Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

М. ХАЙДЕГГЕР, "ПАРМЕНИД" И ДРЕВНИЕ ГРЕКИ



Переработал одну из своих заметок и решил выложит в соцсетях. Тем более, что речь идёт об интересной (думаю, что не только для меня) теме - о древних греках (хотя и не только  них). Недавно приходилось писать о проблеме исторической памяти, в связи с творчеством Ф. Ницше. Древние греки – один из тех изумительных народов, о котором, несмотря на большой материал, мы мало чего знаем. С одной стороны остаётся огорчаться этому. С другой, – можно вспомнить размышления Ф. Ницше об исторической памяти, в его превосходном «О пользе и вреде истории для жизни»[1]. Размышляя о феномене исторической памяти, Ф. Ницше отмечал, что опасны как её отсутствие, так и переизбыток[2].
Особенно мало нам известно о ранней греческой истории, и истории философии в частности. Так. например, мало сведений мы имеем о греческой философе Пармениде (540 (или 515) г. до н.э. – 470 г. до н.э.).  Небольшая метафизическая поэма «О природе». Возможно, что только оно и было им написано. В любом случае, мы мало чего знаем о Пармениде, и мало чего от него до нас дошло. А ведь «от вопросов, поставленных Парменидом, весьма важных и основательных, тянутся нити ко всем последующим философским размышлениям о бытии, постепенно разрастающимся в особый раздел философского знания, который…в новое время получил название “онтологии”»[3]
Однако, если вспомним предыдущие слова Ф. Ницше, даже то что есть, даёт нам богатый материал для рассуждений. В этом плане можно обратиться к интересной книге немецкого философа М. Хайдеггера «Парменид»[4]. Нужно сказать, что М. Хайдеггер не случайно обращается к Пармениду. В трактовке М. Хайдеггера, от Парменида и Гераклита идут два направления в античной и европейской философии в понимании важного вопроса: что есть бытие. Для Парменида, сущее – то, что неизменно, сущее как нечто ставшее. Для Гераклита сущее – есть движение, оно существует в самораскрытии, в самодвижении[5]. А творчество Ф. Ницше (в представлении самого М. Хайдеггера) – своеобразное соединение данных линий.


Разумеется, больше в книге идёт речь о взглядах самого автора, Парменид и греки – здесь в основном фон. Но мы ведь часто, интерпретируя взгляды других авторов, также порой излагаем их в своём видении. Кроме того, важен даже не полный пересказ текста, а проблематика, поставленная рассматриваемым автором.
Взяв отрывок из поэмы Парменида, Хайдеггер начинает обыгрывать слово «Алетейя», которое философ отождествляет с понятием «истина». «Алетейя» – буквально «несокрытое». Значит, есть ещё и «сокрытое». Начинается сложный, отчасти запутанный, но и интересный разбор слов – «ложное», «не-ложное», «сокрытое», «не-оскрытое», «псевдос» и «фальш» и т.п. При том М. Хайдеггер постоянно возвращается к тому, что уже говорил раньше. С одной стороны это создаёт громоздкость текста, читатель буквально вязнет в ходе мысли философа. Но, с другой стороны и есть некоторые удобства. Если что-то читатель (или слушатель т.к. это курс лекций, прочитанных Хайдеггером) упустил, он может это восстановить.
Читать М. Хайдеггера сложно. Здесь действительно нужно вгрызаться в текст. Но это и радость. Радость от общения с автором, а также с античной историей. В книге много интересных идей, наблюдений. Например, сопоставление понятий «рукопись» и «машинопись», имеющих также отношение к понятиям «бытия» и «сокрытого». Например, машинопись, как и в целом греческое слово «технос», скрывают от нас бытие. Машинопись скрывает характер человека, его сущность (проявляющиеся в рукописи). Также и техника в целом позволяет бытию скрываться от нас, «ускользать»[6].
Если всё сводить к упрощённой схеме, то можно сказать, что «Истина», или «Алетейя» – это бытие вокруг нас. И наша задача, вслушаться в бытие, те импульсы, что оно посылает нам. Фактически здесь Хайдеггер проводит вновь свою теорию познания, даёт своё понимание «Истины» через Парменида.
Интересно сопоставление Хайдеггером слов «Алетейя» и «Веритас» (Veritas – истина) и «Верум» (Verum – истинное). Последнее, по Хайдеггеру, означает истинность. Но тут истина уже не как вслушивание, а как определённая система доказательств. По сути дела в римскую эпоху, а затем и в Средневековье на греческое понятие истины как вслушивания наложилась латинская трактовка истины как доказательства.
Другими словами, «истинное» в последней трактовке, это то, что доказано, постигнуто разумом. Или «истинное», это то, что представляется человеку. Хайдеггер спорит с такой трактовкой. «Нельзя однако думать, что где-то существует некое человечество, которое создаёт себе некое представление о бытии и затем наделяет себя им…Бытие и истина бытия существенно выше всякого человека и всякого человечества»[7].
Более того, именно через познание истины удастся предотвратить грядущий закат человечества. Его не остановишь  через искусственную задержку, через перенаправление в «прогресс» и «лучшие времена»... Закат преодолевается именно через начало.  Таким образом, через обращение к Пармениду М. Хайдеггер предлагает вновь обратиться к греческому опыту познания истины. К опыту вслушивания, всматривания в бытие, в стремление уловить идущие от последнего импульсы. Отчасти М. Хайдеггер в этом плане возлагает надежды на немецкий народ. Ведь лекции о Пармениде были прочитаны М. Хайдеггером в 1942 г. В то время М. Хайдеггер, хотя и скептически относившийся к национал-социализму, отчасти оптимистично смотрел на судьбы немецкого народа.
Книга показывает, почему М. Хайдеггер так популярен у носителей консервативной идеологии. Симпатии к Хайдеггеру, например, заметны у А.С. Панарина. Также целую книгу М. Хайдеггеру посвятил и А.Г. Дугин. Напомним, что для представителей некоторых идейно-политических течений XIX в. была характерна «парадигма Декарта-Ньютона» – мир познаваем (в какой-то степени  для либералов, и для марксистов). Достаточно только с помощью разума постичь законы общественного развития, и затем на основе этих законом уже создать верную научную картину мира (и не только её, но и проект общественного устройства). 
Для консерваторов рационализм ограничен в своих познавательных возможностях. Напомню, что в XIX в. консерваторы, полемизируя с либералами, марксистами и т.п. апеллировали к традиции. Позднее началось обращение к иррационализму. Здесь большую роль сыграл Ф. Ницше (опять таки вслед за Кантом и Шопенгауэром), указавший на то, что объективное познание отсутствует, есть множество истин. Каждый человек по своему конструирует окружающий мир. Всё это и отчасти объясняет интерес представителей традиционализма к таким мыслителям как М. Хайдеггер.


Лекции М. Хайдеггера о «Пармениде» вызвала разные мнения[8]. Разумеется, неоднократно приходилось встречать высказывания, что Хайдеггера можно трактовать по разному, это очень многоплановый мыслитель. Каждый из него может извлечь что-то своё.
Нужно сказать, что М. Хайдеггера критиковали за то, что он многое придумывал в своей философии. А.Ф. Лосев, почитав 2-томник о Ницше отметил не совсем верное толкование Хайдеггером греческой философии. Но ошибки, натяжки и т.п. есть у любого мыслителя. Кроме того, М. Хайдеггер – создатель своей, оригинальной, пусть и сложной, но на удивление интересной, чётко разработанной философской системы. Он всем своим творчеством призывал мыслить, думать[9].
В этом плане книга М. Хайдеггера о Пармениде – интересное размышление о познании окружающего мира. Кроме того, напоминание нам о необходимости обращения к античному наследию. Хотя античность отстоит от нас на 2500 тысячи лет, но до сих пор является источником вдохновения. Хайдеггер, будучи знатоком античной истории и философии своей книгой мастерски показывает, как даже одна небольшая мысль может дать толчок к интересным размышлениям. Он показывает, что античность актуальна и сейчас, и для нашего времени.
Но М. Хайдеггер своими лекциями подтверждает и тезис Ф. Ницше о настоящем мыслителе. По мнению Ф. Ницше, истинный философ это не тот, кто фактически пересказывает другого автора, а тот, кто на основе «кирпичей» из здания предшественника создаёт новую систему. «Парменид» – это также своеобразный диалог двух великих философов во времени.
Лекции М. Хайдеггера о Пармениде, это и ещё один урок. Парменид находясь на окраине греческого мира (он жил в италийском городе Элея), возможно имея редкие контакты с другими центрами греческой мысли, встал и истоков современной философии, он высказал идеи, к которой так или иначе обращаются до сих пор.   
И в заключении, возвращаясь к началу, можно указать на ряд моментов. От греков дошло немного, порой что-то и в обрывочном виде. Однако  сохранилось, по сути, основное. От них остались поставленные ими вопросы о мире, человеке. Незначительность информации, в определённой степени, как раз создаёт простор для мысли, творчества, определённую свободу творчества.
Также М. Хайдеггер своим «Парменидом» подтверждает верность тезиса Ф. Ницше об исторической памяти, всматриваясь в то немногое, что осталось от Парменида, «вслушиваясь» в то бытие, которое нам даёт в своей работе греческий философ.



[1] Ницше Ф. О пользе и вреде истории для жизни. Сумерки кумиров, или как философствовать молотом. О философах. Мн. – М., 2000.
[2] См. также: Слово о Фридрихе Ницше. Часть 1. http://geokhar.livejournal.com/610687.html
[3] Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей: Историко-философские очерки портреты. М., 2010. С. 178.
[4] Хайдеггер М. Парменид. СПб., 2009.
[5] Хайдеггер М. Ницше. Том 1. СПб., 2006. С. 401.
[6] Хайдеггер М. Парменид. С. 189–190.
[7] Хайдеггер М. Парменид. С. 355.
[8] См. напр. Смулянский А.Е.  «Парменид»  как  своевременный  и  неуместный  текст // Философский журнал. № 01. (6) 2011. С. 148-155. Неретина С., Огурцов А. Концепты политической культуры. М., 2011 С. 74–87.
[9]  См. напр. его интересный трактат: Хайдеггер М. Что зовётся мышлением? М., 2006.















Tags: Античность, М. Хайдеггер, Мои записи, Ф. Ницше, Философия
Subscribe

  • С ПРАЗДНИКОМ!

    ВСЕХ ГОСТЕЙ СТРАНИЧКИ ПОЗДРАВЛЯЮ С ПРАЗДНИКОМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

  • ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА

    Решил выложить несколкьо списокв книг по истории, что есть у меня. Сегодня с одного из главных списков - по истории Древнего Рима. Безусловно,…

  • ПРЯНИЧНАЯ ФОТОКОЛЛЕКЦИЯ

    С детства очень любил пряники. Помню, как один из моих друзей, занимавшийся спортом, даже рекомендовал мне не есть больше двух пряников в день.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments