Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Чили. 11 сентября 1973 года

Оригинал взят у fleri_a в Чили. 11 сентября 1973 года

11 сентября 1973 года в Чили произошел военный переворот. Это был не обычный мятеж гарнизонного типа, а отлично спланированная военная операция, в центре которой была осуществлена комбинированная атака с применением авиации, артиллерии и пехоты. Восставшими сразу же были заняты все государственные и правительственные учреждения. Офицеры, отказавшиеся поддержать путч, были расстреляны.
Военный переворот явился кульминацией политического процесса, продолжавшегося несколько месяцев. Из за безответственной политики части блока Народного единства, возглавляемой экстремистским крылом Социалистической партии, в Чили разразился кризис. Страну стали сотрясать забастовки, массовые манифестации. Осенью 1972 года началась общенациональная забастовка владельцев грузового автотранспорта и торговцев. Крайне негативную позицию в отношении правительства Народного единства занимала администрация США, недовольная внутренней и внешней политикой президента Сальвадора Альенде, который быстро сближался с Кубой и Советским Союзом. Международные корпорации фактически установили экономическую блокаду Чили. Были закрыты внешние источники финансирования и кредитования. Сам Альенде все больше подпадал под влияние радикальных кругов соц партии. По сути дела, он отвернулся от большинства своих избирателей, тех, благодаря которым он и стал «народным президентом». Возникли разногласия и внутри правительственной коалиции. Это вынужден был признать глава компартии Луис Корвалан. В мае 1972 года он говорил: «Страна переживает в настоящее время очень трудный момент. Он труден не только потому, что мы встречаем серьезное сопротивление со стороны внутренней и внешней реакции, но и потому, и об этом мы должны сказать со всей откровенностью, что в Народном единстве наступил серьезный кризис. Кризис в определении политической линии, политической ориентации».
В ноябре 1972 года Альенде реорганизует правительство и вводит в него представителей вооруженных сил: генералов Карлоса Пратса и Клаудио Се С. Альенде пульведу, а также адмирала Исмаэля Уэрту. После этого обстановка в стране несколько стабилизировалась. В марте 1973 года состоялись парламентские выборы. Партии Народного единства получили почти 44 процента голосов, на 7 процентов больше, чем на президентских выборах. Оппозиция получила 56,6 процента голосов, но две трети мест в парламенте набрать не сумела.
Режим Альенде оказался на распутье: или последовательно осуществлять правительственную программу, или отказаться от нее и вступить на путь противостояния с конгрессом, где сторонники Альенде были в меньшинстве. Президент все больше склонялся ко второму варианту, проявляя недовольство деятельностью парламента. Вместе с тем он отчетливо сознавал всю опасность создавшейся ситуации. В начале августа 1973 года Альенде на встрече с высшими офицерами заявил, что в стране зреет государственный переворот. По его мнению, разгулом террора и экономической дезорганизацией правые силы пытаются создать обстановку, благоприятную для военного мятежа.
Сальвадор Альенде маневрировал, пытаясь найти хоть какой то выход из сложившегося положения, все более угрожающего власти правительства Народного единства. 8 августа президент назначает генерала Пратса министром обороны в своем правительстве. В кабинет вошли также адмирал Монтеро, генерал Руис, который командовал военно воздушными силами, а также генеральный директор корпуса карабинеров Сепульведа.
После этих назначений генерал Аугусто Пиночет выполнял обязанности командующего сухопутными силами на время пребывания генерала Пратса «в большой политике». Авиационный генерал Густаво Ли Гусман замещал Руи са. Наконец, адмирал Хосе Торибио Мерино, который командовал Первой военно морской зоной (район Вальпараисо), занял место командующего военно морским флотом Монтеро.
Однако уже 21 августа, после демонстрации у дома Пратса, когда прозвучали требования отстранить министра обороны от власти, тот подал в отставку.


В тот же день, 22 августа, парламент принимает «Соглашение палаты», где правительство Альенде было по сути дела объявлено вне закона, а сам президент обвинен в нарушении конституции. Особенно серьезным было то, что «Соглашение» практически призывало вооруженные силы к неподчинению властям, пока те «не встанут на путь законности».
В «Соглашении» говорилось, что правительство Сальвадора Альенде стремится захватить всю власть, установить самый жесткий экономический и политический контроль со стороны государства и таким путем утвердить тоталитарную систему.
После отставки Пратса Аугусто Пиночет становится главнокомандующим сухопутными войсками. Его имя все чаще начинает встречаться на страницах прессы.
Генерал Пиночет вызывал доверие у правительства Народного единства, как дисциплинированный, ответственный офицер, верный своему воинскому долгу, квалифицированный специалист, конституционалист, казалось бы, весьма далекий от политических интриг. В 1972 году он был назначен начальником генерального штаба армии. Многие исследователи считают, что в этот период с ним в контакт вступает ЦРУ, видя в начальнике генштаба оптимальную кандидатуру для главы будущего военного переворота. Вероятно, поводом для такого подозрения могла стать поездка Пиночета в зону Панамского канала для официальной встречи с представителями командования Южным военным округом США.
Кроме того, сам Пиночет окончил командные и штабные курсы в Форт Бенинге, а также трижды стажировался на американских военных базах в районе Панамского канала (1965, 1968, 1972). Генерал Ли также в течение десяти лет учился в США и являлся военным и военно воздушным атташе в Вашингтоне. Адмирал Мерино был военно морским атташе при посольстве Чили в Великобритании и стажировался на американской базе в зоне Панамского канала.
Вступил ли генерал Пиночет в контакты с североамериканскими службами для подготовки государственного переворота или нет, фактом остается то, что уже с этого времени он, по собственному признанию и по признаниям других членов хунты, начал готовить антиправительственный, антиконституционный переворот.
В том, что государственный переворот готовился заранее, сомнений нет. В частности, на одной из пресс конференций вскоре после переворота генерал Серхио Арельяно Старк говорил, что оперативный план захвата столицы был разработан офицерами военной академии за шесть месяцев до мятежа. Он отмечал, что главными были три задачи: сосредоточение в руках заговорщиков командования сухопутными силами, ВМФ, ВВС и карабинерами; обеспечение того, чтобы вооруженные силы подчинялись всем приказам путчистов; предотвращение или подавление вооруженного сопротивления масс.
В рамки этого плана укладываются и дискредитация генерала Пратса, вследствие чего он вынужден был уйти в отставку, и чистка среди офицеров армии, проведенная в конце августа – начале сентября генералом Пиночетом.
Поднятая путчистами армия, проникнутая духом элитарности и чувством неприязни к простолюдинам и «агентам коммунизма», не могла остаться политически нейтральной. Сказалось и то, что Сальвадор Альенде покусился на материальные и социальные привилегии офицерского корпуса. Раньше пределом мечтаний офицеров было попасть на стажировку в зону Панамского канала, особенно в Форт Гулик. Ведь вернувшись оттуда, многие из них могли купить и дом, и машину. А при Альенде их стали отправлять стажироваться на Кубу.
В обстановке нестабильности обыватель жаждал «твердой руки», и многие искренне преданные народу военные – особенно молодые офицеры – были близки к мысли о необходимости, нарушив «традиционный нейтралитет» чилийской армии, по своему вмешаться в ход событий, разворачивавшихся в стране. Те же, кто оставался верным сторонником Альенде, подверглись самым разнообразным преследованиям – от организации кампаний по их компрометации до физического уничтожения…
Есть немало свидетельств, что 11 сентября в ходе своего выступления на митинге в Техническом университете Альенде собирался обнародовать план первоочередных действий правительства: проведение плебисцита о доверии президенту; осуществление экономических мер для защиты народных масс от последствий политической забастовки предпринимателей; принятие жестких мер против фашистских и террористических групп; созыв 20 сентября внеочередной сессии парламента для обсуждения проекта экономических и социальных реформ; проведение всеобщих выборов в учредительную ассамблею и преобразование конституционного режима в соответствии с подлинными потребностями народа.
Программа эта, несмотря на популистскую риторику, носила радикальный характер. Но она так и не была услышана.
11 сентября 1973 года в 6 часов 20 минут президенту Альенде позвонили и сообщили, что военно морской флот в Вальпараисо поднял мятеж. В 7 часов 30 минут президент прибыл в свой дворец Ла Монеда и попытался связаться по телефону с командующими родами войск. Никто из них не отвечал. «Похоже, что на этот раз они все сговорились», – сказал президент. Затем он обратился по радио к населению и обрисовал всю опасность сложившегося положения.
В 8 часов 30 минут радио Сантьяго передало экстренное сообщение. Диктор читал: «Прокламация военной правительственной хунты! Учитывая чрезвычайно серьезный экономический, социальный и моральный кризис, подрывающий страну… президент республики должен немедленно передать свои высокие полномочия чилийским вооруженным силам и корпусу карабинеров. Чилийские вооруженные силы и корпус карабинеров едины в своей решимости взять на себя ответственную историческую миссию и развернуть борьбу за освобождение отечества от марксистского ига и за восстановление порядка и конституционного правления. Рабочие Чили могут не сомневаться в том, что экономические и общественные блага, которых они добились на сегодняшний день, не будут подвергнуты большим изменениям. Печать, радиостанция и телевизионные каналы Народного единства с этого момента должны прекратить передачу информации, иначе они будут подвергнуты нападению с суши и с воздуха. Население Сантьяго должно оставаться дома во избежание гибели ни в чем не повинных людей. Коммюнике подписали: от вооруженных сил Чили генерал Аугусто Пиночет, адмирал Хосе Торибио Мерино, генерал Густаво Ли; от корпуса карабинеров генерал Сесар Мендоса».
После этого заявления военной хунты по радио «Порталес» выступил конституционный президент Чили Сальвадор Альенде: «Я заявляю, что не уйду со своего поста и своей жизнью готов защищать власть, данную мне трудящимися!» Спустя некоторое время радиостанция «Порталес» была подвергнута бомбежке с воздуха и замолчала.
Около 10 часов утра появившиеся на площади мятежники начали обстрел президентского дворца Ла Монеды, в котором находился Альенде и около сорока защитников дворца. По радио передали приказ хунты № 2, в котором предлагалось всем защитникам Ла Монеды сдаться, иначе в 11 часов дня дворец будет взят штурмом. Президент ответил отказом. Восставшие окружили дворец и стреляли по окнам. Около 12 часов дня самолеты начали обстрел Ла Монеды ракетами. Всего было сделано от семнадцати до девятнадцати залпов. Дворец горел. Около 14 часов мятежники заняли нижний этаж Ла Монеды.
В ходе боевых действий погиб Сальвадор Альенде. В руках у президента страны обнаружили автомат, подаренный чилийскому лидеру в 1971 году Фиделем Кастро. По одной из версий, именно из этого то автомата мятежники и расстреляли бездыханное тело с целью имитации самоубийства Альенде. Что на самом деле произошло с президентом – был ли он убит или же покончил с собой – неизвестно.
После того как погиб Альенде, оборона дворца продолжалась. Все было кончено около 15 часов. На следующий день по радио и телевидению передали заявление хунты о том, что Альенде покончил жизнь самоубийством и уже похоронен в городе Винья дель Мар.
На ряде столичных заводов и фабрик бои шли в течение всего дня. Заняв тот или иной завод, солдаты убивали коммунистов, социалистов и профсоюзных лидеров. Улицы столицы патрулировались днем и ночью. С 18 часов действовал комендантский час, когда запрещалось выходить из дома. Шли повальные обыски и аресты.
Успех мятежа был полным. К власти в Чили пришла военная хунта, возглавляемая генералом Аугусто Пиночетом Угарте.
Начало идеологическому обоснованию режима было положено незадолго до событий 11 сентября 1973 года, когда в вооруженных силах обнародовали документ под названием «Рождается новый порядок». Составители документа недвусмысленно заявляли, что после их прихода к власти будут распущены все партии и высланы за рубеж партийные политики. «Мы полагаем, что мы, люди оружия, можем установить военную власть, которая позволит нам начертать политическую линию завтрашнего дня. Других сил, которые могли бы это сделать, не существует».
Военный режим сразу же объявил состояние «внутренней войны». Генерал Пиночет заявил: «Из всех наших врагов главным и наиболее опасным является коммунистическая партия. Мы должны разрушить ее сейчас, пока она реорганизуется по всей стране. Если нам это не удастся, она рано или поздно уничтожит нас». Ведущую роль в репрессиях играла армия. Были учреждены военные трибуналы, заменившие гражданские суды. Было создано несколько концентрационных лагерей для политзаключенных, в том числе в Писагуа и Чакабуко в пустыне Атакама на севере страны.
21 сентября 1973 года согласно декрету закону № 27 распускался национальный конгресс, как было заявлено, вследствие невозможности «соблюдать в настоящее время законодательные требования, предъявляемые к установленной процедуре принятия законов». По выражению Пиночета, в стране формируется новая демократия – «без плюрализма и политических партий».
Значительную роль в первые месяцы репрессий играли военные разведслужбы: армейская разведка, военно морская разведка, разведка военно воздушных сил и разведка корпуса карабинеров.
В мировой печати со ссылками на различные источники появились данные, что только за первые недели после переворота было убито 20 тысяч человек, 30 тысяч подверглись жестоким пыткам, более 200 тысяч рабочих были уволены с работы. Ярый противник военного режима, глава чилийской компартии Луис Корвалан, которого Москва обменяла на диссидента Владимира Буковского, в 1985 году свидетельствовал, что за годы военного режима репрессиям было подвергнуто 500 тысяч чилийцев. В марте 1974 года в Хельсинки на 1 й сессии Международной комиссии по расследованию преступлений военной хунты в Чили в ее резолюции фигурировала жесткая формулировка: «Вся картина, которая вырисовывается из анализа этих фактов, напоминает дни прихода к власти германских фашистов»».
Дальнейший ход событий покажет, что военные пришли к власти в Чили надолго, хотя сразу после переворота многие политики были уверены, что, сбросив «марксистское правительство» Сальвадора Альенде, мятежные генералы передадут власть гражданским. Однако этого не произошло, что, впрочем, вполне объяснимо. Во первых, за предшествующие годы леворадикальные настроения широко распространились в обществе, особенно среди маргиналов и люмпенов, да и значительной части молодежи. Покончить с ними было непросто. Во вторых, со временем генерал Пиночет почувствовал вкус к власти Его политические амбиции все более возрастали. Он умело и вовремя устранял конкурентов, тщательно просчитывал свои политические ходы. Одновременно с этим он начал новый «социальный эксперимент» – модернизацию страны, которая была прямо противопоставлена «чилийскому пути» к социализму Альенде и его сподвижников. Генерал Пиночет выдвинул задачу добиться экономического роста, установления социальной справедливости через проведение прагматической и реалистичной политики под руководством квалифицированных специалистов, свободных от каких либо политических взглядов и симпатий. Отныне во главу угла ставился отказ от принципа социальной справедливости и утверждение принципов свободы выбора и равенства возможностей. Была ликвидирована система представительной демократии.
Первоначально хунта представляла собой нечто вроде коллективного руководства. В «Декларации о принципах» говорилось, что правительство вооруженных сил и сил порядка лишит власть «персонального характера, избегая всякого вождизма». Однако со временем генерал Пиночет сумел сосредоточить в своих руках всю полноту власти. Он устранил всех реальных конкурентов. Генерал Густаво Ли получил отставку. Адмирал Мерино со временем был лишен всякой реальной власти. Министр внутренних дел генерал Оскар Бонилья погиб в авиакатастрофе при невыясненных обстоятельствах.
Летом 1974 года был принят декрет закон № 527 «О юридическом статусе правящей хунты», в котором генерал Пиночет провозглашался «верховным носителем власти». Он был наделен широкими полномочиями, в том числе правом единолично объявлять осадное положение, одобрять или отменять любые законы, назначать или смещать судей.

----------------------------------------------------------------

Свидетели переворота в Чили

11 сентября 1973 г. - в Чили в результате кровавого военного переворота была свергнута власть социалиста Сальвадора Альенде. К власти пришел Пиночет. В течение трех лет после победы осенью 1970г. на президентских выборах блока Народное единство правительство США и его передовой отряд в лице ЦРУ дестабилизировали обстановку в Чили и осуществляли подготовку переворота.

Утром 11 сентября 1973г. радиостанции Сантьяго прервали свои обычные утренние передачи. Диктор взволнованно сообщил: через несколько минут будет передано экстренное сообщение.

Ультиматум Пиночета гласил: «...президент республики должен немедленно передать свои полномочия чилийским вооруженным силам и корпусу карабинеров, которые решили развернуть борьбу за освобождение отечества... Чилийские вооруженные силы и корпус карабинеров едины в своей решимости взять на себя ответственную историческую миссию и развернуть борьбу за освобождение отечества от марксистского ига и за восстановление порядка и конституционного правления. Рабочие Чили могут не сомневаться в том, что экономические и общественные блага, которых они добились на сегодняшний день, не будут подвергнуты большим изменениям. Печать, радиостанции, телевизионные каналы народного единства с этого момента должны прекратить передачу информации, иначе они будут подвергнуты нападению с суши и с воздуха. Население Сантьяго должно оставаться дома...»

Прокламацию военной хунты подписали: от вооруженных сил Чили генерал Аугусто Пиночет, адмирал Хосе Тори Мерино, генерал Густаво Ли; от корпуса карабинеров - генерал Сесар Мендоса.

Президент страны Сальвадор Альенде в эфире радиостанции «Порталес» обратился к народу. «Я заявляю, - сказал он, - что не уйду со своего поста. И своей жизнью готов защитить власть, данную мне трудящимися». Председатель Единого профцентра Луис Фигеора призвал рабочих, крестьян, служащих организовать сопротивление. Вскоре радиостанция «Порталес» была подвергнута бомбардировке и замолчала.

В десять часов утра танки «Шерман» и бронетранспортеры двинулись к президентскому дворцу «Ла Монеда». Президенту трижды предъявляли ультиматум сложить полномочия и сдаться.

Альенде отверг ультиматумы путчистов. В своем последнем обращении к народу он сказал, что войска готовятся к атаке и над зданием кружат самолеты. Он выразил веру в чилийский народ. «Шерманы» окружили дворец и открыли огонь из танковых орудий. Около четырнадцати часов мятежники заняли нижний этаж «Ла Монеды». Страшные кадры о том, как самолеты расстреливают ракетами президентский дворец в Сантьяго, обошли весь мир.

Позже стало известно, что непосредственное участие в путче принимали летчики военно-воздушных сил США. Американский самолёт - система связи и управления войсками WB-575 с новейшим электронным оборудованием на борту руководил действиями чилийских самолетов, атаковавших президентский дворец Ла Монеда. Бомбардировка президентского дворца, точность которой поразила даже специалистов, была делом группы мастеров воздушного пилотажа. Они прибыли в Чили из США под предлогом участия в маневрах «Унидас».

Сорок человек из охраны Альенде мужественно защищали президентский дворец семь часов. Президент Чили погиб на боевом посту как герой, с оружием в руках. Мятежники лишь на следующий день сообщили о его смерти, заявив, что Сальвадор Альенде покончил жизнь самоубийством и похоронен в городе Винья-дель-Мар. На заводах и фабриках столицы бои шли весь день. Сегодня уже доподлинно известно о зверствах путчистов: заняв предприятия, солдаты убивали коммунистов и социалистов. Безнаказанно вели себя боевики ультраправой организации «Патриа и либертад».

Первым из дипломатических представительств вооруженному нападению подверглось посольство Кубы. Карабинеры, нарушив все международные правила, ворвались в посольство Кубы. Второй жертвой стало диппредставительство Советского Союза.

Советские граждане стали не только свидетелями путча, но и его жертвами. Как известно, сигнал к военному мятежу дал адмирал Тронкосо, подняв в 6 часов утра мятеж на военно-морской базе в Вальпараисо. Мятежники планомерно осуществляли захват ключевых постов на флоте. В августе 1973г. заговорщикам удалось добиться отставки командующего ВМС адмирала Монтеро, осуществить убийство военно-морского адъютанта президента Арайи. Новый командующий флотом сразу выступил на стороне заговорщиков. 8 сентября Сальвадор Альенде принял во дворце Ла Монеда главнокомандующего ВМС республики адмирала Мерино. Разговор шел на повышенных тонах и завершился обменом выпадами. «Отныне я считаю себя в состоянии войны со штабом флота», - сказал президент. «Чилийский флот за всю свою историю не проиграл ни единой войны», - парировал адмирал. Сразу после начала мятежа отряды морской пехоты были направлены в Сантьяго. Получали они поддержку и со стороны американцев, на 11 сентября были перенесены учения ВМС США и Чили «Унидас», хотя по первоначальным планам они должны были состояться через неделю. От американцев ждали не только моральной поддержки. Американский флот мог не только подвергнуть обстрелу побережье, но и высадить морскую пехоту в случае, если бы путчисты неожиданно встретили сильное вооруженное сопротивление.

Помимо того, что в Вальпараисо являлось военной базой, это был, и крупнейший порт страны, в котором находились многие торговые корабли, в том числе и из Советского Союза. Они то и стали свидетелями трагедии. Теплоход «Уильям Фостер» Балтийского пароходства в сентябре в шестой раз пришел в Чили. Но сдать груз сразу не удалось, проходила провокационная забастовка водителей грузовиков, стремившихся парализовать действия правительства Альенде. Как рассказывал капитан теплохода В.И.Голубев, после начала мятежа порт был блокирован военными кораблями. Возле иностранных судов круглосуточно дежурили отряды солдат. Неутихающая стрельба в городе была небезопасна и для моряков. Пули свистели и в порту. Они изрешетили трубу советского теплохода. Никакие протесты советского капитана и капитанов других судов хунтой не принимались во внимание. Путчистами был обстрелян торговый кубинский корабль.

Но наибольшие испытания выпали на долю моряков судна «Эклиптика». С целью оказать реальную поддержку правительству Чили, в августе 1971г. было подписано соглашение о сотрудничестве в области рыбной промышленности между нашими странами, а в сентябре 1971г. соглашение о развитии рыбного хозяйства. Американцы отреагировали очень нервно, еще в феврале 1971г. американская газета «Вашингтон пост» заявила, что СССР вместе со строительством рыбного порта в Чили «готовится создать свою военную базу». И это «прелюдия к появлению кораблей советского военного флота у тихоокеанских берегов Южной Америки». Но вместо предсказанных американцами военных кораблей с весны 1972г. в Чили начали работу три советских больших морозильных рыболовных траулера (БМРТ) «Лев Толстой», «Станюкович» и «Хрусталь». Всю до единого килограмма рыбу они поставляли чилийцам, добыв за полтора года к сентябрю 1973г. 36 тысяч тонн рыбы. Советское научно-исследовательское поисковое судно «Эклиптика» вело исследовательский поиск рыбы в прибрежных чилийских водах. Но в начале сентября «Эклиптика» неподалеку от порта Вальпараисо потерпела аварию. После аварии часть экипажа была отправлена самолетом на родину, а 13 человек во главе с капитаном В.А.Афиногеновым остались для устранения повреждений. 11 сентября, когда все уже было готово к снятию судна с мели, в стране произошел военный переворот.

В 17 часов в отель «Пратт», где проживали советские моряки, ворвался отряд чилийских морских пехотинцев. В руках - готовое к действию оружие. «Выходите, вы арестованы, - орал офицер, размахивая пистолетом. - За неповиновение - расстрел на месте!» Наши моряки - капитан В.Афиногенов, первый помощник В.Степанов, старпом В.Котовсиков, второй помощник Н.Пузыня, старший механик Н.Войтко, третий механик Я.Агеев, боцман В.Медведик, матросы А.Шарков, С.Жужгин, М.Чернявский, электромеханик В.Ильин, рефрижераторный механик Н.Халиман и начальник радиостанции С.Юралевич - все как один проявили мужество и выдержку. Моряков окружили плотным кольцом и, подталкивая прикладами и штыками, загнали в кузов огромного военного грузовика. Сперва их повезли за город к карьеру для инсценировки расстрела, чтобы запугать моряков, потом привезли на стадион, ставший тюрьмой. После поездки по городу их привезли в военную часть гавани, там путчисты устроили тюрьмы в трюмах кораблей.

В гавани наших моряков силой заставили лечь лицом вниз прямо на пристани, при этом моряков били прикладами и кололи штыками четыре часа. После этого военные стали насильно заталкивать людей в трюм транспортного судна «Майпо», приспособленного под тюрьму. Боцман В.Медведик шел первым, подавая пример остальным. Он поднимался по трапу медленным шагом, опустив руки, несмотря на то, что его били прикладами, всем своим видом выражая презрение к тюремщикам. Глядя на боцмана, опустили руки и остальные. Так и прошли под градом ударов. Когда подошли к горловине трюма, морякам приказали спускаться. Но когда боцман наклонился, чтобы нащупать ступеньку трапа, к нему подскочил солдат и ударом приклада столкнул вниз с шестиметровой высоты. Он чудом остался жив, получив тяжелые увечья. То же произошло и с рефрижераторным механиком Н.Халиманом.

Капитан 3 ранга Фернандо Камо, назначенный хунтой новым военно-морским губернатором Вальпараисо, получил требование о немедленном освобождении экипажа «Эклиптика» на следующее же утро после переворота. Заверив представителя Минрыбхоза СССР в Чили Рудольфа Стрельбицкого в том, что все будет сделано без проволочек, он, однако, не спешил выполнять свое обещание. После долгой бессонной ночи, проведенной в трюме, моряки находились на палубе плавучей тюрьмы почти целый день. Пока за ними не приехал автобус, и под охраной автоматчиков их доставили в здание Военно-морской академии Чили, а В.Медведика поместили в госпиталь. После того, как морякам отдали паспорта моряков загранплавания, им разрешили вернуться в отель, где они находились еще неделю на положении арестантов. После настойчивых требований работников посольства СССР всех членов экипажа переправили на борт калининградского БРМТ «Станюкович». На нем они и вернулись к родным берегам.

Помимо моряков вкусили «прелести» застенков хунты и другие советские граждане. В Вальпараисо были арестованы и брошены в тюрьму три наших инженера, работавших на совершенно мирном объекте - домостроительном комбинате, который был бескорыстно построен Советским Союзом и пущен в строй после разрушительного землетрясения в Чили. Их обвинили в том, что они являются советскими военными, прибывшими в Чили для организации партизанского движения. Для их освобождения было приложено также немало усилий. Произвол и беззаконие были допущены в отношении группы советских артистов, находившихся в стране. Были подвергнуты обыску, сопоставимому с погромом, помещения бюро советского агентства печати «Новости» и ТАСС. Имели место обыски квартир советских граждан.

Но ситуация могла быть еще более сложной. В момент начала путча в Чили едва не оказались корабли ВМФ СССР, которые шли туда с дружественным ответным визитом. 13-16 апреля 1972г. в порту Владивостока с официальным дружественным визитом находился чилийский военно-учебный парусный корабль «Эсмеральда». В ответ на этот визит командование ТОФ предложило, а Главный штаб ВМФ утвердил ответный визит плавучей базы подводных лодок проекта 1886 «Иван Кучеренко» с курсантами ТОВВМУ им. С.О. Макарова, с плавбазой шел танкер «Вишера». Как это было, в своих воспоминаниях описал А.Т. Штыров - в ту пору первый зам. начальника разведки ТОФ: «В назначенный срок отряд вышел из Владивостока ... В один из распрекрасных дней, когда плавбаза уже миновала Гавайи и легла курсом на Южную Америку, находясь в штабе, я получил необычное телеграфное сообщение. Оно гласило: «В Чили произошел переворот. Президент Сальвадор Альенде убит. К власти пришла военная хунта. ЮПИ. Токио».

Корабль лег в дрейф. В таком состоянии он пребывал трое суток. Наконец после утряски с МИД кораблю было дано указание - следовать в Перу. С программой делового захода».

В Сантьяго советским людям также пришлось столкнуться с произволом путчистов. Советское диппредставительство было окружено солдатами. В первые же часы посольство отключили от го­родской электросети, умолк телефон. Советские представители были лишены возможности пользоваться каналом международной телеграфной связи. Посольство, по существу, оказалось глухим и слепым. На прилегающих улицах круглосуточно дежурили передвижные пеленгаторы. Эти машины также видели у корпунктов ТАСС и АПН. Хунта в любой момент могла совершить налет на наши представительства в Сантьяго. Оставался один канал связи с Москвой - через агентурную радиостанцию ГРУ. Сеансы связи проводились через каждые два-три часа, а в дни путча с 11 по 26 сентября - непрерывно. Только в первый день переворота в Центр было передано семьдесят радиограмм. Чилийская хунта делала все возможное, чтобы оставить посольство без связи с Москвой. Судя по всему, она была даже уверена, что смогла этого добиться. Но Пиночет просчитался. Не помогли ни цепи автоматчиков, ни отключение электроэнергии, телефонов, телеграфа, ни дежурство радиопеленгаторов.

23 сентября 1973г. в газетах было опубликовано «Заявление советского правительства», в котором осуждался военный переворот в Чили и объявлялось о разрыве дипломатических отношений между нашими странами. 26 сентября представители советского посольства покинули Сантьяго, улетев на самолете. Но, как оказалось, дела в Чили у наших людей еще оставались.

27 сентября 1973г., на шестнадцатый день после государственного переворота в Сантьяго на конспиративной квартире был арестован Генеральный секретарь Компартии Чили Луис Корвалан. Первые два месяца он провел в столице, затем с декабря 1973г. по июль 1974г. был заключенным в концлагере на острове Досон в Тихом океане. В конце 1973г. в КГБ СССР с участием представителей почти всех родов войск и Генштаба ВС СССР была разработана операция по освобождению Корвалана из плена. В операции намечалось задействовать торговое судно, заход которого в воды южной части Тихого океана не должен был вызвать подозрений. Под его верхней палубой разместились бы три боевых вертолета. К условленному месту в подводном положении прибывают две подводные лодки. Средства космической разведки обеспечивают контроль за обстановкой как на море, так и в воздухе. В момент подхода «торговца» к острову Досон вертолеты с десантниками поднимаются в воздух и на бреющем полете атакуют казармы охраны и радиостанцию лагеря. Основной расчет делался на внезапность и мощь удара, что должно было подавить любую попытку сопротивления. Операцию завершает десант. Корвалан и другие освобожденные поднимаются на борт вертолетов, которые доставляют их вместе со штурмовой группой на подводные лодки. Вертолеты же предполагалось взорвать и затопить на большой глубине, чтобы скрыть их государственную принадлежность. А торговое судно мирно продолжало бы свой «обычный» рейс. План, несмотря на очевидную авантюрность, был в целом принят. С одобрения председателя КГБ СССР Ю.Андропова начался сбор необходимой информации. Но по мере её поступления выяснилось, что нет гарантий избежать огласки и международного скандала и спасти Корвалана без риска для его жизни. Операцию отменили, и КГБ нашло другие пути для его спасенияю 18 декабря 1976г. Корвалана обменяли на диссидента Буковского.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

КАК УБИВАЛИ ВИКТОРА ХАРУ

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments