Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

ПИСЬМА ОБ ЭРИХЕ ФРОММЕ. ПИСЬМО 2.

Письмо 2. Часть 1.
А теперь о книге Эриха Фромма «Революция надежды. Избавление от иллюзий». Она была написана Э. Фроммом в 1968 г. Для Запада тот год был отчасти переломным, что проявилось, в первую очередь, в протестах по всей Западной Европе и Северной Америке. Затронули эти протесты и советский лагерь. Особо не буду сейчас говорить об этих выступлениях. Просто подрастали новые поколения, испытывавшие всё больший дискомфорт от западной системы ценностей, морали, потребительских стандартов. Протесты имели самую разнообразную форму – от политических выступлений, до движений хиппи, рок-музыки и т.н. «сексуальной революции». Иногда все они пересекались.
Во Франции, например, знаменитые волнения мая 1968 г., начались вроде бы с безобидных требований студентов, чтобы проживание в общежитиях юношей и девушек было совместным (ранее студенты-юноши имели свои общежития, а студентки свои). В Латинском квартале Парижа студенты-юноши демонстративно ушли ночевать в общежитие девушек. Ну а дальше больше – требования стали нарастать: уже и по реформе образования, и по политическим правам молодёжи и т.п. Постепенно к студентам примкнули рабочие и вскоре на ушах стоял весь Париж, а за ним и вся Франция…Всё это со временем кончилось падением Шарля де Голля – последнего великого француза. При том волнениями среди леваков хорошо воспользовались американцы, как раз не любившие Шарля де Голля.
Я взял только один пример. В общем в тех непростых условиях интеллектуальная и политическая элита Запада (в т.ч. и контрэлита) обдумывала дальнейшие пути развития. Одним из таких ответов и стала книга Эриха Фромма.
Автор отмечает, что старается свести воедино две проблемы, которые до него рассматривали порознь: «структуру человеческого характера, качества и потенциальные способности личности и современные социальные, политические и экономические проблемы».
Эрих Фромм указывает, что перед Западом наступила дилемма в развитии:
1) становление полностью механизированного общества, где человек превращается в винтика системы (эту проблему он также рассмотрел и в «Бегстве от свободы»); в дальнейшей перспективе – термоядерная война;
2) становление общества, где техника будет поставлена на службу человеку.
С одной стороны грядёт полностью механизированное общество, посвящающее себя исключительно материальному производству и потреблению и управляемое компьютерами. В ходе его становления, индивид, сытый и довольный, но пассивный, безжизненный и бесчувственный, превращается в часть гигантской машины. В таком обществе исчезнут индивидуализм и возможность побыть с собой наедине. Чувства к другим будут задаваться человеку с помощью психологических и прочих средств, в т.ч. и наркотиков.
А началось всё с попыток человеком покорить природу. Человек смог добыть знания, которые ему помогли в господстве над природой.  Но односторонне сосредоточившись на технике и потреблении материальных благ, человек утратил контакт с самим собой. Более того, своей деятельностью он может уничтожить самого себя, производя ядерное оружие. Добавим, что очень часто человек выполняет решения, которые за него начинают принимать электронные машины.
С другой стороны, всё больше людей убеждается в том, что потребительский рай не приносит обещанного счастья. В обществе нарастает неудовлетворённость существующим образом жизни, пассивностью и невыразимой скукой, недостатком уединенности и деперсонализацией. Старые ценности, идейные позиции, ориентиры, такие как коммунизм и капитализм, утрачивают своё значение.
Письмо 2. Часть 2.
Правда порой на неосознанном уровне преобладает пессимизм, а на сознательном уровне люди стараются быть оптимистами, верить в «прогресс». Разумеется, надежда есть у людей. Но какая это надежда? Рассматривая разновидности надежды, Фромм пишет, что пока преобладает пассивная надежда. В современной буржуазной мысли есть поклонение «будущему». Суть его в том, что я сам ничего не буду делать, а вот потомки что-нибудь хорошее и сотворят. Ведь мы идём по пути прогресса.
Но это не только пассивная надежда. Это, по сути, замаскированная безнадёжность и чувство бессилия. Таким псевдооптимизмом внутрь загоняются чувства тоски, страха, одиночества, находящиеся у человека на уровне бессознательного.
Что же такое надежда? Это не пассивное ожидание и не форсирование событий, которые не могут произойти в реальности. Фромм уподобляет её затаившемуся тигру, который прыгает лишь тогда, когда для этого настал момент. Это не усталый реформизм и не псевдорадикальный авантюризм.
Надеяться, это состояние бытия, это внутренняя готовность, напряжённая, но ещё не растраченная внутренняя активность. Но что же такое «активность»?
На Западе много говорят  об активности. Вся культура Евроатлантики в целом поставлена в зависимость от активности – активности в смысле занятости, а занятости в смысле деловитости (деловитости, необходимой для бизнеса). Если посмотреть, то вроде бы большинство людей так «активны», что не выносят праздности; даже свой так называемый досуг они превращают в очередную форму активности.
Если человек не активен в делании денег, то активен в езде на машине, игре в гольф или же просто в болтовне о пустяках. При том, люди испытывают смертельный страх перед моментом, когда им действительно будет нечего «делать».
Именно такая псевдозанятость и принимается людьми за настоящую активность. Живя такой пусто жизнью, они вечно нуждаются во внешних стимулах (или ресурсах, говоря языком сказкотерапевтов): болтовня с другими людьми, или просмотр кинофильмов, или путешествия «и другие формы удовольствий, получаемых от потребления, даже если это только новый мужчина или новая женщина в качестве сексуального партнёра». Фромм отмечает, что такие люди «постоянно нуждаются в том, чтобы их побуждали, возбуждали, соблазняли, совращали. Они всегда торопятся и никогда не останавливаются. Они всегда ведомы и никогда не ведут за собой. Они воображают себя необычайно активными, пока одержимы страстью деятельности, пытаясь отделаться от страха, который возникает всякий раз, когда они оказываются наедине с самими собой».
Но всё это не активность и не надежда. Надежда — это психическое состояние, сопутствующее жизни и развитию. Надежда тесно связана с верой, которую Фромм понимает как убеждённость в ещё недоказанном, как знание реальной возможности, осознание предстоящего. Третий важный элемент – стойкость, или смелость. Крах надежды вызывает «ожесточение сердец», разрушительность и насилие.
Почему же люди теряют надежду, подменяют её псевдонадеждой? Очень часто развёртывание надежды или безнадёжности у отдельного человека связано с наличием надежды или безнадёжности в классе или обществе в целом.
Пока у людей больше безнадёжности: по поводу жизненных планов,  перед лицом бюрократического индустриального общества и организации, давящей всё живое (как не вспомнить тут и «Душу человека»). Человек всё более становится средством манипуляции. Но есть и такие кто не знает, куда они идут. Человек становится придатком машины, а культуросозидающая элиты отодвинут на задворки общества. Над Западом возвышается призрак огромной Мегамашины. Вся система начинает действовать по ряду принципов:
1) нечто должно быть сделано, коль это технически возможно (в т.ч. и ядерное оружие и прочее; на моральные принципы здесь не смотрят);
2) максимум производства и выпуска продукции; а чтобы корпорация была более эффективной, необходимо людей превратить в винтиков, лишить индивидуальности; человек должен идентифицироваться не с самим собой, а с корпорацией; а обращаясь к «Бегству от свободы» Фромма, добавим также, что и человек теперь оценивается по количественным показателям, и представляет из себя то, что о нём думают другие, а также по спросу на его продукцию. Человек заваливается работой, не дающей возможности раскрытию его творческих способностей, не дающей ему мыслить. Более того, создаются все условия для раздельной работы человека, чтобы у него не было возможности для совместной деятельности с кем-то.
Принцип максимума применяется ко всему – каждый новый рекорд – это прогресс. Везде погоня за количественными показателями. Система, с одной стороны. не даёт человеку нормально общаться с другими людьми, она же не даёт ему и уединяться (что также необходимо).
Человек становится потребителем. Главное – больше потреблять и использовать. И отношение у него ко всему такое же – потребительское: к культуре, к другим людям (и таким понятиям, как любовь, дружба), к природе, Человек безмерно потребляет всё, предлагаемое ему индустрией, развеивающей скуку – сигареты, алкоголь, машины, лекции… Если это ему по карману. Подробнее Фромм это рассмотрел потом в работе «иметь или быть» (1976 г.). Но несмотря на такое безмерное потребление, желание заглушить внутреннюю тоску, скука всё равно остаётся скукой.
Человек, отчуждённый от мира, подчинён идолам и их требованиям. И хотя на Западе уже поговаривают о возможности создания роботов, подобных человеку (речь идёт о 1968 г.), однако в настоящем люди уже действуют как роботы…
Одновременно популярны и органические концепции, подчёркивающих животную природу человека, инстинктивные корни его эмоций и поступков. Доходит и до размышлений о соединении «эмоций челвоекообразной обезьяны с мозгом, подобным компьютеру…Чувства человека определялись бы инстинктами, а разум – компьютером». В таком случае отпала бы и проблема человеческой свободы.
Западный человек растерял смелость думать самостоятельно и принимать решения на основе эмоциональной и интеллектуальной приверженности жизни. Человек не хочет мучиться сомнениями, а стремится к «правильному» решению, подсказываемому ему идолами, кумирами…Именно последние через СМИ подскажут ему, какие мысли «правильны», какое поведение надлежащее, какие чувства нормальны, каким чувствам пришла пора. Главное – воспринимать сигналы СМИ, и человек может быть уверен, что не совершит ошибки.
На смену Богу пришёл безликий расчёт. Возникает новое понимание священного – исчислимость, вероятность, фактичность.
Письмо 2. Часть 3.
Что же нужно сделать для гуманизации общества, по мнению Фромма? Сначала необходимо решить, что такое человек. Ответ для этого нужно найти в условиях человеческого существования. Э. Фромм выделяет два таких условия: 1) усложнение человеческого мозга; 2) уменьшение зависимости от инстинктов.
Человек сам свободно принимает свои решения, находясь в состоянии неопределённости. Его решения не навязываются ему инстинктом. Вся жизнь – это и есть ситуация выбора, поиск оптимального решения. В этом ему помогает не только ум, но и система ориентаций (позволяющая ему найти некоторый смысл в окружающем его мире), есть у него душа и тело, нуждающееся в эмоциональной привязанности к миру.
Разобравшись с тем, что такое человек, Э. Фромм предлагает свой путь по гуманизации общества. Он предлагает четыре важных элемента.
1) планирование с учетом наличия системы «человек», основанное на нормах, направленных на оптимальное функционирование человеческого существа; Человек, а не техника, должен стать основным источником ценностей, критерием же планирование должно стать максимальное человеческое развитие, а не максимальное производство; добавим также, что знания о человеке, его природе и о реальных возможностях её проявлений должны стать одним из основных данных для социального планирования.
2) активизация индивида, его гражданской ответственности с одновременной заменой современных методов управления отчуждённым чиновничеством на гуманистические методы управления и менеджмента. Предполагается активное участие простых людей в управлении производством, а также снятие бюрократических ограничений на человеческую деятельность. Здесь мыслителем упор делается на активизацию гражданского общества, особенно разного рода объединений людей, отстаивающих свои права.
3) изменение модели потребления таким образом, чтобы потребление способствовало активизации человека, а не его «пассивизации»; в том числе необходимо и ограничение потребления; также крупные корпорации должны более внимательно относиться к требованиям простых людей;
4) рождение новых форм психодуховной ориентации, эквивалентных религиям прошлого. Заслуживает мысль Э. Фромма, которую он повторяет на протяжении всей своей книги: система Человек функционирует ненормально, если  удовлетворены только материальные потребности, гарантирующие ей физиологическое выживание, а не специфически человеческие потребности и способности – любовь, нежность, разумность, радость и т.п. 
Э. Фромм отдаёт должное религии в этом плане, и  считает, что жизнь стала бы лучше, если бы люди по настоящему придерживались идеалов. Проповедуемых буддизмом, христианством и т.п. Но он считает, что в наше время необходимо появление новых этических идеалов, доктрин. Речь не идёт о борьбе с религией. Нет. Но в нынешних условиях необходимы новые идеалы, новые доктрины. Допускается даже союз приверженцев традиционных религий и новых доктрин. Главный критерий союза здесь –борьба с идолами, мешающими жить человеку. При том речь не идёт не об экуменизме, не о каких-то иных вещах. Речь идёт именно об объединении людей по принципу преданности жизни.
Далее Э. Фромм рассматривает практические вопросы осуществления своей программы, где упор делает именно на социальные движения, которые должны преобразить окружающий мир.
Конечно, Э. Фромма в чём-то можно подвергнуть критике. Можно указать на абстрактность некоторых его предложений. Всё-таки он не ставит вопрос окоренном сломе существующего буржуазного общества. А именно оно и порождает индивидуализм.
Кроме того, с позиций верующего человека можно его упрекнуть в недооценке религиозного фактора в деле преображения общества. Всё-таки именно религия способна обеспечить духовное возрождение общества. И здесь я всё более соглашаюсь с мыслями А.С. Панарина, считающего, что современному западному обществу, отбросившему и свою религию и проект Просвещения, необходимо противопоставить православный глобальный проект. Православие, как и западное христианство, имеет ад ров виде античной культуры. Т.о. мы с Западом можем найти общий язык.
Ценность этой книги Э. Фромма, как и иных в его анализе психики человека, в оценках им современного западного общества, его перспектив. Читая Фромма лучше понимаешь, что к нам пришло 25 лет назад.
И, наверное, один из важных тезисов – идея объединения людей, создания ими движений. Ведь поодиночке мы все будем передавлены…
Tags: Мои записи, Психология, Философия, Э. Фромм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments