Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

31. Помпеи. Путеводитель по городу. Район 8. Инсула 7 Район театров

Оригинал взят у tarseus в 31. Помпеи. Путеводитель по городу. Район 8. Инсула 7 Район театров


ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС

Большой театр, Одеон и театр Четырех портиков составляли единый архитектурный ансамбль, который был частью принятого во II в. до н. э. плана монументализации города по греческим образцам.



БОЛЬШОЙ ТЕАТР

Местом для строительства театра выбрали склон у оконечности «языка» лавы, на котором уже стоял древний храм. Это подчеркивает связь театра и религии, особенно характерную для Древней Греции. Две трети террас для зрителей имели естественную опору на утесе, в то время как для остальных был возведен внушительного вида фундамент по технологии opus incertum. Несколько надписей доводят до нашего сведения, что театр в том виде, в каком он предстает перед нами сейчас, есть результат реставрации, оплаченной из средств семейства Голкониев (того самого, что возвело четырехфасадную арку на Голкониевом перекрестке) и осуществленной вольноотпущенником Марком Арторием Примом. Одна из надписей, повторенная три раза, гласит: М. М. Holconii Rufus et Celer cryptam, tribunalia, theatrum, s(ua) p(ecunia) («Марк Голконий Руф и Марк Голконий Целер перестроили за свой счет крипт [крытый коридор полу¬круглой формы между средним и верхним ярусом], ложи и мраморные террасы»). А вот другая надпись: М. Arlorius М. (libertus) Primus, architeclus, указывавшая, что архитектор Марк Арторий Прим, отвечавший за реконструкцию театра, был вольноотпущенником — распространенное явление в Древнем Риме. В придачу к надписям щедрость Голкониев была вознаграждена установленной на сцене скульптурой с посвящением Марку Голконию Руфу и биселием (бронзовым сиденьем для двоих) в нижнем ряду средней зрительской террасы также с обозначением фамилии.





Места для зрителей подразделялись на обычные три сектора: передние или нижние ярусы, где располагались городские магистраты; средние ярусы, предназначавшиеся для средних слоев; и задние, или верхние, ярусы для низших классов. На нижние террасы вели крытые коридоры (пароды) по обе стороны от сцены, тогда как к местам на средних и верхних ярусах зрители попадали из крипта (полукруглого коридора). Средние ярусы делились на семь секторов пятью лестницами, которые поднимались к проходам в крипте, и еще две лестницы вели от крипты на верхние террасы. В сам крипт можно было попасть с трех сторон: от восточного портика Треугольного форума, с виа дель Темпио ди Исиде (север) и с виа ди Стабиа (юг) через узкий туннель и крутую лестницу.



Для выборных магистратов, финансировавших театральные представления для публики, были предусмотрены особые места на помостах над пародами, к которым вели особые лестницы. Сцена была соединена со стенами пародов, образуя единое здание. В центре передней части сцены (просцениума) располагалась апсида, а по обеим сторонам — лестницы. На большую двухэтажную сцену имелись три выхода: основной в центральной апсиде и два по бокам от него через прямоугольные ниши. Выходы были обрамлены колоннами с антаблементами, на которые, вероятно, опирались увенчанные фронтонами ниши второго этажа. К выходам примыкали более мелкие ниши с колоннами, где стояли статуи в честь почетных граждан. Правая и левая кулисы сцены были украшены вверху колоннадами из мрамора и цветной штукатурки. За сценой проходил коридор, через который актеры могли попадать к трем выходам на сцену, и обширное открытое пространство, где, как можно предположить, стояли передвижные жилища актеров и рабочих сцены. Полукругом поверх последних рядов террас были уложены каменные блоки с отверстиями посередине. Логично предположить, что к началу представления в отверстия вставлялись шесты для крепления тентавелария, дававшего тень.
В эпоху своего величия театр вмещал более пяти тысяч зрителей. Остается неизвестным, какого рода зрелища обычно устраивались здесь, но несомненно, что неизменно успех сопутствовал ателланам — комическим представлениям, названным так по городу Ателла, где они зародились. В этих спектаклях фигурировали одни и те же персонажи: maccus (шут), Ьиссо (глупый толстяк), pappus (обманутый старик) и dossenus (мошенник). Вполне вероятно, что ставились также написанные латынью комедии Плавта и Теренция, трагедии и разного рода малые драматические формы, такие, как пантомима. О любви жителей Помпей к театру свидетельствуют многочисленные фрески с изображениями масок, актеров, сценических декораций. Имена великих актеров до нас не дошли, хотя известно, насколько велика была их популярность в римском мире. В Помпеях же сохранилось только одно театральное объявление с именем актера — Парис.

Раскопки 1870 года:



Мозаика "Маски":



Цымбалы:



ОДЕОН

Об обстоятельствах, при которых был сооружен Одеон, говорится в надписи, которая сохранилась на архитраве входа с виа ди Стабиа: С. Quinctius C.f. Valg(us), М. Porcius M.f. duovir(i) dec(urionum) decr(eto) theatrum ledum fac(iundum) locar(unt) eidemq(ue) prob(arunt) («Декретом декурионов Гая Квинта Вальга, сына Гая, и Марка Порция, сына Марка, дуумвиров, предпринято строительство крытого театра, после чего он лично ими проверен»). Дуумвиры, о которых идет речь, финансировали также строительство Амфитеатра и пожертвовали новый алтарь храму Аполлона. Это были люди, которые доминировали в политике и экономике большей части Кампании после победы Суллы над италийскими союзниками.



Одеон был зданием под крышей, которое во многом походило своими архитектурными формами на Большой театр. Они сообщались между собой посредством углового портика, который проходил от восточного парода театра к западному пароду Одеона. Однако Одеон построили не ранее 80 г. до н. э., и он стал первым общественным зданием, возведенным на деньги нового правящего класса, который привел к власти Сулла. Это навело некоторых исследователей на предположение, что Одеон представлял собой место встреч ветеранов, которым по окончании войны Сулла предоставил дома в Помпеях и участки земли вне городских стен, чтобы основать здесь свою колонию. Другая гипотеза состоит в том, что вновь прибывшие завершили строительство комплекса — дорогостоящего монументального проекта, начатого веком ранее постройкой Треугольного форума и Большого театра, — чтобы снискать благорасположение коренного населения.





Несомненно одно: здание описывалось как театр под крышей, и все его архитектурные элементы указывают на то, что предназначалось оно для просмотра развлекательных представлений на сцене зрителями, разделенными на общественные классы Вследствие акустических особенностей и наличия крыши, распространено мнение, что здесь проходили музыкальные, поэтические, декламационные и мимические представления. Одеон занимает участок земли прямоугольной формы, обнесенный стенами opus quasi reticulatum, со зрительным залом в северной половине и сценой в южной. Передние ряды со¬стоят из четырех базальтовых террас, достаточно широких, чтобы устанавливать bisellium, причем четвертую из них отделял от задних рядов парапет из серого нуцерийского туфа со статуями крылатых грифонов по обоим концам, головы которых ныне утрачены.
За парапетом проходил коридор к средним ярусам, куда можно было подняться по необычным полукруглым лестницам из четырех ступеней, расположенным между пародами и сценой. Шедшие вдоль пародов внешние стены террас были украшены в нижних концах коленопреклоненными фигурами атлантов, вырезанных из туфа, которые стояли на прямоугольных постаментах и держали полку с амфорой или статуей. Сходные элементы декора можно увидеть в тепидарии Форумных терм. К средним ярусам можно было также пройти сверху по лестнице, расположенной между полукругом террас и углом здания. Средние ярусы делились на пять секторов лестницами, выложенными из окаменевшей лавы, в то время как под сиденья использовался серый нуцерийский туф с отформованными краями. Как и в Амфитеатре, сиденья на террасах были устроены таким »образом, чтобы ступни ног сидевших позади не беспокоили зрителей перед ними. Верхних рядов террас здесь не было.
Трибуналии — приподнятые ложи для почетных гостей или граждан, финансировавших представление, располагались поверх пародов. Пол орхестры в форме правильного полукруга был выложен цветной мраморной крошкой. Этот декоративный элемент появился в эпоху Августа и был оплачен дуумвиром Марком Окулацием Вероном, о чем говорит найденная там же надпись, выполненная бронзовыми буквами. Передняя часть сцены проста и состоит из невысокой стены без всякой декоративной отделки. Столь же проста и сцена: к ней вели обычные три выхода, а украшением служили фрески на архитектурные мотивы. За сценой проходила галерея по всей ширине здания, в которую можно было попасть со стороны театра Четырех портиков или с виа ди Стабиа. Еще четыре входа находились со стороны неправильной формы заднего двора. Все входы закрывались деревянными дверями. Как уже было отмечено, здание Одеона имело двухскатную крышу, опиравшуюся на стропильные фермы, которые использовались в Помпеях с начала I в. до н. э. Рассчитанная на тысячу зрителей, эта постройка напоминает древний театр, найденный в Сарно, и Неаполитанский одеон, где любил выступать сам Нерон.

ТРЕУГОЛЬНЫЙ ФОРУМ и САМНИТСКАЯ ПАЛЕСТРА

Треугольный форум — это одно из наиболее достопримечательных мест Помпей. Он стоял на высокой оконечности застывшего потока лавы, и с него открывался вид на долину Сарно, Стабианскую равнину и Неаполитанский залив. Люди обосновались здесь с VI в. до н. э. Эту территорию сделали святилищем, отделенным от остального города, который разрастался вокруг храма Аполлона. Мы мало что знаем о происходившем здесь в последующие века, но зато нам доподлинно известно, что этому району было уделено повышенное внимание во II в. до н. э., когда местные магистраты приняли решение придать части города монументальность, которая соответствовала бы эллинским образцам. План предусматривал реконструкцию стен домов вдоль улиц, ведущих к Гражданскому форуму и Треугольному форуму. Осуществление этого плана придало стилистическое единство трем наиболее важным городским центрам: Гражданскому форуму, храму Аполлона и Треугольному форуму. Входом в Треугольный форум служили внушительного вида ворота (пропилеи), состоявшие из шести высоких и изящных ионических колонн, стоявших между двух угловых полуколонн превосходной отделки. Те, кто приближался к Треугольному форуму по виа деи Театри со стороны виа делл’Аббонданца, видели перед собой живописный ряд фасадов домов opus quadratum, украшенных пилястрами, и монументальный вход в отдалении; этот идеальный вид был лишь немного нарушен общественным фонтаном, построенным у крайней справа колонны в I в. до н. э.









Постамент статуи Марцелла:



Невысокая стена, параллельная восточному портику, образовывала вместе с ним широкий коридор, пересекавший весь форум с севера на юг. Его назначению давались разные интерпретации. Вполне вероятно, что это был стадий (хотя длина его равна 90 м, т. е. при¬мерно половине стадия), использовавшийся для атлетических и конных состязаний в ознаменование религиозных празднеств. Храм находился ближе к западной оконечности святилища и имел необычную северо-западную/юго¬восточную ориентацию.

Дорический храм:








Храм VI в. до н. э. был дорической постройкой, по всему периметру окруженной колоннами, необычность которой заключалась в том, что по короткой стороне стояло семь колонн, а по длинной — одиннадцать. Некоторые ученые, пытаясь объяснить это отклонение от нормы, высказывают предположение, что первоначально храм, который, вероятно, был тогда деревянным, имел четыре колонны по фасаду и шесть по длинной стороне (традиционная конфигурация), а остальные колонны были добавлены позднее для придания зданию устойчивости. Когда же храм перестроили в сарносском камне, то сохранили все колонны. Обе дошедшие до нас капители имеют необычно плоские эхины, а вся постройка напоминает Пестумскую базилику или базилику Палатинских таблиц в Метапонто (VI в. до н. э.). Перед приделом удлиненной формы (cella), в котором находилось изображение божества, находился пронаос с двумя коринфскими колоннами, добавленный, вероятно, во время позднейшей реставрации. В алтаре сохранился прямоугольный камень, но стоящий не по центру, а ближе к восточной стене, что наводит на мысль о том, что прежде такой же находился и у западной. А это означает, что храм был посвящен двум божествам, вероятно Минерве и Геркулесу, что подтверждают и антефиксы (украшения крыши) с их образами, и неполная надпись на оскском языке, сделанная краской на туфовом столбе у Театрального перекрестка. Храм, должно быть, сильно пострадал в 62 г. н. э., однако никаких следов попытки восстановить его до 79 г. н. э. обнаружено не было.

Дорический храм 1880 год:



Самнитская палестра, которая была составной частью Треугольного форума, находилась в его северо-восточной оконечности. Она с трех сторон была обнесена портиками дорического ордера. У южной колоннады стояли алтарь и пьедестал для награждения победителей и других церемоний.





ХРАМ ЮПИТЕРА МЕЙЛИХИЙСКОГО

Найденная у Стабианских ворот надпись на оскском языке позволила с высокой степенью вероятности определить, что за небольших размеров храм находился в северо-восточном углу Театрального района.
При входе в храм был расположен портик. Крыша его покоилась на двух колоннах, основание и дорическая капитель из окаменевшей лавы одной из которых были найдены при раскопках. За портиком находился зал под открытым небом, в центре которого находился великолепный алтарь с пятовым камнем, украшенным волютами, и фризом с триглифами и метопами — примечательный образец смешения дорического и ионического ордеров. Дальше за алтарем располагалась лестница к высокому подиуму, на котором, собственно, и находился храм. Это был италийский храм с четырехколонным пронаосом по фасаду и двумя колоннами с каждой боковой стороны. Святилище состояло из пьедестала у дальней стены, на котором помещались религиозные скульптурные образы.




ХРАМ ИСИДЫ




Культ Исиды получил распространение в Помпеях достаточно рано: предположительно его переняли из Путеол около 100 г. до н. э., — и кажется странным, что в таком городе, как Помпеи, где в то время все еще господствовала самнитская культура, у иноземной богини тут же появились столь многочисленные прозелиты. Еще более необычным представляется тот факт, что храм культа, сулившего своим правоверным загробную жизнь (в отличие от религии греков и римлян), находился именно в театрально-спортивном районе, где тренировалась молодежь Помпей и собиралась старая воинская аристократия. Как ни печально, но от первоначального здания храма мало что осталось. Он был разрушен землетрясением 62 г. н. э. и полностью восстановлен при не совсем обычных обстоятельствах, о чем поведала надпись, найденная при входе: N(umerius) Popidius N(umeri) f(ilius) Celsinus aedem Isidis terrae motu conlapsam a fundamento p(equnia) s(ua) restituit; hunc decuriones ob liberalitatem, cum esset annorum sexs, ordine suo gratis adlegeretur («Нумерий Попидий Цельсии, сын Нумерия, из своих средств оплатил восстановление храма Исиды, до основания разрушенного землетрясением. Дабы отблагодарить его за щедрость, декурионы без внесения платы приняли его в свои ряды, хотя было ему всего шесть лет от роду»).



В этой надписи содержится весьма значительный объем информации. Из нее мы узнаем о заботливом отце, который проложил своему шестилетнему сыну путь в политику и наиболее важным должностям в городском управлении, поскольку сам, будучи вольноотпущенником, не мог пользоваться такой привилегией. Здесь же находим подтверждение большого значения культа Исиды в Помпеях — состоятельный местный вольноотпущенник, чтобы добиться своих целей, предпочитает восстановить храм Исиды, а не одного из более традиционных для этих мест божеств. Мы также узнаем, что члены высшего городского собрания — декурионы — столь высоко оценили деяние Нумерия, что пожелали принять его сына, в будущем свободного гражданина, в свою курию, несмотря на возраст. Надпись свидетельствует и о большой разрушительной силе землетрясения, после которого храм пришлось возводить практически заново. Если же учесть, что литургические религиозные каноны требовали наличия определенных помещений и архитектурных пространств, то храм, построенный Нумерием, был, скорее всего, точной копией прежнего.



Храм Исиды в 1902 году.

Алтарь вакхических ритуалов:



План храма:



Вход в храм располагался с севера, от улицы, названной в его честь (виа дель Темпио ди Исиде). Снаружи храм был, по всей видимости, полностью окружен высокой стеной белого камня с красным плинтусом, от которой, увы, почти ничего не осталось. Простой входной проем прикрывала трехстворчатая дверь, причем открывалась только центральная створка, о чем свидетельствуют найденные петли. Портик был необычен: северная и южная колоннады имели по восемь колонн, западная семь, а восточная — шесть. С восточной стороны отсутствовала центральная колонна, и образовавшееся таким образом более широкое межколонное пространство обрамляли два столба, на которых покоились полуколонны. Эти две конструкции были явно выше остальных колонн, и именно здесь располагался основной вход к пронаосу, через который следовали внутрь процессии верующих. Сложенные из кирпичей колонны не имели основания и опирались прямо на стилобат. Стволы колонн в нижней трети покрывал толстый слой красного гипса, а в ребристой верхней части — белого.




На капители композитного этрусского типа опирались деревянный архитрав и островерхая крыша с восемью рядами черепицы, каждый из которых венчал антефикс в виде маски Горгоны с крыльями на лбу. Между колоннами стояли шесть алтарей меньших размеров, предназначавшихся, вероятно, для жертвоприношений по обетам.

Роспись стен храма:








Задние стены портиков имели изящную отделку из росписей с изображениями по центру панелей персонажей из круга Исиды и пейзажей Египта на общем красном фоне. Панели же отделяли друг от друга выступы с расписными сценами морских сражений и натюрмортами. Поверху панелей тянулся великолепный длинный фриз с фигурками персонажей и животных, связанных с культом Исиды, по фону из черных волют. Святилище располагалось посреди открытого пространства, пол которого был выложен плитами туфа. Стены храма, относившегося к италийскому стилю, почти целиком были кирпичными с гипсовым покрытием, и только подиум построили с использованием техники opus Incertum. К пронаосу вела лестница в центральном межколонном пространстве портика, которое было шире, чем боковые. На колоннах коринфского ордера покоился антаблемент с выступающим вперед карнизом. Крыша, о которой мало что известно, была, скорее всего, двухскатной с украшениями из керамики. Алтарное помещение не отличалось глубиной, но имело широкий вход. У задней стены стояла длинная скамья с двумя постаментами для статуй — по всей вероятности Исиды и Осириса.

Фрески из храма:















Фреска Ибис:



Фреска Парис и Купидон:



На боковых стенах, украшенных геометрическими рельефами, располагались шесть полок из серого туфа для культовых статуэток. В святилище можно было пройти и через небольшую дверь в южной стене храма, где заканчивалась наружная лестница. По обеим сторонам от входа в святилище размещались две ниши, обрамленные коринфскими пилястрами, с пьедесталами для статуй, вероятнее всего, Гарпократа и Анубиса — по крайней мере, именно этим божествам посвящены два алтаря по бокам от пронаоса. Слева и справа от лестницы, ведшей к пронаосу, стояли два небольших посвятительных столпа. На левом была найдена интереснейшая плита с иероглифическими письменами, которая, видимо, попала сюда из Гераклеополя. В нише посреди задней стены святилища была обнаружена статуя Диониса с пантерой. По обеим сторонам от ниши располагались два крупных лепных рельефа в форме ушей, которые должны были убедить верующих в том, что боги слышат их молитвы.





Алтарь не находился на одной оси с храмом, а был сдвинут от нее влево, чтобы не создавать препятствия для направлявшихся к храму шествий. В дневниках раскопок есть запись о том, что «пепел и обгоревшие кости» были обнаружены поверх алтаря. Остатки жертвоприношений и даров сбрасывали в своего рода священный колодец в северо-восточном углу храма, который укрывала двухскатная крыша, как показано на многочисленных документальных зарисовках, сделанных во время раскопок. В юго-восточном углу находился пургаторий — небольшое помещение под открытым небом, куда вела дверь в северной стене.



Отсюда узкая лестница позволяла спуститься в подвал, в еще одно святилище, где хранилась нильская вода, использовавшаяся при обрядах очищения. Снаружи стены были изящно отделаны лепными рельефами с изображениями пар возлюбленных: среди прочих Марса и Венеры, Персея и Андромеды.

Предметы культа:




От западного портика пять арочных проемов вели в просторную прямо¬угольную залу. Это помещение, которое после раскопок предстало практически в своем первоначальном виде, было пышно декорировано: по черному мозаичному полу у северной стены белой тессерой были выложены имена Нумерия Попидия Цельсина, его отца Амплиата и матери Корелии Цельсы, что опять-таки было данью благодарности за их щедрость. Стены расписаны изящной работы фресками четвертого стиля на семи крупных панно — пять с нильскими пейзажами и два со сценами из мифа об Ио: встреча Ио с Исидой в Египте и Аргус, следящий за Ио. В этой же зале были найдены остатки женского скульптурного портрета, вероятно самой Исиды, и многие другие предметы, связанные с ее культом, включая систр. Назначение этого помещения трактуется по-разному, но скорее всего в нем собирались молившиеся Исиде и для них устраивались ритуальные трапезы.
Из западного портика вход вел в еще одно помещение, располагавшееся позади Большого театра. Стены его целиком покрывал слой белого гипса, по которому были сделаны росписи, изображавшие в произвольном порядке отдельные фигуры и целые сцены, взятые из культа Исиды. Эта комната служила для религиозного обучения и одновременно хранения священных атрибутов и одежд.

Маска Гая Норбана Сорекса:



Цистерна для воды:



Закончив осмотр храма Исиды и района театров, возвращаемся по виа Стабиана назад, на север, к улице Изобилия, на перекресток улиц. На другой стороне улицы Изобилия, слева увидим Стабианские термы. Нам туда...

Продолжение следует.
Tags: Античность, Римская империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments