Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

БЮРОКРАТИЯ И СМЕРТЬ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ. Часть 1.

АДРИАН ГОЛДСУОРТИ
«ПАДЕНИЕ ЗАПАДА. МЕДЛЕННАЯ СМЕРТЬ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ»



В наше время проблематика гибели Римской империи сохраняет свою актуальность. Мы видим, как происходит своеобразное «Новое Великое переселение народов», меняется структура экономики, размывается система ценностей. Запад сейчас находится примерно в той же ситуации, что и Евразия примерно в 1200 г. до н.э. (знаменитый «Кризис бронзового века») и в 5 в. н.э[1].
Не случайно, что и появляется много книг, посвящённых гибели Рима. На русский язык переведены такие труды, как работа западного специалиста по античной истории М. Гранта[2], фундаментальный труд историка поздней античности и раннего Средневековья П. Хизера[3] («Падение Римской империи»).  В числе книг, посвящённых данной тематике можно назвать и вышедшую относительно недавно фундаментальную монографию английского военного историка Адриана Голдсуорти «Падение Запада. Медленная смерть Римской империи» (М.: АСТ, 2014. 733 с.).
В какой-то степени труд Голдсуорти – своеобразное подражание великому английскому историку XVIII в. Эдварду Гиббону, описавшему в семи томах процесс падения Римской империи. Труд Э. Гиббона, хотя и устарел отчасти, но стал классической работой и вдохновлял исследования многих западных авторов. Также и А. Голдсуорти в своей книге периодически обращается к великому предшественнику.
В самом начале книги автор стремится заинтриговать читателя, указывая на то, что падение Рима – одна из исторических загадок. Да и сам Рим оставил яркий след в мировой истории. Огромная территория, охватывающая целое Средиземноморье, развитая инфраструктура и экономика, сложная социальная организация, непобедимая армия, эффективная политическая система. Останки всего этого в виде колоссальных развалин, сохранившихся произведений искусства и литературы  до сих пор вызывают восхищение.
Но не менее удивительно было и падение этого мира. Рим – это своеобразное напоминание нынешним правителям, что всё проходит, предостережение против самодовольства и порочности. Правда автор предостерегает от чрезмерных сопоставлений, аналогий между современными государствами Римом, но полагает, что на уроках прошлого учиться нужно. Также и для понимания причин гибели Рима не следует отталкиваться от современных событий, а нужно понимать людей прошлого, что ими двигало[4].
Автор приводит такой факт, что существует примерно две сотни теорий гибели Рима. Действительно, это своеобразная тайна. Если империи современности рухнули под напором национально-освободительного движения, то в Риме ничего подобного не было. Никто не хотел освобождаться от владычества Рима. «Люди хотели быть римлянами, и свобода у них ассоциировалась с принадлежностью к империи, а не с независимостью от неё»[5], отмечает автор. Пришедшие варвары также не хотели разрушить великое государство, а жаждали стать частью его и наслаждаться существующими благами империи. В том и состоит великий парадокс падения Рима, что ни сами жители империи, ни окружавшие её  варвары не желали прекращения её существования.
Да, современники понимали, что государство столкнулось со сложными испытаниями, авторы отмечали упадок нравов (критикуя  в зависимости от позиции, или отступление от старых богов, или, наоборот, приверженность к язычеству). Но никто не мог объяснить почему империя существенно сократилась с 200-го по 500-й год, утратив большую часть своих территорий и былую мощь.
Автор бегло останавливается на разнообразных современных теориях гибели Рима, выделяя по существу две основные группы интерпретаций: сторонников гибели империи под ударами варваров, и тех, кто полагал, что Рим рухнул под напором самых разнообразных внутренних проблем[6]. Уже в самом начале он всё-таки больше склоняется к идее, что первичными были внутренние проблемы, и именно те, на которые реже всего обращали внимание.  Далее он анализирует сохранившиеся источники.
Само описание событий автор начинает со смерти Марка Аврелия, утверждая, что в этом подражает Э. Гиббону. В первой части он рассматривает кризис III в. в Древнем Риме. Затем следует описание событий в IV в. (вторая часть), и в последней части он обращается уже к эпохе заката Древнего Рима (V–VI вв.).
По сути у Голдсуорти идёт описание преимущественно политической истории Рима, борьбы за власть разных претендентов, вторжения варваров, войн с Парфией и Персией, а также внутренних смут. Основное внимание в книге уделено именно этим темам, и лишь немного автор уделяет внимание социальным отношениям.
Описывая Римскую империю накануне кризиса, Голдсуорти характеризует её, как эффективно сочетающую в себе централизованную имперскую власть, единство античных культурных образцов, при сохранении на местах отчасти местных особенностей, частичного самоуправления. Автор подчёркивает и резкий социальный контраст между высшими и низшими слоями населения. Он отмечает высокий уровень развития торговли накануне «кризиса третьего века». Автор подчёркивает, что в III-IV вв. население городов начинает сокращаться, но не объясняет причин этого.


В первой части («Кризис? III век».) Голдсуорти показывает, как наступает конец «золотому веку Антонинов» и как империя всё больше начинала входить в «кризис третьего века» (235–284 гг. до н.э.). При этом автор отмечает, что созданная Октавианом Августом система эффективно проработала двести лет. И лишь с прекращением династии Антонинов возникала опасность того, что легионы могут вступить в борьбу друг с другом[7]. Приходящие к власти императоры, преемники Антонинов, уже не могут уже эффективно управлять государством, сталкиваясь с разнообразными проблемами, особенно с возникновением узурпаторов. Жители империи постепенно начинают привыкать к внутренним войнам, считая это обычным делом. Мятежи, узурпации сменяют друг друга. И на фоне всего этого старая сенатская аристократия отходит на второй план. Выделяются люди из иных сословий (преимущественно всадники), а также представители провинций.
Проблема легитимности власти решается просто. Для населения отдалённых территорий не важно, кто правит в Риме. Главное, чтобы император отвечал на их просьбы. Нарушилась и сама «тайна власти».  В третьем веке выяснилось, что на власть может претендовать куда больше людей, нежели раньше, но при условии, что за их спиной будет существенная военная поддержка[8]. Возникал своеобразный замкнутый круг: убийство очередного императора вело к новым мятежам. Попыткам захвата власти.
В ситуации хаоса и анархии, отдельные регионы стараются как-то организоваться, дать отпор как внешним врагам, так и разного рода узурпаторам. А если получится, то и посадить своего претендента на римский престол. А. Голдсуорти описывает два таких интересных феномена, как Галльскую империю (260–274) и Пальмирское царство (260–273). При том это не было проявлением сепаратизма, а именно попыткой организоваться в ситуации безвременья. Примечательно, что император Аврелиан, покончивший с данными образованиями, сохранил должности, статус многих деятелей Галльской империи, а отчасти Пальмиры. В такой обстановке ситуации усиливается давление германских племён и Перси на границы. Но, по мнению автора, для самих императоров и узурпаторов эти угрозы были второстепенными. И сам автор полагает, что ни персы, ни германцы не могли нанести существенный ущерб империи. Тем более что германские войска часто привлекались самими римлянами для борьбы друг с другом. Фактически автор полагает, что давление варваров в третьем веке усилилось именно из-за внутренних смут.
Но в целом, несмотря на давление варваров, экономический коллапс, кризис веры, обнищание населения, по мнению А. Голдсуорти, «выживанию империи ничто не угрожало»[9]. Упадок третьего века был временным, а ряд регионов даже процветал. Другое дело, что произошли глубинные изменения внутри империи.


Во второй части («Восстановление? IV век».) А. Голдсуорти анализирует империю после выхода из кризиса. Диоклетиану удалось приостановить кризис путём создания тетрархии (два «августа» – старших правителя и два «цезаря» – младших правителя). Диоклетиан, в описании Голдсуорти, один из императоров, оказавших влияние на исторический процесс. Рядом с ним Голдсуорти ставит Октавиана Августа Именно Диоклетиан сформировал облик империи в IV в., устранив остатки системы, созданной Октавианом Августом. При Диоклетиана военная диктатура стала вполне открытой.
Однако положительно оценивая созданную Диоклетианом систему управления, Голдсуорти отмечает, что она на время приостановила развитие  «болезни» империи, вызванной внутренней нестабильностью государства[10]. Голдсуорти отмечает, что это уже была совершенно иная империя, нежели в первые века. Кроме того, рос бюрократический аппарат государства, связанный с потребностью большего сбора налогов и иными нуждами. Но более всего – с увеличением количества императоров. Увеличилось и количество провинций, что также вело к росту бюрократии.
Сами тетрархи действовали слаженно, пресекая любые попытки узурпации. Однако после отхода Диоклетиана от дел, режим тетрархии нарушился, и империя вновь оказалась перед угрозой смут. В первую очередь вопрос о престолонаследии показал несостоятельность тетрархии[11].
Отдаёт должное Голдсуорти и императору Константину, но отмечает, что последний уже правил в одиночку. Вместе с тем, успех Константина, как и Диоклетиана определялся «скорее их личными качествами, политическими навыками, беспощадностью и сосредоточенностью  на одной единственной цели, нежели созданными ими институтами»[12].
Особенно подробно автор останавливается на введении христианства Константином, при этом давая очерк положения христиан в Риме, стремясь объяснить причины преследований христиан при различных императорах, показывая разнообразие течений в самом христианстве. Последнее не было единым, в представлении Голдсуорти, и только поддержка императоров впоследствии способствовала победе того течения, которое и считается сейчас официальным при объявлении всех остальных еретическими.
Что касается поведения самого Константина, то Голдсуорти отмечает, что он вёл себя в соответствии с традиционными римскими нормами, стиль его правления был аналогичен диоклетиановскому и другим императорам. В администрации самого Константина были язычники, ариане. Т.е. на первом месте стояли не религиозные взгляды а компетентность, связи и лояльность[13]. Единственное существенное отличие от Диоклетиана в стиле правления, по мнению А. Голдсуорти, – отказ от тетрархии.
В целом, признавая величие Константина, его вклад в мировую историю (принятие христианства), Голдсуорти отмечает, что у современников он оставил неоднозначные мнения: от апологетических (христиане) до критических (язычники). Также и в наше время существуют разные оценки его деятельности[14].
В целом положение императоров в IV в. Голдсуорти видит противоречивым: с одной стороны – утопание в роскоши, почитание на уровне божества, сложная система защиты жизни императора (армия, бюрократический аппарат с чётко разделёнными полномочиями и иерархией), с другой стороны – нараставшие проблемы, опасения за свою жизнь, боязнь переворотов и мятежей. Правда угрозы больше по прежнему были внутренними. Голсуорти не устаёт повторять, что никто из внешних врагов особо не угрожал существованию Рима, германские племена не являлись единой силой.
Зато внутренние проблемы нарастали. Это и сокращение по ряду причин армии. И разрастание бюрократического аппарата, способного решать важные задачи, но постепенно начинавшего жить своей собственной жизнью, преследовавшего свои личные цели, далёкие от идеи эффективности империи.
Большое внимание автор уделяет вторжениям варваров в IV в., особенно готам, а также войнам с Персией. Хотя в целом подчёркивает, что империя могла справиться с подобными вызовами внешней среды.
Внутренние проблемы нарастали, а также сложности управления империей, поскольку её начинают разделять. В 364 г. империя делится на три части (императоры Валентиниан Второй, Валент и Грациан). А самое занменитое разделение произошло в 395 г., когда император Феодосий Великий разделил империю на Западную и Восточную. Причины разделения империи Голдсуорти усматривает в III веке. Это связано и с разукрупнением провинций, и усложнением задач управления огромной территорией. Императорам теперь сложнее стало решать текущие задачи, а доверять часть полномочий соправителю становилось опасно.
Уже после смерти Константина империя лишь трижды и на короткое время находилась под властью одного человека. Основную часть времени западные и восточные провинции находились под управлением отдельных властителей. Кроме того, и чиновники и офицеры на местах мечтали о карьере, что также ставило на повестку дня вопрос о собственном императоре. Исходя из логики Голдсуорти, всё объективно вело к разделу империи на две части[15].
Но разделение империи не решило проблем управления, распределения людских и материальных ресурсов. После раздела, Восточная и Западная империи столкнулись с новыми трудностями, став к тому же менее сильными.  Таким образом в целом, в IV в. империя уже была слабее, нежели в I и II веках. Внутренняя нестабильность являлась бичом империи, ослабляя армию и бюрократический аппарат. Более того, «нестабильность также способствовала укреплению такой модели поведения, при которой стремление к самосохранению и личному успеху оказывалось всеобщей и почти единственной целью»[16]. Также и оба императора начинали думать не о благе всей империи в целом, а о собственном выживании.

Окончание http://geokhar.livejournal.com/624115.html





[1] См. подробнее: Харин А.Н. Мировые цивилизации и основные этапы истории. URL: http://pluriversum.org/blogs/Geokharin/world-civilization-and-milestones-in-the-history-of.php
[2] Грант М. Крушение Римской империи. М., 1998.
[3] Хизер П. Падение Римской империи. М., 2011. См. также его книгу, посвящённую эпохе Великого переселения народов: «Великие завоевания варваров. Падение Рима и рождение Европы» (М., 2016).
[4] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 4.
[5] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 31.
[6] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 33–42.
[7] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 106.
[8] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 136–137.
[9] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 224.
[10] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 254.
[11] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 277.
[12] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 286.
[13] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 303.
[14] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 309.
[15] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 427–432.
[16] Голдсуорти А. Указ. соч. С. 452.
Tags: Античность, Мои записи, Римская империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments