Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ПРОПУЩЕННЫЙ ЮБИЛЕЙ. "МНОГОЛИКИЙ ЯНУС" В.В. РОЗАНОВ


В феврале пропустил важную дату в истории философии –100-летие со дня смерти замечательного и  парадоксального русского о мыслителя Василия Васильевича Розанова (1865–1919 гг.).
Вспомнил, когда уже прошло много времени и навалилось много разных дел. Но всё-таки не могу не выложить материал по Розанову. Тем боле, что уже небольшая заметка готова была раньше и вошла в книгу «Философские портреты». И мыслитель действительно необычайный, яркий. И с ним связаны также детские воспоминания. Как раз 30 лет назад на страницах «Литературной газеты» осуществлялся замечательный проект –рассказ о русских религиозных философах. И, если не ошибаюсь, был там и материал о В.В, Розанове.
По крайне мере Розанов – один из первых религиозных мыслителей, о котором я узнал. Потом – прекрасные книги Н.А. Бердяева о русской идее и истоках русского коммунизма. Затем уже  купленная книга сочинений В.В. Розанова «Опавшие листья» (М., 1992 г.) с интересной статьёй А.В. Гулыги. В 1991–1992 гг. начал собирать цитаты из философов. В первую очередь – из Бердяева, потом Конфуция (как раз с 1989 г. нарастало очарование Китаем).
Недавно в руки попал трактат В.В. Розанова «О понимании». Начал его читать, но пока отложил. Хотя пришёл к выводу, что это та книга, которую всё-таки надо прочесть хотя бы раз. В  книге подкупают неспешность мысли, интересные идеи, красивый язык. Возможно, есть определённая сухость, но это не мешает чтению.
В целом, обращение к Розанову, это ещё и встреча с уже далеко ушедшим временем. С одной стороны, с дореволюционным миром, XIX веком.  А с другой, с миром позднего детства и ранней юности, миром 1989–1991 гг.
Поэтому и решил выложить материал о Розанове.

«Многоликий Янус». Василий Васильевич Розанов

Рубеж XIXXX вв. – своеобразный взлёт, расцвет русской философской мысли. Центральной фигурой здесь, безусловно, оставался В.С. Соловьёв. Но сам он был преемником двух титанов русской мысли – Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого, один из которых продолжал жить и творить на рубеже веков.  Но одновременно с В.С. Соловьёвым, и после него уже шло целое созвездие ярких мыслителей:  Н.А. Бердяев, братья Трубецкие, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Г.Г. Шпет...
В.В. Розанов (1856–1919 гг.),  наверное, один из самых противоречивых и вместе с тем неординарных русских философов того времени.  Ему была присуща удивительная саморазорванность, словно повторяющая антиномичность русской жизни и русского характера. Писатель М. Горький называл  Розанова одним из «крупнейших мыслителей русских»,  но сам Розанов не скрывал антипатии к делу мысли и науке.  Будучи великим стилистом, Розанов испытал определённую неприязнь к искусству слова. Являясь врагом социальных потрясений, он признавал, что революция права. Он был религиозным человеком, но не страшился богохульства[1].
Родился будущий философ в Ветлуге (Костромская губерния) в семье учителя[2] Василия Фёдоровича Розанова,  скончавшегося в 39 лет. В семье осталось семь или восемь детей (по разным данным). Будущий писатель рос в бедности. Позднее он вспоминал: «окончательная нищета настала, когда мы потеряли корову». Вскоре семья перебирается в Кострому (1861 г.). Там учится старший брат В.В. Розанова Николай.  Однако приходит новая  беда: умирает мать будущего философа. Перед смертью она просит Николая позаботиться о младших. В.В. Розанов на всю жизнь сохранил воспоминания о детстве как о самом мрачном периоде своей жизни. Правда, старший брат был ему и другим детям вместо отца.
Учился будущий философ в гимназии в Симбирске, где уже жил и преподавал его брат Николай. Два года молодой человек учится в Симбирске (1870–1872 гг.), а затем в Нижегородской гимназии (1872–1878 гг.). В гимназии он, подобно многим молодым людям того времени, переживает увлечение Писаревым, Миллем, Боклем. Но увлечение позитивизмом проходит быстро. Позднее Розанов напишет: «Позитивизм – философский мавзолей над умирающим человечеством. Не хочу! Не хочу! Презираю, ненавижу, боюсь!!!».
Окончив гимназию, он поступает на историко-филологический факультет Московского университета (в 1878 г.). Философ вспоминал, что «проспал» учёбу в университете. Но именно там он полюбил историю и археологию. Особенно ему нравились средневековая история и культура. С этого времени он начинает читать Библию. Ещё одно увлечение – Ф.М. Достоевский. Но отношения эти были очень неровным: от преклонения перед великим писателем до гневных слов: «Достоевский, как пьяная, нервная баба, вцепился в «сволочь» на Руси и стал её пророком». Формируется в это время и мировоззрение В.В. Розанова, по преимуществу пессимистическое. Не случайно товарищи по университету прозвали Розанова: «Вася Кладбищенский».
Видимо, под влиянием преклонения перед великим писателем В.В. Розанов неосмотрительно женится на бывшей возлюбленной Ф.М. Достоевского Аполлинарии Сусловой – дочери купца-миллионщика, красивой, но своенравной женщине, бывшей старше Розанова на 16 лет. Она считается прототипом ряда ключевых женских образов в романах Ф.М. Достоевского (например, Настасьи Филипповны в «Идиоте»).  Брак продлился всего шесть лет (1880–1886 гг.). Эти годы были для  Розанова сущим адом. Жена оставляет его в 1886 г., при этом она не даёт развода.
Розанов начинает скитаться по городам России, учительствуя в Брянске (1882–1885 гг.), Ельце (1886–1891 гг.), Белом (1891–1893 гг.). В Ельце среди учеников Розанова оказался будущий писатель Михаил Пришвин, позднее описавший свои детские годы, в том числе учителя географии по прозвищу Козёл, в котором угадываются черты Розанова. Также в Ельце у Розанова учился будущий философ С.Н. Булгаков.
Преподавая в школе, Розанов пишет большой труд (737 страниц) «О понимании» (1886 г.), который современный философ А.В. Гулыга оценивает очень высоко, полагая, что на Западе подобная работа прославила бы автора, открыла бы путь в профессуру и, возможно, стала бы одной из вех в развитии теоретической мысли. Но книга была не понята рецензентами. Высоко о книге отозвался только К.Н. Леонтьев, написавший автору: «Это есть открытие». Работа больше не переиздавалась, но сам Розанов ценил её до последних дней своей жизни.
Важным для него оказался 1891 год. После неладов с Аполлинарией Сусловой, В.В. Розанов наконец встречает свою любовь – вдову священника Варвару Дмитриевну Бутягину. Она была (как и Суслова) старше Розанова и, в отличие от его первой жены, некрасивая, но добрая и домовитая.
Ситуация осложнялась тем, что официально Розанов не был разведён (бывшая жена упорно не давала согласия на развод). Тогда В.В. Розанов и его невеста тайно венчаются. В браке у них было четыре ребёнка – три сына и дочь. Все дети считались «незаконнорожденными».

Видимо, позиция церковного руководства  повлияла на то, что вера Розанова  в Церковь как институт поколебалась. Позднее философ неоднократно публиковал статьи по семейному вопросу. Эта тема осталась для него одной из злободневных.
В Ельце В.В. Розанов впервые в России вместе с другом делает перевод «Метафизики» Аристотеля. Позднее первые пять книг были опубликованы Н.Н. Страховым. Летом 1891 г. наделала шума его публикация в нескольких выпусках «Московских ведомостей» о «наследстве 1860–1870-х гг.» В этих статьях писатель подверг критике наследство революционных демократов и народников. Появление статей настолько впечатлило современников, что позднее Н.К. Михайловский, а за ним и В.И. Ленин вновь и вновь пытались опровергнуть мысли философа[3].
Ещё одно событие – мыслитель пишет труд «Легенда о Великом Инквизиторе  Ф.М. Достоевского». Книга была опубликована на страницах журнала «Русский вестник» и принесла автору известность. Одобрительную рецензию на неё написал В.С. Соловьёв. Завязалась переписка В.В. Розанова с К.Н. Леонтьевым, жившим тогда в Сергиевом Посаде. Общение  продлилось недолго, так как К.Н. Леонтьев вскоре умер, но на В.В. Розанова эта переписка оказала большое влияние.
В 1893 г. философ пишет критическую работу по поводу ситуации в народном образовании, из-за которой он был вынужден покинуть школу. Но в то время мыслитель уже известен. В первую очередь своей работой о Великом Инквизиторе. Н.Н. Страхов помог ему перебраться в Санкт-Петербург и получить там должность государственного контролёра.
Однако средств на жизнь не хватало, и В.В. Розанов продолжил писать. Иногда это приводило к стычкам с коллегами. Так, в 1894 г. у мыслителя состоялся конфликт с В.С. Соловьёвым. Розанов опрометчиво написал в защиту религиозной нетерпимости, так как был убеждён в истинности православия. В.С. Соловьёв назвал Розанова «Иудушкой». Потом, вплоть до самой смерти В.С. Соловьёва, наступил этап выяснения отношений и  объяснений во взаимной симпатии. В одном из писем В.С. Соловьёв высказался так: «Я верю, что мы братья по духу».
В 1899 г. писатель оставляет госслужбу и посвящает своё время литературной деятельности. Он публикуется в самых разнообразных изданиях. В первую очередь в газете «Новое время». Брали его материалы и в журнале «Вопросы философии и психологии». Также он печатался в других газетах и журналах. Притом порой он высказывал различные мнения на одно и то же событие или одного и того же человека. В связи с этим философу приписывают цитату, что «на предмет надо иметь 1000 точек зрения. Это «координаты действительности», и действительность только через 1000 улавливается». Уже позднее, в период Первой русской революции, В.В. Розанов писал о событиях 1905–1907 гг. в монархическом «Новом времени» от своего имени, а в одной из левых газет – под псевдонимом.
В.В. Розанов участвует в разных общественных мероприятиях. Он посещает Религиозно-философские собрания  (1901–1903 гг.), которые потом были преобразованы в Петербургское Религиозно-философское общество (1907 г.). Но Розанову пришлось выйти из этого общества из-за позиции Д.С. Мережковского и других деятелей. Разлад произошёл из-за «дела Бейлиса» (1911 г.)  – суда над евреем, обвинённым в ритуальном убийстве русского мальчика. Мыслитель опубликовал в «Новом времени» и в других изданиях статьи в поддержку суда, что возмутило коллег по философскому обществу и даже по «Новому времени». Но в газете философ оставался до самого её закрытия.
Философ много пишет, издаёт сборники своих статей. Его работоспособность удивительна. Для последних предвоенных работ характерна афористичность письма, которую он перенял, судя по всему, у Паскаля. В таком стиле он пишет «Уединённое. Почти на правах рукописи» (1912 г.), «Опавшие листья. Короб 1–2» (1912–1913 гг.), «Смертное» (1913 г.), «После Сахарны» (1913 г.). Особую популярность вызвал его труд «Уединённое». Ведущий критик того времени М. Гершензон был в восхищении. Одобрительно отозвался о книге и М. Горький. Сам Розанов считал «Уединённое» своим лучшим и любимым произведением.
В период Мировой войны философ публикует в «Новом времени» антигерманские статьи, сотрудничает с молодёжным журналом «Вешние воды».
Свержение самодержавия приводит к закрытию газеты «Новое время». В.В. Розанов перебирается с семьёй в Сергиев Посад к своему другу П. Флоренскому. С осени 1917 г. на него накатывается шквал бедствий. Не случайно и название его книги конца 1917 г. –  «Апокалипсис нашего времени». Октябрьскую революцию он не принимает. Она, по его мнению, грозит всеобщим бездельем. Философ убеждён, что существующий строй с неизбежностью рухнет.
В Сергиевом Посаде мыслитель последние годы живёт в нищете, в состоянии голода и холода. Он обращается к знакомым за помощью. Но она приходит поздно. 23 января (5 февраля) 1919 г. Розанов умирает. Перед смертью он успел причаститься и собороваться. Таким образом происходит примирение философа с церковью. Похоронили В.В. Розанова рядом с могилой К.Н. Леонтьева.
В.В. Зеньковский в своей фундаментальной «Истории русской философии» писал о мыслителе: «Розанов оставляет впечатление прихотливого импрессиониста, нарочито не желающего придать своим высказываниям логическую стройность, но на самом деле он был очень цельным человеком и мыслителем. Тонкость и глубина его наблюдений, а в то же время ‘‘доверие“ ко всякой мысли, даже случайно забредшей ему в голову, создают внешнюю яркость, но и пестроту его писаний. Но редко кому из русских писателей была присуща в такой степени магия слова, как Розанову. Он покоряет своего читателя прежде всего этой непосредственностью, порой «обнаженностью» своих мыслей, которые не прячутся за слова, не ищут в словах прикрытия их сути.
Розанов едва ли не самый замечательный писатель среди русских мыслителей, но он и подлинный мыслитель, упорно и настойчиво пролагающий свой путь, свою тропинку среди запутанности мысли и жизни современности. По основному содержанию неустанной работы мысли, Розанов – один из наиболее даровитых и сильных русских религиозных философов, – смелых, разносторонне образованных и до последних краев искренних с самими собой. Оттого-то он имел такое огромное (хотя часто и подпольное) влияние на русскую философскую мысль ХХ-го века»[4].
Не могу не привести и мнение Н.А. Бердяева, часто дающего яркие, запоминающиеся образы современников: «В. В. Розанов один из самых необыкновенных, самых оригинальных людей, каких мне приходилось в жизни встречать. Это настоящий уникум. В нем были типические русские черты, и вместе с тем он был ни на кого не похож <…> По внешности, удивительной внешности, он походил на хитрого рыжего костромского мужичка. Говорил пришептывая и приплевывая. Самые поразительные мысли он иногда говорил вам на ухо, приплевывая. <…>  Читал я Розанова с наслаждением. Литературный дар его был изумителен, самый большой дар в русской прозе. Это настоящая магия слова. Мысли его очень теряли, когда вы их излагали своими словами»[5].
В своём первом крупном труде «О понимании» (1886 г.), направленном против позитивизма, Розанов стремился исследовать науку как цельное знание, установить её границы, дать учение о её строении, отношении к природе человека и его жизни. Философ установил, что наука хороша в своих пределах и что понимание как таковое лежит и глубже, и часто вне её. Тема «понимания» в рамках той или иной проблематики (религии, пола, семьи, человеческой жизни) будет лежать в основе большинства публикаций философа. 
После своей первой книги мыслитель не стремится писать фундаментальные труды, он составляет книги из отдельных афоризмов, статей, помещая в них и полемические материалы (письма и статьи своих противников). Широко использует и жанр комментариев. Поскольку истина трудна и добывается прилежанием, полагает, мыслитель, он и собирает все мнения «за» и «против».
С самого начала своей деятельности философ проявил себя как религиозный мыслитель, хотя с Церковью у него долгое время были сложные отношения. На первом этапе он всецело принадлежит православию и в этом плане оценивает Запад. Западное христианство для него представляется своеобразным антимиром. В православии же «всё светлое и радостное». На Западе дух церкви – библейский, на Востоке – уже евангельский.
На втором этапе он уже полон сомнений, думает, насколько «историческое» христианство соответствует подлинному и истинному христианству. Всё более Розанов противопоставляет оба типа христианства («историческое» и «подлинное»). Он пока ещё не отходит от Церкви. В центре его философских размышлений ставится проблема пола.  Постепенно критика Церкви переходит в борьбу с ней, когда Розанов сосредотачивается на проблеме семьи.
Центральный пункт его метафизики – мистика пола, т.е. пол как некая космическая величина, в которой берут своё начало человеческая история, религии, состояние семьи и общества. Однако тайна пола у Розанова отличается от пансексуализма Фрейда. У русского философа всё очеловечено в тайне пола. Человек «теряет» нечто в мироздании, но не теряется в нём. Он включён в порядок природы, и точка этой включённости и есть пол как тайна рождения новой жизни.  Другими словами, пол – это сфера в человеке, где он таинственно связан со всей природой.
Основные последние произведения В.В. Розанов пишет афоризмами, представляющими особую систему. По сути, любое высказывание – это «как я думаю в данный момент», «как именно сейчас подумалось». Через недомолвки, через умение максимально наполнять смыслом не только слова, но и способ их записи (скобки, кавычки, курсив) Розанов показывает невозможность систематического мышления, его сложность. Мысль рождается из бытовых мелочей в дрязгах и нелепостях обыденной жизни. Отсюда, из этой ориентации на «обыденность, где нет чёткого продумывания», и его противоположные  высказывания о самых разных вещах и проблемах.
Наличие множества точек зрения у Розанова – это не непоследовательность, а скорее апелляция к Высшему Началу, к Богу, способному объединить любые разноречивые суждения, ощущения, поступки. Если брать «Опавшие листья», то это не книга для читателя, а опыт интимного общения с «главизной мира», которая разрешает вечную самопротиворечивость и понимает язык твоих мыслей (включая постоянные умолчания) быстрей тебя самого. Через саму форму книги Розанов словно возвращается к основной теме своего первого труда, к теме понимания.
Главная ценность философского наследия Розанова не в решении отдельных задач, а в постановке огромного множества проблем и разработке новых подходов к этим проблемам[6].
В.В. Розанов не создал сложную философскую систему подобно, не был он и академическим философом, по яркости и парадоксальности мысли он в чём-то уступает некоторым мыслителям. Тем не менее, В.В. Розанов по праву занимает место в числе ярких мыслителей начала ХХ века.





[1] Гулыга А.В. «Как мучительно трудно быть русским». О жизни и творчестве Василия Розанова / Розанов В.В. Опавшие листья: лирико-философские записки. М., 1992. С. 3.
[2] По другим данным – лесника, чиновника лесного ведомства.
[3] Николюкин А.Н. В.В. Розанов среди философов / Розанов В.В. Русская мысль. / Сост. А.Н. Николюкин. М., 2006. С. 7.
[4] Зеньковский В.В. История русской философии. Том 1. Ростов-на-Дону, 1999. С.  523–524.
[5] Бердяев Н.А. Самопознание / / Бердяев Н.А. Русская идея. Харьков – Москва, 2002. С. 394–395.
[6] Федякин С.Р. Розанов Василий Васильевич / Русская философия. Энциклопедия. М., 2014. С. 527.
Tags: Мои заметки, Мои записи, Философия, Философские этюды
Subscribe

  • О текущем...

    Современная ситуация и в мире и в России может напоминать несколкьо феноменов. УЖе раньше писал про один из них - это ощущение сна, что спишь и…

  • ЗДРАВСТВУЙ, XXI ВЕК!

    Пресловутая пандемия коронавируса по сути отвлекла нас от самого важного события: мы наконец вступили в XXI век. Фактически он начался с 2020…

  • ПРОЩАНИЕ С НАСТАВНИКОМ

    Сегодня состоялось прощание с Владимиром Владимировичем Куликовым... Это не просто наставник, научный руководитель и руководитель в целом. Это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments