил свою историю, кто уважал прошлое, создавали вооружённые отряды и пытались сопротивляться входившим захватчикам и войскам Париса, однако силы были не равны и смельчаки погибали в последних битвах.
– Этого и следовало ожидать, – сказал кто-то из слушавших.
А рассказчик продолжал.
– Парис остался у власти и получил титул наместника скандской провинции Селения. В городах жгли книги древних авторов, по дорогам страны маршировали иноземные солдаты, Селения умирала.
Однажды селенийцы увидели на облаках образ их пылающего города, а на его фоне Геростратия. Бывший царь стоял подбоченясь, и глядя на селенийцев громко хохотал. Этот смех пронзил души многих людей. Им стало ясно, что сделал Геростратий и что с ними произошло при Парисе. Но было уже поздно…
…Те кто, уцелел, не покорился смогли донести до нас повесть о гибели этой прекрасной страны. И хотя прошло много времени, уже давно нет ни Скандии, ни тем более, Селении, однако эта повесть чудом сохранилась у румийских мудрецов. Её я Вам и передаю, о повелитель.
В зале воцарилось молчание. И султан и его свита, потрясённые рассказом, размышляли над ним.
  – Благодарим тебя, Архий, за интересный рассказ, – нарушил наконец молчание султан, – любая история, даже трагическая, даёт уроки. Главное – их правильно извлечь.
Слова султана звучали неторопливо, он словно размышлял над сказанным.
– Каждый из этой истории извлечёт свой урок. Даже у нас – хуррамабадцев, и вас – румийцев, будут свои уроки. Пока здесь можно сказать немного. Первое, думаю я, чему учит эта история, если в стране что-то становится плохо, то не нужно всё менять. Тем более, перенимать у противника. Второе. Народ, не ценящий свою историю, культуру и язык никогда не будет иметь будущего. Он будет учить чужую историю. Такой народ заставят учить чужой язык и осваивать чужую культуру.  Люди, плохо говорящие на своём языке, заговорят на чужом. Те, кто не ценит свою литературу, будет вдохновляться чужой. Вот и вы подумайте над тем, что услышали. Мы ещё вернёмся к этому. А сейчас можете идти.
И султан отпустил всех присутствовавших.
Tags: Андрей Приморский, Мои записи, Притчи, Разное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments