Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Миссия России в свете наследия А. С. Панарина

Оригинал взят у eugen_ivanov в Миссия России в свете наследия А. С. Панарина
Иванов Е. О., кандидат политических наук

Миссия России в свете наследия А. С. Панарина

        Вопрос о миссии, о цели России в мире отсылает нас к богатой политико-философской традиции, к непрекращающимся мировоззренческим спорам; вызывает в памяти судьбоносные для нашего Отечества события прошлого; заставляет думать о будущем страны и подчас с болью переживать её настоящее.
Через творчество А. С. Панарина тема исторического назначения России проходит красной нитью; его идеи обладают особой притягательностью, поскольку в них научная глубина сочетается с искренней любовью к Отечеству и живым стилем изложения. А. С. Панарин в хорошем смысле – глубоко «ангажированный» Россией учёный. И поэтому, на наш взгляд, его книги – необходимое чтение для тех, кто думает о судьбах Отечества.
        Итак, какова миссия России в современном мире и кто её определяет? Как осмыслить её с точки зрения наследия А. С. Панарина?
        На наш взгляд, говоря о миссии России прежде всего следует чётко разделять её описательное и предписательное измерение. Учёный может описать цель государства, методы и критерии её достижения, но не в его власти придать своему пониманию предписывающую силу закона, лежащего в основе государственной политики. И наоборот: облечённые властью мужи могут закрепить цель и задачи государства в законах (включая разнообразные доктрины и стратегии), что совершенно не обязывает их подводить научную, а тем более ценностную основу для этого[i].
То есть понимание миссии России в головах учёных (академического и экспертного сообщества) может весьма разниться с пониманием, существующим у правящего класса. И следует признать, что крайне редко складывается положение, при котором, как писал Блез Паскаль, «власть наделена научными познаниями, а знание освещено сиянием верховного авторитета».
Из этого проистекает проблемность теоретизирования о миссии России в современном мире. Она может быть одной для учёных-теоретиков и совсем другой для политиков-практиков. Глубокие политико-философские идеи чаще всего оказываются невостребованными в реальной политике, где руководствуются прагматическими сиюминутными интересами, а также жаждой (т. е. «похотью») власти, богатства и славы.
И всё же, почему гуманитариям следует размышлять над миссией России? Почему политико-философская традиция, представленная именем
А. С. Панарина, в этом смысле обладает большой силой?

Во-первых, не следует забывать о том, что мир политики чрезвычайно динамичен. Идеи и ценности, отвергаемые (или забытые) сегодня, могут в скором будущем стать информационным и научным «мейнстримом» и даже быть закреплёнными в государственной политике.
Во-вторых, при всей патриотической риторике российский правящий класс руководствуется либеральной «догматикой», особенно в сфере экономики и образования, что приводит к принятию непродуманных, разрушительных решений, а также игнорированию цивилизационных и духовных аспектов жизни общества и его объективных потребностей. Российские элиты, при всём контрсимволизме ряда внутри- и внешнеполитических действий, – эпигоны западного проекта, который подразумевает для России роль сырьевой периферии с вымирающим населением и ограниченным суверенитетом. Это подтверждает повседневность: гражданину России достаточно выйти на улицу, посетить универмаг, проехать в метро, включить радио или даже зайти в магазин детских игрушек, чтобы подвергнуться террору ложных и антироссийских ценностей через восприятие калькированных с Запада информационных продуктов.
Такая политика не может продолжаться бесконечно: правящий класс и народ России неизбежно достигнут «точки бифуркации», когда необходимо будет выбрать альтернативную парадигму развития, в которой политическая рациональность увязана с христианскими по своему происхождению духовными ценностями, «априоризмом» (А. С. Панарин)[ii] русской культуры, экономической эффективностью и продуманной цивилизационной ориентацией, конвергируясь в новый большой евразийский проект, альтернативный «утопии монополярного мира» (Д. С. Воропаев)[iii]. Это и есть подлинная миссия России. Не построение «свободного общества» и экономики по западным образцам; не боязнь мыслить масштабно и самостоятельно; не оправдание извращений в ущерб нравственному инварианту; не деиндустриализация и обскурация под видом «повышения эффективности» и «модернизации»; не «толерантное» и «экономически оправданное» заселение страны инородцами при молчаливом согласии на вымирание государствообразующего народа; не поощрение агрессии во имя защиты «прав человека». А реинтеграция пространства исторической России и разделённого русского народа под единым государственным суверенитетом; отчётливый, доктринально оформленный прославянский и прохристианский вектор во внешней политике; эффективная экономика и продуманная модернизация как «производная стратегии развития»
(В. А. Мальцев)
[iv]; мощная промышленность и сильная наука; русская культурная и православная религиозная доминанта при согласовании политики с ценностями и нуждами традиционных этнических и религиозных меньшинств, прежде всего мусульман; безусловная приверженность праву в международных отношениях и защита слабых.
И эта альтернативная парадигма должна отрабатываться учёными, подобно А. С. Панарину «ангажированными» Россией – исторической Россией не только со всеми её противоречиями и недостатками, но и со всем своеобразием и величием её исторической миссии, явленной во многих деяниях национального гения (включая великую культуру русского народа и его великие освободительные войны). Эту парадигму необходимо активно подготавливать для «пересадки» в область практической политики в тот приближающийся исторический момент, когда это потребуется. Ведь сегодня в российской политической теории и практике, увлечённых разнообразными инструментальными аспектами и «пиаром», наибольшая проблемность и неопределённость связана, по меткому замечанию В. И. Шамшурина, с уровнем «должного»[v] – с направляющей политико-правовой и ценностной аксиоматикой, без которой немыслимо существование государства и которая неизменно сопутствовала историческим успехам и первого, и «второго», и «третьего» Рима. В то же время в качестве общей, пока не операционализированной политико-философской и исторической концепции с чёткой аксиоматикой и ценностной нагрузкой мы имеем сегодня парадигму А. С. Панарина.
Неизбежная её актуализация следует из прогностики самого
А. С. Панарина, который ещё в статье «В каком мире нам предстоит жить?» (1997 г.)
[vi]
предсказал два варианта развития глобальной ситуации: 1) либо Россия и Запад «наращивают геополитический плюрализм», «гибкость и поливариантность», препятствуя «реставрации двухблокового мышления» и совместно выстраивая международный экономический и политический порядок; 2) либо Россия в ответ на игнорирование её интересов и нарастающую агрессию Запада выстраивает более тесное партнёрство с Востоком (прежде всего, Китаем) и предлагает альтернативную концепцию постиндустриального общества. Очевидно, что первый сценарий не состоялся, а второй частично осуществился, особенно в первой своей части. Президент США Б. Обама, получивший Нобелевскую премию мира, уже успел де-факто инспирировать две войны против суверенных государств (Ливии и Сирии)[vii], а Россия почти всегда имеет общую с Китаем позицию в  Совбезе ООН. Запад подвергает Россию непрерывной травле даже в нынешних условиях, когда Россия, со всеми оговорками, продолжает двигаться в русле западного проекта. Это наводит и на мысли религиозного, историософского характера, ведь неспроста в православной традиции под «темным западом» понимается поражённое грехом и смертью естество падшего человека.
Между тем А. С. Панарин писал в указанной книге: «сохраняя свою духовно-идеологическую зависимость от Запада и разделяя с ним его неверие в Историю и в возможность нового планетарного формационного сдвига, Россия не сможет восстановить свою роль интегрирующего центра в постсоветском пространстве»[viii]. А. С. Панарин также указывал на недолговечность навязываемого сегодня Западом в глобальном масштабе типа «потребительского человека», у которого система потребностей и ценностей направлена на удовлетворение примитивных инстинктов, прикрытых глянцем беспрерывных технический новаций, «гаджетов», продуктов «i»-индустрии и т. д. Такой недолговечный в масштабах истории, тупиковый тип человека справедливо можно назвать новым, «цивилизованным» дикарём, для которого высшие политико-правовые и религиозные истины являются пустым звуком. Появление критической массы таких «дикарей» в общественном организме делает невозможным любой альтернативный большой проект. Подобная угроза сегодня остро стоит перед Россией и русским народом, который является объектом непрерывных «символических репрессий» (П. С. Зиноватный)[ix] со стороны Запада и ориентированных на него политических сил внутри России.
Миссия России осуществима в той степени, в какой она станет миссией её народа, её правящих элит, её интеллигенции. И живой образ
А. С. Панарина, несомненно, побуждает думать и действовать в этом направлении, создавать в академической, общественной, политической сферах «заказ» на тот желательный образ России, самые общие черты которого описаны выше. А. С. Панарин «относился к той когорте русских людей, которые постоянно думают и молятся о своей России, искренне полагая, что только так можно очистить родину от скверны. Именно поэтому их Россия не ушла в небытие»
[x]
.
И России действительно не суждено уйти в небытие. Это, если угодно, наша практическая задача, при выполнении которой мы будем стремиться к тому,
чтобы счастье мыслить и писать
стало счастьем жить и созидать!


[i] Есть – о чём нельзя забывать! – общее понимание цели государства у большинства граждан, чьи интересы и ценности не должны игнорироваться. Но здесь мы выносим за скобки эту сторону вопроса как заслуживающую особого рассмотрения.
[ii] Панарин А. С. Глобальное политическое пргнозирование. Учебник для судентов вузов. – М.: Алгоритм, 2002. С. 46-47.
[iii] См.: Воропаев Д. С. Социокультурные основания китайской модели политической модернизации: автореф. дис. … канд. полит. наук: 23.00.01. – М., 2012.
[iv] Мальцев В. А. Государственная стратегия развития как основа модернизации экономики в условиях глобализации: дис. канд. экон. наук: 08.00.14. – М., 2012. С. 48.
[v] Шамшурин В. И. Философия и теория политики и права. – Тула: ТулГУ, 2012. С. 234.
[vi] Панарин А. С. В каком мире нам предстоит жить? URL: http://www.patriotica.ru/actual/panarin_prognoz.html
[vii] Кстати, специфический союз Запада с частью арабо-мусульманского мира также находит интересное, прогностически ориентированное объяснение в концепции А. С. Панарина.
[viii] Панарин А. С. В каком мире нам предстоит жить? URL: http://www.patriotica.ru/actual/panarin_prognoz.html
[ix] См.: Зиноватный П. С. Теоретический анализ символических репрессий в современной политике: автореф. дис. … канд. полит. наук: 23.00.01. – М., 2009.
[x] Расторгуев В. Н. Философия и методология политического планирования: Избранные лекции и доклады. – Тверь: Седьмая буква, 2009. С. 267.

Tags: А.С. Панарин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments