Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Category:

История племени чероки

Оригинал взят у maj_buzzard в История племени чероки
Статья Ли Салцмэна.

Оригинал здесь.

Автор благодарит историка Кена Мартина, чероки, за помощь при написании этой статьи.

Photobucket - Video and Image Hosting
Индеец-чероки. Картина Дэвида Райта

Расселение чероки

Первоначальное: Южная часть Аппалачских гор, включая Северную и Южную Каролину, север Джорджии и Алабамы, юго-запад Вирджинии и долину р. Камберленд в Теннесси, Кентукки и на севере Алабамы.

В настоящее время: Основная часть чероки проживает на востоке Оклахомы. У восточных чероки есть своя резервация на западе Северной Каролины. В Миссури живет группа, известная как "северные чероки Старой Луизианы"; она насчитывает почти 12 тысяч человек и признана властями штата. Чероки живут также в Арканзасе, Джорджии и Алабаме (в частности, 2500 "чероки Северной Алабамы"), но они не имеют федерального признания.

Численность

Участники экспедиции Эрнандо де Сото (1540 г.) завезли на Юго-Восток США ранее неизвестные болезни, от которых вымерло как минимум 75% первоначального индейского населения. Как пострадали чероки, неизвестно. В 1674 г. они насчитывали около 50 тысяч человек.Последующие эпидемии оспы (1729, 1738 и 1753 гг.) урезали эту цифру более чем наполовину. До конца 1830-х гг., когда племя было выселено за Миссисипи, его численность оставалась стабильной - около 20 тысяч.

Несколько тысяч человек умерло на Дороге Слез. Следующим ударом стала Война Севера и Юга 1861-65 гг., которая унесла жизни 25% членов племени. Никто другой - белый, черный или краснокожий - не понес в войну таких потерь.

Прошло еще сто лет, и перепись 1990 г. выявила 308 132 человека, считающих себя чероки. Из них только 15 тысяч являются чистокровными индейцами. Собранные данные показали, что 95 435 чероки проживает в восточной Оклахоме, а 10 114 - в Северной Каролине. Правительства чероки установили довольно либеральные законы о принятии в племя, поэтому, по одним данным, численность чероки в настоящий момент превышает 370 тысяч человек. Если это так, то чероки можно назвать самым многочисленным индейским племенем в США.

Этнонимы

Самое известное название племени, “чероки”, происходит от слова “челоки”: на языке криков это значит “Говорящие не по-нашему”. Сами себя чероки раньше именовали “аниюнвийя” (или “аннияйя”) - “Высший Народ” - или “китува” (аникитуваги - "Народ Китува"). Сейчас многие предпочитают имя “члаги” (“Первые среди воинов”), хотя и не возражают, когда их называют “чероки”.

Другие известные названия:

Аллегени (аллегеви, таллигеви) /делавары/
Баниато /арапахо/
Кайаки /оседжи и канза/
Чалаку /испанцы/
Чилукку (“Собачий Народ”) /чокто и чикасо/
Энтарироннен (“Горцы”) /гуроны/
Киттува /алгонкины/
Матера (мантеран, “Вышедшие из Земли”) /катавба/
Насьон-дю-Шайен /французы/
Очиетарироннен /вайандоты/
Ойатагеронон (ойода, уватайоронон - “Пещерные Люди”) /ирокезы/
Шанаки /кэддо/
Шаннакиак /фокс/
Чейке /тонкава/
Черокиэко /уичита/

Язык

Относится к ирокезской группе, но значительно отличается от других ирокезских языков.

Племенные подразделения

Англичане делили племя чероки на три группы в зависимости от места жительства и диалекта (с востока на запад) - “нижние”, “срединные” и “горные” (Lower, Middle, Overhill Cherokee). Обособленными группами были атали, чикамога, этали, оннонтиог и куолия.

На федеральном уровне признаны три группы: чероки Оклахомы, китува (тоже Оклахома) и восточные чероки (Северная Каролина).

Культура

Бытует мнение, что когда-то чероки проживали у Великих Озер и были изгнаны на юг ирокезами и делаварами. В преданиях делаваров действительно имеется нечто подобное, однако ирокезы, со своей стороны, ничего на сей счет не помнят. Разумеется, делаварские легенды могут иметь под собой реальную основу. Однако представить себе такое многочисленное и могущественное племя, как чероки, в незавидной роли беженцев довольно сложно. Хотя не исключено, что часть своих исконных владений на севере они действительно потеряли в ходе войн с соседями - сусквеханноками, эри, теми же делаварами. Учитывая обособленность языка чероки от других ирокезских языков, можно предположить, что их разрыв с ирокезами произошел давно. Вероятно, чероки поселились в своих горах задолго до появления европейцев.

Первые белые путешественники застали чероки оседлым, земледельческим народом. У индейцев было около 200 больших и благоустроенных поселений. Типичный город чероки состоял из 30 - 60 домов и здания совета. Дома (полуземлянки) обычно строили по “принципу корзины”: округлый каркас оплетался прутьями и цементировался глиной. Конструкция в готовом виде действительно напоминала перевернутую корзину. Впоследствии на смену традиционным жилищам пришли бревенчатые хижины - крытые корой, с одним входом и дымовым отверстием. Большие здания совета часто возводили на курганах (маундах), оставшихся от миссисипской археологической культуры. О том, чтобы сами чероки строили маунды, данных нет. В доме совета горел священный огонь, который чероки поддерживали с незапамятных времен. Помимо собраний, там проводили и религиозные обряды.

Как и другие ирокезоязычные племена, чероки вели счет родства по матери и делились на семь матрилинейных кланов. Правда, в обществе чероки женщина не достигла столь высокого статуса, как в Лиге ирокезов. Во многом чероки были схожи с криками и другими племенами индейского Юго-Востока. В частности, они (как и крики) отмечали праздник Зеленой Кукурузы. Индейцы выращивали кукурузу, бобы и тыкву (“Три Сестры”), дополняя рацион охотой и собирательством.

В повседневной жизни отдельные города чероки были практически независимы друг от друга. Все племя собиралось только на религиозные празднества или в случае войны. Чероки использовали принцип разделения властей: военная власть находилась в руках “красных” вождей, гражданская - “белых”.

Из “Пяти цивилизованных племен” Юго-Востока чероки были единственным ирокезоязычным. Хотя какие привилегии от американского правительства получили “цивилизованные” индейцы в отличие от всех прочих, сказать сложно. Тем не менее, на “пути белого человека” чероки, несомненно, добились выдающихся успехов - причем самостоятельно. В начале XIX в. они создали собственное правительство, деятельность которого регулировала конституция. Они построили свои суды и школы, а их уровень жизни вызывал зависть даже у белых соседей. Одним из главнейших достижений чероки стало создание своего письменного языка. Эта честь принадлежит индейцу Секвойе (Джорджу Гисту). В 1821 г. он разработал азбуку чероки из 86 букв, и в скором времени почти все племя обучилось грамоте. В феврале 1828 г. начала выходить племенная газета “Феникс”. Множество этнических чероки нашли свое место и в “белом” мире - например, сенатор Роберт Оуэн и Уилл Роджерс. Несмотря на все, что чероки довелось пережить, по уровню образования и общему уровню жизни они сейчас занимают одно из первых мест среди индейских племен США.

История

Скорее всего, первая встреча чероки с белыми состоялась в 1540 г. Тогда, на р. Теннесси, испанский конкистадор Эрнандо де Сото впервые увидел индейцев “чалаку”. В 1566 г. испанцы снова посетили эти места (экспедиция Пардо), а небольшие рудники и рыболовецкие базы содержали здесь еще целых полтора века. Однако чероки в своей горной стране какое-то время оставались в сравнительной изоляции.

Конец этому положило основание в 1609 г. английской колонии Вирджиния. За двадцать лет британские первопроходцы и купцы продвинулись далеко на запад, в Аппалачи. Там они и нашли чероки, а с основанием колоний в Каролине взаимные контакты стали постоянными. В 1673 г. купец из Вирджинии Абрахам Вуд послал двоих своих людей - Джеймса Нидэма и Гэбриэла Артура - в Эчоту, столицу “горных” чероки. Он намеревался добиться единоличного права вести дела с индейцами, но уже через год группа чероки встретилась на р. Саванна с купцами из Каролины. В 1684 г. власти Южной Каролины заключили с чероки договор, который положил начало бойкой торговле оленьими кожами и туземными невольниками. Эти события вызвали в племени серьезные перемены: власть перешла от жрецов к воинам, а сами воины стали охотниками за наживой.

Зависимость чероки от европейских товаров с годами все усиливалась, и чероки пошли на более тесное сближение с англичанами. С 1689 по 1763 гг. они выступали как верные союзники “красных мундиров” в борьбе с французами и испанцами. Стоит отметить, что чероки и до этого времени не всегда ладили с соседями - общение с англичанами лишь усугубило прежние разногласия и окончательно дестабилизировало положение в регионе. Например, в 1673 г. чероки устроили серию набегов на испанские владения во Флориде и поселения индейцев каролинского побережья. Но уже через несколько лет большая часть местных племен обзавелась огнестрельным оружием, и чероки пришлось самим подумать об обороне. На востоке они то и дело сталкивались с катавба, на юге - с чокто, на западе - с чикасо (тоже, кстати, союзниками англичан). А на севере бушевали Бобровые Войны, и могущественная Лига ирокезов начала быстро распространять свое влияние во все стороны от Великих Озер.

В 1660 г. ирокезы вынудили бежать на юг значительную часть племени шауни. Чероки попытались извлечь из этого выгоду: одну группу шауни они пригласили поселиться в Южной Каролине (как заслон против катавба), другую - в Теннесси, в долине р. Камберленд (против чикасо). Результат, однако, оказался “хуже, чем ничего”. Ирокезы бросились преследовать шауни и ополчились как на беглецов, так и на тех, кто их приютил. Да и сами шауни оказались для чероки слишком беспокойными соседями. Ведь рабовладельцы Южной Каролины платили за “живой товар” всем “поставщикам”, независимо от того, кто и кого приводил. Демон легкой наживы обуял и шауни, а за рабами они отправились прямо к своим “благодетелям”. В 1692 г. их отряд внезапно напал на большой город чероки. Момент был выбран удачно - все мужчины как раз ушли на зимнюю охоту, и город остался беззащитным. Оба племени имели общих врагов, но после такого предательства о совместной борьбе с ними не могло быть и речи.

Через год - в 1693-м - делегация чероки посетила Чарльстон и потребовала больше ружей для самообороны. В 1705 г. ситуация стала настолько взрывоопасной, что власти Северной Каролины попытались урезонить своих “южных” соседей: по их соображениям, продолжать работорговлю в прежнем объеме значило рисковать массовым восстанием индейцев.

На самом же деле англичанам была просто невыгодна война между их союзниками и торговыми партнерами. Поэтому они для начала попытались помирить чероки с ирокезами. В 1706 г. было достигнуто мирное соглашение, а после него британские власти могли смело рассчитывать на благодарность чероки. Правда, соглашение оказалось недолговечным - Лига не оставила попыток подчинить чероки, правда, на сей раз использовала дипломатию. Когда требования ирокезов были отклонены, пограничные столкновения возобновились.

В 1708 г. чероки вместе с алибаму и катавба участвовали в походе на племя мобиль - проводника интересов Франции в южном течении Миссисипи. В 1713 г. 300 воинов-чероки в составе армии полковника Джеймса Мура участвовали в подавлении восстания тускарора. Вместе с тем часть "нижних" чероки присоединилась к восстанию против каролинцев племени ямасси (1715 г.). После этого мирные переговоры возобновились. Чероки обещали хранить англичанам верность в обмен на большое количество ружей и боеприпасов.

Не простив шауни предательства, чероки решили проучить зарвавшегося соседа. По принципу “враг моего врага - мой друг” они пошли на союз с чикасо, которым работорговцы-шауни, по-прежнему нападая на всех подряд, тоже успели досадить. В 1715 г. объединенные силы чероки и чикасо нанесли шауни сокрушительное поражение в долине р. Камберленд. Эти события привлекли к чероки внимание французов и их союзников-алгонкинов к северу от р. Огайо, и на юг потоком хлынули военные отряды французского блока. Чероки оказались в щекотливом положении: они вели войну и с ирокезами, союзниками англичан, и с алгонкинами, которые поддерживали французов. Однако, несмотря на это и на две опустошительные эпидемии оспы (1738 и 1753 гг.), которые выкосили примерно половину племени, чероки выстояли. Сама по себе национальное бедствие, оспа также подкосила престиж индейских жрецов. Их магия оказалась здесь бессильной, и они лишились остатков своего влияния.

Второй союз с чикасо 1745 г. позволил чероки окончательно отбросить шауни за р. Огайо, а затем (в 1750 г.) разгромить ценного союзника французов, племя чокто.

В 1721 г. чероки подписали с англичанами важный договор. Историки считают, что именно тогда они уступили своим “друзьям” первый участок племенной земли. Соглашение упорядочивало торговые операции и проводило границу между индейскими и английскими владениями. Однако каролинских поселенцев это ничуть не тронуло: скваттеры целыми отрядами вторгались во владения "нижних" чероки к востоку от Аппалачских гор, а изумление индейцев быстро сменилось возмущением и открытым недовольством. На этой почве они могли вообще порвать с англичанами и подыскать другого союзника. Как раз тогда французы уладили разногласия с племенем алибаму (помните события 1708 года?), а в 1717 г. основали торговую факторию и форт Тулуза близ современного г. Монтгомери (Алабама). Французские купцы также совершили путешествие по р. Камберленд и достигли владений "горных" чероки.

Однако у дружбы с французами с самого начала не было будущего. Французы были слабее англичан не только в военном, но и в экономическом отношении. Товары, которые они могли предложить чероки, были дороже и худшего качества, чем английские. К тому же их приходилось ввозить из Канады, а во время Войны короля Георга 1744-48 гг. англичане легко блокировали канадское побережье с моря и перерезали французские коммуникации. На юге же, помимо “красных мундиров”, французам противостояли многочисленные и вооруженные до зубов индейские союзники англичан. Особенно опасного врага они обрели в лице племени чикасо, и именно оно не дало французам закрепиться в регионе.

Но что самое важное, сами англичане ценили расположение чероки слишком высоко, чтобы спокойно лишиться его. В 1725 г. британское правительство отправило к индейцам полковника Джорджа Чикена с особой миссией - любыми средствами “задобрить” чероки, помешать франко-индейскому сближению. Дело Чикена продолжил сэр Александр Каминг. Он объездил главные города чероки и убедил индейцев избрать единого вождя, чтобы он представлял их интересы на переговорах с англичанами. Каминг даже сопровождал делегацию чероки в Лондон, на встречу с “Великим Отцом” - королем Георгом II. По договору, подписанному в Чарльстоне в 1743 г., англичанам удалось добиться примирения чероки с их извечными врагами-катавба; более того, чероки обещали впредь торговать только с англичанами.

Через два года чероки заключили мирное соглашение с вайандотами, важным союзником французов к северу от р. Огайо. Тогда они узнали, что во французском блоке далеко не все благополучно: целый ряд его членов сильно недоволен своими хозяевами (прежде всего из-за того, что французы обязали своих союзников торговать только с ними), и даже больше - готовит против них заговор. Вероятно, тогда чероки окончательно решили, что от союза с французами только проиграют. Правда, они все же позволили построить у себя французскую факторию, но и только. Тем не менее, у англичан сомнения в лояльности чероки все равно остались.

Желая получить компенсацию за земли, захваченные белыми поселенцами, чероки вступили в войну с криками (1752-55 гг.) Камнем преткновения между двумя “титанами” индейского Юго-Востока стали охотничьи угодья в северной Джорджии. Разгромив криков в решающем сражении при Таливе (1755 г.), чероки вышли победителями. Видимо, на моральном подъеме они и согласились поддерживать англичан в начинавшейся Семилетней войне с Францией (в Америке она велась в 1754-63 гг.).

Хотя в 1754 г. чероки подтвердили свою лояльность королю Георгу и даже разрешили строить на своей земле английские военные базы, белых “союзников” продолжали грызть сомнения в индейской искренности. Более того, британские власти до сих пор подозревали чероки в симпатии к французам. Индейцам же действовала на нервы все возраставшая жадность поселенцев. Стычки между чероки и скваттерами в 1758 г. вызвали к жизни новый союзный договор, но годом позже сотрудничеству пришел конец. В 1759 г. отряд в 100 чероки сопровождал вирджинскую экспедицию против шауни. Переправа через реку была организована настолько плохо, что индейцы потеряли все свои припасы, а их белые “друзья” не пошевелили и пальцем, чтобы им помочь. Раздосадованные индейцы решили “позаимствовать” у вирджинцев нескольких лошадей; завязалась потасовка, в которой более двадцати чероки погибли. Вирджинцы оскальпировали и изуродовали тела, а затем выручили за скальпы награду - как если бы это были скальпы враждебных индейцев.

Обычно такие инциденты на Границе решались дипломатически - виновные выплачивали компенсацию семьям пострадавших. Однако, пока вожди чероки пытались замять дело “законным” путем, разъяренные воины взялись за томагавки и устроили несколько набегов на близлежащие английские поселения. Для британских же властей вирджинцы были вне подозрений. Индейские набеги были объявлены “актом вероломства”, спровоцированным французскими шпионами. Губернатор Южной Каролины Литтлтон собрал армию в 1100 человек и двинулся на города “нижних” чероки. Ошеломленные вожди “нижних” быстро пошли на мировую, двоих воинов по обвинению в “убийстве мирных граждан” казнили, а 29 вождей взяли в заложники и заключили в форт Принц-Георг. Литтлтон остался доволен, однако чероки пришли в неописуемую ярость. Не успела армия каролинцев вернуться в Чарльстон, как разразилась Война Чероки 1760-61 гг.

Индейцы устроили резню колонистов у Лонг-Кэйнс, разгромили отряд ополченцев на Броуд-Ривер, а в феврале 1760 г. осадили форт Принц-Георг, надеясь вызволить заложников. Они подстерегли и убили коменданта форта, однако новый начальник тут же казнил всех пленных вождей и смог организовать оборону. Гарнизон “форта-96” тоже отразил атаку, но другим каролинским форпостам повезло меньше, и Литтлтон оказался в отчаянном положении.

Он обратился за помощью к самому лорду Джеффри Амхерсту, главнокомандующему английскими войсками в Северной Америке. Для Амхерста же все индейцы были одинаковы - что враги, что друзья. После взятия Квебека и фактического поражения Франции англичане могли бросить против чероки хоть весь североамериканский контингент. Амхерст для начала ограничился малым. В мае 1760 г. в поход выступил отряд в 1200 солдат-колонистов и шотландских горцев под началом полковника Монтгомери. Он шел с намерением не щадить никого, кроме женщин и маленьких детей, однако война пошла по-иному. Спалив несколько городов “нижних” чероки (население заблаговременно скрылось), Монтгомери не смог развить наступление и в конце концов приказал отходить. Затем, в августе 1760 года, чероки после долгой осады овладели фортом Лоудон в восточном Теннесси и перебили весь гарнизон. Тогда в начале 1761 г. Амхерст сместил Монтгомери и назначил на его место полковника Джеймса Гранта.

К тому времени индейцы уже удовлетворили жажду мести и выразили готовность пойти на переговоры, но Грант оставил это без внимания. В июне 1761 г.его армия в 2600 человек (в том числе разведчики-катавба) захватила 15 городов “срединных” чероки и уничтожила все запасы продовольствия, припасенные индейцами на зиму. Оказавшись под угрозой голода, в сентябре чероки подписали мир, по которому отказывались от своих владений на востоке Каролин. Второй мирный договор индейцы заключили с Вирджинией в ноябре 1761 г.

Верные данному слову, чероки воздержались от участия в восстании Понтиака 1763 г. Как оказалось, это не избавило племя от людских потерь (на тот год пришлась очередная эпидемия оспы), но вместе с тем на какое-то время сделало чероки едва ли не единственными, кто даже выиграл от восстания. Оно измотало и воинов Понтиака, и англичан, поэтому был достигнут компромисс в виде Прокламации 1763 года: поселенцам запрещалось селиться за Аппалачами. Однако давление со стороны колонистов быстро заставило правительство пересмотреть свое решение. Переговоры с Лигой ирокезов в форте Стенвикс (1768 г.) снова открыли для колонизации обширные территории к западу от Аппалачских гор. Ирокезы щедро даровали англичанам права на земли, которыми не владели сами - в частности, угодья в Западной Виргинии, восточном Теннесси и Кентукки. Чероки считали их своими, и им пришлось снова договариваться с англичанами о границах (договор в Хард-Лэйбор, 1768 г.).

Наступление белых поселенцев снова привело чероки к мысли о компенсации за счет “братьев по крови”. В свое время у них получилось с криками, а на сей раз они покусились на чикасо. И сделали фатальную ошибку - как, впрочем, и все, кто когда-либо поднимал руку на “спартанцев индейского Юга”. Одиннадцать лет локальных боев закончились сокрушительным поражением чероки у Чикасо-Олдфилдс (1769 г.). Урок они усвоили и предпочли заняться другим делом - поисками потенциальных союзников для защиты от общего врага, скваттеров. Делегации чероки и криков присутствовали на двух советах племен долины Огайо на р Сиото - в 1770 и 1771 гг. - но в конфликте между своими северными соседями и вирджинцами (“война Данмора” 1773-74 гг.) не участвовали - в спорном регионе у них не было своих интересов.

Напряжение между колонистами и британскими властями все усиливалось. Назрела реальная угроза мятежа, и представители королевской администрации, чтобы успокоить колонистов, попытались “узаконить” их права на землю, отторгнутую у индейцев явочным порядком. На переговорах с индейцами средств не выбирали - вплоть до прямого подкупа и шантажа. С чероки было подписано два новых соглашения - “покупка Локабера” 1770 г. и договор в Огасте 1773 г. “За долги перед белыми торговцами” 2 миллиона акров земли из индейских владений в Джорджии отчуждались в пользу колонистов.
Tags: Индейцы, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments