Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

«ТВОРЦЫ РУССКОЙ ИДЕИ» АРСЕНИЯ ГУЛЫГИ


Приходилось уже писать о творчестве известного советского историка философии Арсения Владимировича Гулыги[1]. Весна вообще явилась временем «встречи» с этим замечательным философом. Планирую летом написать краткие заметки о пяти книгах А.В. Гулыги.
Мы больше знаем А.В. Гулыгу как историка немецкой классической философии, автора превосходных и замечательных книг о Канте и Шеллинге. Однако А.В. Гулыга занимался ещё и русской философией. Не случайно, в  его книгах, посвящённых немецким мыслителям, также есть сюжеты, в которых отражена взаимосвязь его героев (Канта, Гегеля, Шеллинга, Шопенагуэра) с Россией.
Одним из результатов его интереса к русской философии, её истории, является переизданная в 2018 г. в серии  «Жизнь замечательных людей» книга «Творцы русской идеи» (М.: Молодая гвардия, 2018. 333 с.). Первое издание вышло ещё в 1990-х гг. где-то почти сразу после смерти А.В. Гулыги. И вот перед нами её очередное переиздание.
Преступая к обзору жизни и  творчества выдающихся русских мыслителей, автор указывает на необходимость такой книги. Действительно, писалась она в середине 1990-х гг., когда во многом отрицалась и высмеивалась русская культура. Безусловно, такому оголтелому отрицанию русской культуры стремились противостоять и в то время. И работа А.В. Гулыги – не исключение.
Философ ставит целью показать, что наша мысль, особенно религиозно-философская, не уступает западной. И в ней есть имена, равные выдающимся философам Евроатлантики. Русская религиозно-философская мысль обращается к важной проблеме существования человечества – к поиску смысла жизни. Отечественные мыслители предложили свой вариант диалектики, отличный от гегелевской. Истина в русской философии, по мнению Гулыги, это очевидность, непосредственное знание, устремление деятельности, в том числе и научной.
Российская философская традиция предлагает положительный общечеловеческий идеал, поэтому она и современна. Суть этого идеала в создании такого типа человеческой общности, «где индивид не задавлен всеми и все не страдают от острых углов индивидуальности»[2]. Гулыга признаёт, что при решении данной проблемы отечественные мыслители опирались на достижения немецкой классической философии.
Как здесь не вспомнить Канта, который ввёл термин «идеал» и выступал с идеей создания такой всемирной общности. Только вот на каких основаниях она будет строиться? Или это будет своеобразная всемирная «империя зла», подавляющая других? Или нечто иное? Русская мысль предлагает свою альтернативу данному проекту – соборное единство человечества. Это и есть «русская идея». Таким образом, и задача книги – рассказать о русской идее, её творцах.
Помимо понятия «русская идея» А.В. Гулыга обращается и к категории постсовременность. Что же это такое? Релятивизм, в том числе и ценностный. В обществе постепенно нарушается баланс приобретений и потерь в пользу последних. Идёт процесс отрицания традиции. Но это лишь одна из тенденций. Вторая – противостояние такому релятивизму, отрицанию ценностей, идеалов. Если для современности характерно отрицание прошлого, то постсовременность, в понимании А.В. Гулыги, стремится соединить то что есть с тем, что было.
Это касается и философии. Она, исчерпав себя, может существовать только как история философии[3]. Автор тщательно разбирает понятие «русская идея», полемизируя с теми, кто отрицает наличие таковой (А. Янов, О.Р. Лацис, Д.В. Драгунский). А.В. Гулыга отмечает, что термин «русская идея» ввёл Ф.М. Достоевский. Предшественниками Ф.М. Достоевского являются Н.М. Карамзин и А.С. Хомяков, а помимо Достоевского главными носителями выступают В.С. Соловьёв и Н.Н. Фёдоров и их последователи (В.В. Розанов, А.Н. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, Н.О. Лосский, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, П.А. Флоренский, Л.П. Карсавин. А.Ф. Лосев).

Исходя из этого автор рассматривает творческие биографии  тринадцати выдающихся русских философов от Ф.М. Достоевского до А.Ф. Лосева[4]. Безусловно, тема обширная и всех мыслителей в ней не охватить. Поэтому А.В. Гулыга и выбирает несколько наиболее ключевых, на его взгляд, мыслителей, оказавших влияние на русскую идею как таковую.
Останавливается А.В. Гулыга и на некоторых характерных чертах русской идеисоборности, православии, эсхатологии.
В целом, общий вывод по русской идее у автора: «русская идея — это предчувствие общей беды и мысль о всеобщем спасении. Она родилась в России, но опиралась на западную, прежде всего немецкую философскую культуру. Ее источники: русский исторический опыт, православная религия, немецкая диалектика. Русская идея имела целью объединить человечество в высокую общность, преобразовать в фактор космического развития»[5].
Но почему эта идея объединения и спасения человечества называется русской? Эта идея родилась в России. И сама русская история, с её сложностями и трагизмом способствовала возникновению идей о всеобщем братстве.
Русская идея сейчас (речь идёт о середине 1990-х гг., хотя и 20 лет спустя можно согласиться с данным тезисом), имеет немного иное измерение. Она призывает к «национальному возрождению и сохранению материального и духовного достояния России». В целом, человечество стоит у края бездны и русская идея актуальна как никогда
Автор не отрицает, что русская идея не содержит ничего и в чём-то является повторением того, чему учит нас Евангелие. Но вновь напоминает, что постсовременность – это актуализация прошлого  на более убедительном уровне[6].
Далее автор уточняет такие понятия, необходимые для данной книги, как «культура», «ценности» и «смысл жизни». Есть и другие понятия в данном разделе, связанные с данными категориями. Высшей ценностью, воплощённой в личности является идеал. В христианской религии у идеала одно имя – Иисус, и в этом имени воплощена знаменитая триада древних: Истина, Добро и Красота. Именно осуществление идеала, приближение к нему является смыслом жизни. Религия даёт идеал, а философия выводит его за пределы культа.
Идеал по сути задаёт высшую цель. И профанация идеала, стремление принизить его, приводит к страшным последствиям (здесь А.В. Гулыга приводит в пример Октябрьскую революцию 1917 г.). Русская культура как раз и стремилась к высокой цели[7]. Одним из её проявлений и являются выдающиеся русские философы. Интересно рассуждение А.В. Гулыги (видимо под влиянием книги Б.П. Вышеславцева), что русская философия занята наполнением «душевной бездны». В эту бездну может вместиться только Абсолют, а всё остальное – слишком мало. Интерес к личности и её глубине влечёт интерес к бесконечному вне её, к Богу, к Божественному универсуму. Персонализм и космизм, отмечает А.В. Гулыга – две ипостаси русского идеализма, два направления философского поиска, имя которому –всеединство[8].
Как мы уже отмечали, А.В. Гулыга в своей книге даёт яркие портреты представителей русской религиозной мысли. Здесь и биографические данные, и интересный анализ идей, сочетающийся с актуализацией наследия того или иного русского мыслителя. Отчасти книга несёт налёт злободневности – ситуации середины 1990-х гг., когда рухнула Большая Россия (СССР) и в обществе шло осмысление происшедшего, обращение к нашей истории, особенно к рубежу XIX–ХХ вв.
Начинает А.В. Гулыга с Ф.М. Достоевского. Любопытно, что сам Ф.М. Достоевский, как отмечает автор, по сути с антипатией относился к «профессорской» философии. Что и не удивительно. Она ведь тогда только появлялась в России. Вместе с тем, перед нами настоящий мыслитель и философ[9]. Обращаясь к творчеству Ф.М. Достоевского А.В. Гулыга, как и в других случаях, задаётся вопросом: а какое отношение образы, созданные  Ф.М. Достоевским, имеют отношение к нашему времени? Творчество Достоевского актуально для нашего времени, когда идёт духовное возрождение, когда преодолевается нигилизм, «бесовщина», показанные  романах великого писателя. Нам ставят в образец «среднего европейца», как идеал человеческого развития, однако даже «средний европеец», порой уставая от бездуховности, обращается к творчеству Ф.М. Достоевского.
В свою очередь В.С. Соловьёвпервый профессиональный философ, значение которого вышло за пределы России. О нём издают книги в Европе. Там же выходит и собрание сочинений выдающегося философа. Если до него в России философствовали на страницах журналов и в салонах, то В.С. Соловьёв университетский преподаватель.
В.С. Соловьёв не успел завершить основной труд, но главное, полагает А.В. Гулыга, было сделано: «Россия получила мощный импульс к самобытному философствованию, опиравшемуся на традиционную религиозность и достижения западной мысли. Все последующие русские мыслители в той или иной степени последователи Соловьева»[10].
Ещё одним творцом русской идеи был Н.Н. Фёдоров, выступавший с идеей воскрешения мёртвых, освоения космоса. Н.Н. Фёдоров, в чём-то одинокий мечтатель, живший уединённо. Отталкиваясь от Г. Флоровского А.В. Гулыга характеризует Н.Н. Фёдорова, как человека XVIII столетия. Не случайно скромный и одинокий мыслитель был постепенно забыт. Правда при жизни Н.Н. Фёдоров пользовался почитанием. У него были последователи и ученики.
Самого же Н.Н. Фёдорова хотя и постепенно забыли на первый взгляд, но затем вспомнили, когда человечество шагнуло в космос, и  в период, когда началось возрождение русского национального самосознания.
Предстают перед нами и другие запоминающиеся образы – религиозный натуралист В.В. Розанов, мудрый и человечный Н.А. Бердяев, страстный С.Л. Франк, «идеалреалист» Н.О. Лосский, эпикуреец Б.П. Вышеславцев, многогранный П.А. Флоренский, поэтичный Л.П. Карсавин…
Хотя все они и другие герои этой книги порой отличаются друг от друга, но у них есть и общее. Все они были религиозными философами, своеобразными певцами всеединства и русской идеи. Многие из них в какой-то степени в своей философии были и поэтами, мастерами интуиции, стремящимися к глубинному постижению иного мира, истины.
Кому-то-то из них автор уделяет больше места, кому-то чуть меньше. Но автор о всех своих героях пишет с интересом и любовью, показывая их вклад в русскую мысль, переживая, что наследие этих блестящих мыслителей было забыто на родине на долгие десятилетия.

Книгу отчасти можно упрекать в публицистичности. Автор неоднократно обращается к советскому режиму, советской идеологии, негативно, по его мнению, повлиявшей на развитие философии. Хотя отчасти это и объяснимо: почти все герои книги застали Великую Русскую революцию. Некоторые боролись с  Советской властью (как И.А. Ильин). А кто-то, хотя и был далёк от политики, но оказался репрессирован (А.П. Флоренский, Л.П. Карсавин).
Наверное можно поспорить и с утверждением автора о христианской сущности русских религиозных философов. Сомнительна идея Софии у В.С. Соловьёва. Всё-таки это отход от христианской догматики. Много вопросов к творчеству Н.А. Бердяева, о котором выдающийся русский философ Ф.И. Степун написал: живи тот в XV в., он мог бы окончить свои дни на костре.
Кто-то может упрекнуть А.В. Гулыгу в том, что у него мало критики своих героев. Хотя ведь цель книги была именно в том, чтобы дать обзор жизни и творчества наиболее знаменитых авторов.
Безусловно в книге освещены не все философы. Фактически перед нами только одно направление русской философии – именно религиозная философия. Всё-таки в это время был и феноменолог Г.Г. Шпет, и христианский антрополог В.И. Несмелов, и неокантианец Ф.И. Степун и многие другие. Если брать религиозных философов, близких к рассмотренным авторам, то здесь нет братьев Трубекцих, также развивавших идеи всеединства. Однако всех в рамках одной книги нельзя охватить.
Можно согласиться и с идеей об актуальности русской мысли для человечества. Здесь можно вспомнить творчество А.С. Панарина, также писавшего о том, что Россия должна, отталкиваясь от православия и русской литературы, предложить своей проект миру, как альтернативу западного глобализма. Россия должна выработать свою философию постсовременного мира.
Вспомним и недавнюю прекрасную лекцию в Вятке Ф.И. Гиренка[11], говорившего том, что Россия сейчас мешает Западу. Мешает своим иррационализмом. Запад стремится человеческую природу загнать в рамки (как здесь не вспомнить ещё и Эриха Фромма), в определённую модель. Но Россия пока не втискивается в эти рамки, что очень раздражает Евроатлантику.
Творчество таких мыслителей, как А.В. Гулыга, А.С. Панарин, лишний раз нам напоминает об одной важной мысли. Нужно хранить и беречь своё гуманитарное знание: русский язык, литературу, историческую память. Это главный ресурс России. А сокращение преподавания гуманитарного знания в вузах, небрежное отношение к русской культуре нанесёт удар по будущему России.
Будущее России не в туманных компетенциях и узких прикладных дисциплинах (хотя и они нужны, безусловно, но они формируют специалиста в первую очередь). Будущее России в ей культуре – русском языке и литературе, отечественной истории и философии. В том, что формирует человека и гражданина. Главное достояние России ­– это храмы, университеты, библиотеки. Всё то, что укрепляет и напитывает душу и дух нации…
В целом перед нами замечательная книга А.В. Гулыги, написанная интересно, с любовью к истории страны, к русской философии, и к философии вообще. Книга, которая будет интересна и специалистам, и студентам, и простому читателю, интересующемуся историей и философией своей страны. Книга А.В. Гулыги – это прекрасное погружение в мир великих личностей и их идей.



[1] Философский мир Арсения Владимировича Гулыги. URL: https://geokhar.livejournal.com/741694.html
[2] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. М., 2018. С. 16.
[3] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 19.
[4] Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьёв, Н.Ф. Фёдоров, В.В. Розанов, А.Н. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, Н.О. Лосский, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, П.А. Флоренский, Л.П. Карсавин. А.Ф. Лосев.
[5] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 33-34.
[6] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 34.
[7] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 48.
[8] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 72.
[9] Первое понятие шире – мыслителем может быть и публицист, и богослов и писатель, и сам философ.
[10] Гулыга А.В. Творцы русской идеи. С. 122..
[11] Гиренок Ф.И. Философия как терапевтическое лекарство от постмодерна. https://geokhar.livejournal.com/746233.html?utm_source=vksharing&utm_medium=social
Tags: История России, Мои заметки, Мои записи, Философия, Философские этюды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments