Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

О книге М. Хайдеггера «Парменид»

Недавно кончил читать книгу М. Хайдеггера «Парменид»[1]. Точнее, прочёл почти всю. Но суть примерно ясна. Нужно сказать, что М. Хайдеггер не случайно обращается к Пармениду. В трактовке М. Хайдеггера, от Парменида и Гераклита идут два направления в античной и европейской философии в понимании важного вопроса: что есть бытие. Для Парменида, сущее – то, что неизменно, сущее как нечто ставшее. Для Гераклита сущее – есть движение, оно существует в самораскрытии, в самодвижении[2].
Взяв отрывок из поэмы Парменида, Хайдеггер начинает обыгрывать слово «Алетейя». Его он отождествляет с истиной. «Алетейя» – буквально «несокрытое». Значит, есть ещё и «сокрытое». Начинается сложный, отчасти запутанный, но и интересный разбор слов – «ложное», «не-ложное», «сокрытое», «не-оскрытое», «полис» и «прагма». И многих иных. При том М. Хайдеггер постоянно возвращается к тому, что уже говорил раньше. С одной стороны это создаёт громоздкость текста, читатель буквально вязнет в ходе мысли философа. Но, с другой стороны и есть некоторые удобства. Если что-то читатель (или слушатель т.к. это курс лекций, прочитанных Хайдеггером) упустил, он может это восстановить.
В книге и много интересных идей, наблюдений. Например, сопоставление понятий «рукопись» и «машинопись», имеющих также отношение к понятиям «бытия» и «сокрытого».
Если всё сводить к упрощённой схеме, то можно сказать, что «Истина», или «Алетейя» – это бытие вокруг нас. И наша задача, вслушаться в бытие, те импульсы, что оно посылает нам. Фактически здесь Хайдеггер проводит вновь свою теорию познания, даёт своё понимание «Истины» через Парменида.
Интересно сопоставление Хайдеггером слов «Алетейя» и «Верум» (Verum). Последнее, по Хайдеггеру, тоже означает истинность. Но тут истина уже не как вслушивание, а как определённая система доказательств. По сути дела в римскую эпоху, а затем и в Средневековье на греческое понятие истины как вслушивания наложилась латинская трактовка истины как доказательства. Можно сказать, что через обращение к Пармениду М. Хайдеггер предлагает вновь обратиться к греческому опыту познания истины. К опыту вслушивания, всматривания в бытие, в стремление уловить идущие от последнего импульсы. Разумеется, неоднократно приходилось встречать высказывания, что Хайдеггера можно трактовать по разному, это очень многоплановый мыслитель. Каждый из него может извлечь что-то своё.
Лишний раз уяснил для себя причину, почему М. Хайдеггер так популярен у носителей консервативной идеологии. Симпатии к Хайдеггеру, например, заметны у А.С. Панарина. Также целую книгу М. Хайдеггеру посвятил и А.Г. Дугин.  Напомню, что для либералов и марксистов XIX в. была характерна «парадигма Декарта-Ньютона» – мир познаваем. Достаточно только с помощью разума постичь законы общественного развития, и затем на основе этих законом уже создать верную научную картину мира (и не только её, но и проект общественного устройства). 
Для консерваторов рационализм ограничен в своих познавательных возможностях. Напомню, что в XIX в. консерваторы, полемизируя с либералами, марксистами и т.п. апеллировали к традиции. Позднее началось обращение к иррационализму. Здесь большую роль сыграл Ф. Ницше (опять таки вслед за Кантом и Шопенгауэром), указавший на то, что фактически нет объективного познания. Каждый человек по своему конструирует окружающий мир. Позднее появились новые методики, подходы. Не случайно тот же А.С. Панарин в своих работах часто обращается к Э. Гуссерлю и М. Хайдеггеру.
Нужно сказать, что М. Хайдеггера критиковали за то, что он многое придумывал в своей философии. А.Ф. Лосев, почитав 2-томник о Ницше отметил не совсем верное толкование Хайдеггером греческой философии. Но ошибки, натяжки и т.п. есть у любого мыслителя. Кроме того, М. Хайдеггер – создатель своей, оригинальной, пусть и сложной, но на удивление интересной, чётко разработанной философской системы. Он своим творчеством буквально призывает мыслить, думать.
В этом плане книга М. Хайдеггера о Парменида – интересное размышление о познании окружающего мира. Кроме того, напоминание нам о необходимости обращения к античному наследию. Хотя античность отстоит от нас на 2500 тысячи лет, но до сих пор является источником вдохновения.
От Парменида осталось немного. Небольшое произведение. Возможно, что только оно и было им написано. Но Хайдеггер мастерски показывает, как даже одна небольшая мысль может дать толчок к интересным размышлениям. В этом плане можно вспомнить ещё и Ф. Ницше, его превосходный трактат «О пользе и вреде истории для жизни»[3]. В нём Ф. Ницше указывал на две опасности. С одной стороны, опасно историческое беспамятство. Лишённый исторического опыта, фундамента народ беспомощен. Он не будет способен к самоуправлению, не сможет следовать проверенным правилам жизни и беречь закон. С другой стороны, народ, чья историческая память была бы перегружена, просто окажется не способен принимать решения, действовать и создавать новое...Жизнь стала бы невозможной.
Можно сказать, что М. Хайдеггер в какой-то степени подтверждает своей книгой верность тезиса Ф. Ницше, всматриваясь в то немногое, что осталось от Парменида, «вслушиваясь» в то бытие, которое нам даёт в своей работе греческий философ.




[1] Хайдеггер М. Парменид. СПб., 2009.
[2] Хайдеггер М. Ницше. Том 1. СПб., 2006. С. 401.
[3] Ницше Ф. О пользе и вреде истории для жизни. Сумерки кумиров, или как философствовать молотом. О философах. Мн. – М., 2000.
Tags: А.С. Панарин, Мои записи, Ф. Ницше, Философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments