Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

ФИЛОСОФСКИЙ МИР АРСЕНИЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ГУЛЫГИ


Порой приходилось и приходится встречать мнение, что философия –наука для немногих, что она очень сложная и непонятная. Это не так. Да, философия – сложна для восприятия. Однако она интересна.
Безусловно, что порой и такие великие умы, как Платон, Фридрих Ницше, Эрих Фромм и многие другие сами приковывают читателей своими замечательными произведениями. Можно вспомнить, что и на лекции Гегеля сходились даже маклеры и домохозяйки. Переполненными были и аудитории, в которых читал Мартин Хайдеггер после войны.  
Но философия может быть понятна многим, в том числе благодаря тем, кто передаёт эти знания – философам и историкам философии, лекторам и авторам книг, просветителям и популяризаторам. Сегодня немного напишу об одном из них.
Редко сейчас покупаю книги. Но вчера благодаря Интернет-магазину Лабиринт купил пять книг по истории философии известного советского мыслителя, историка философии и просветителя Арсения Владимировича Гулыги (1921-1996 гг.). Ещё на прошлой неделе их решил заказать в Лабиринте. И вот они пришли.
Это книги о творчестве Канта, Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра (последняя книга была закончена его женой). И отдельная книга («Творцы русской идеи»), посвящённая русским философам (Достоевскому, Соловьёву, Бердяеву и другим).
Купил не случайно. И даже когда, купив, пролистал их, понял, что не зря. Такие книги нужно иметь дома. Написаны живо, увлекательно. Вместе с тем, очень глубоко и фундаментально. Безусловно, впереди ещё более внимательное чтение этих интересных книг.

Ещё в ранней юности читал его статью о творчестве В.В. Розанова. Учась в университете, узнал о нём и как о прекрасном специалисте по немецкой классической философии. В своё время меня удивил факт такого разнообразия интересов – от немецкой до русской философии. Но позднее уже не раз встречал такие примеры. Здесь можно вспомнить прекрасного знатока античной философии А.Ф. Лосева, написавшего работу о Владимире Сергеевиче Соловьёве.
Также можно назвать нашего прекрасного знатока и античной и немецкой классической философии – Валентина Фёдоровича Асмуса. Та или иная философская проблематика, безусловно, даёт выходы и на историю отдельных эпох. Тем более, что такие феномены истории философии, как античная мысль или немецкая классическая философия, безусловно взаимосвязаны.
Творчество А.В. Гулыги – как раз яркий пример этому. К сожалению, биография А.В. Гулыги – это и отражение тяжёлого времени. Его отец – инженер. Работал в Чехословакии (где и родился будущий историк философии). Но вернулся в Советскую Россию, восстанавливать разрушенное народное хозяйство. Однако был расстрелян в 1937 г. Отсюда и у А.В. Гулыги потом возникли сложности при получении философского образования. Однако он смог окончить философский факультет МГУ. Правда уже после войны. Будущий философ воевал, и окончание Великой Отечественной войны встретил в Кёнигсберге в чине капитана (что, наверное, не случайно – ведь потом Гулыга будет писать книгу о Канте).
После войны он занялся изучением философии. Стал одним из инициаторов создания интересной серии «Философское наследие», выходившей в СССР с 1963 г. Кроме того, был постоянным членом редколлегии другого замечательного проекта – «Памятники философской мысли».
Он редактировал издание трудов немецких философов – Гегеля. Шелинга, Лессинга. А позднее – и русских мыслителей – Болотова, Соловьёва, Бердяева.
Дома есть прекрасный 8-томник собрания сочинений И. Канта (1994 г.), оснащённый замечательными комментариями.
Большую известность получили и его книги по истории немецкой классической философии. Книги о Канте, Шеллинге и Гегеле издавались на иностранных языках.
Безусловно, время накладывало свой отпечаток на творчество. Например, под запретом в советское время были богословские аспекты творчества Шеллинга. Что касается русской религиозной философии, которую А.В. Гулыга любил и знал, то в советское время она, к сожалению, игнорировалась по идеологическим соображениям.
Однако, не смотря на сложности, А.В. Гулыге удавалось создать прекрасные книги о немецких классиках, а также обратиться и к русской мысли (в 1970-х гг. он вёл в Институте философии РАН семинар по проблемам русской культуры).

Если брать философские идеи А.В. Гулыги, то здесь можно выделить несколько моментов. Во-первых, философия для него – это история философии, актуализирующая мировую мудрость. Наша задача, усвоить эту мудрость истолковать её, распространить и осуществить. И освоение этой философской традиции важно для будущего. В этом плане и русская идея может стать постсоверменной проблемой, и творчество Артура Шопенгауэра важно для будущего. Другими словами, истинная философия – это не прошлое, а будущее.

Во-вторых, А.В. Гулыга в своём творчестве старается проникнуть в мир личности великих мыслителей.  Для него биография философа – особый жанр, где научные методы переплетались с художественными.
Во-третьих, философия – как деятельность целой школы, связанной с особенностями эпохи и народа.
В-четвёртых, в своих выступлениях и работах Гулыга также отстаивал важную роль эстетики в философии и творческом процессе.
Не буду здесь подробно останавливаться на творчестве замечательного русского философа. Лучше позднее уже коснусь его отдельных книг. Замечу только один момент, о котором часто повторяю.
Сейчас порой любят говорить, что в советское время была загублена мысль, что у нас не было философии. Однако, спрашивается. В какой - стране тогда творили Лосев и Аверинцев, Щедровицкий и Лившиц, Ильенков и Мамардашвили, Гулыга и Асмус? Панарин и Гумилёв?
Кто издавал с большими комментариями, произведения Платона и Аристотеля, Гегеля и Канта? Кто переводил зарубежных мыслителей? Кто начал публиковать материалы о русских философах в эпоху перестройки? Спрашивается, а где жили те замечательные преподаватели философии, авторы интересных работ, которых мы сейчас читаем, слушаем? Чтобы никого не обижать, назову только несколько имён – Н.В. Мотрошилова, А.А. Михайлов, П.П. Гайденко, В.А. Лекторский, Т.И. Ойзерман, В.В. Соколов  и множество других замечательных прекрасных авторов, да простят меня, что не могу назвать всех. Откуда они взялись?
Кто в наше время стал по-новому интерпретировать Хайдеггера, Ницше, Шопенгауэра, русских мыслителей зарубежья? Если бы не было мысли в СССР, то и этого бы всего не было.
Не идеализирую советское время. И судьба у многих философов сложилась трагично, тяжело.  Кроме того, какие-то темы были запретные. Над философией довлели оценки «классиков марксизма-ленинизма», идеологические соображения. Не все источники были доступны, и ограничены связи с зарубежными коллегами. Но мысль работала. Знание языков давало возможность читать в подлинниках Платона и Аристотеля, Канта и Гегеля и многих других философов. А ведь общение с классиками учит мыслить. И оставалась ещё дореволюционная культура мысли, творчества. Были те, кто учился у дореволюционных профессоров. Были и те, кто попадал за рубеж и общался с иностранными коллегами.
Всё это было. Да, со своими сложностями, трагедиями, советская философия существовала и развивалась, стремясь к выходу на новые рубежи, к освоению новых источников.
И творчество замечательного мыслителя, просветителя и историка философии Арсения Владимировича Гулыги – тому яркий пример.


Использованная литература

1. Андреева И.С. Гулыга Арсений Владимирович / Русская философия. Энциклопедия / Под общ. ред. М.А. Маслина. М., 2014.
2. Гулыга А.В. Творцы русской идеи. М., 2018.
Tags: Мои заметки, Мои записи, Философия, Философские этюды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments