Alexey KHarin (geokhar) wrote,
Alexey KHarin
geokhar

Categories:

ОКТАВИАН АВГУСТ И ПРОБЛЕМА УСТАНОВЛЕНИЯ РЕЖИМА ЕДИНОЛИЧНОЙ ВЛАСТИ

Личность Октавиана Августа безусловно неоднозначна. С одной стороны, великая личность, одна из тех, кто изменил мир. Но с другой – человек, совершивший множество преступлений, буквально шедший к власти по трупам; человек, который, судя по всему, создавал невыносимой и жизнь близких людей.
Но помимо прочего, ему ставят в вину то, что он, захватив власть, упразднил Республику, вместо того, чтобы лечить её. Или, хотя бы, вместо того, чтобы отдать власть другому. Ещё К. Тацит считал, что во многих бедах, наступивших позднее, виноват Август. Некоторые из современных историков также считают: упразднив Республику, создав систему лжи и лицемерия (на словах Республика, а на деле – диктатура одного человека) он содействовал последующим потрясениям.
1) Являлась ли деятельность Октавиана Августа причиной крушения республики в Риме?
2) Совершил ли ошибку Октавиан Август, оставшись у власти и способствовав тем самым дальнейшей деградации общества?
3) Насколько обоснованно утверждение, что во всех случаях «смена власти через легитимную процедуру лучше пожизненной диктатуры»?
1. Ответ на первый вопрос: Являлась ли деятельность Октавиана Августа причиной крушения республики в Риме?
Деятельность одного человека не может являться причиной столь масштабных исторических событий, как смена политического режима. Политический режим не висит в воздухе, а является порождением и частью общего цивилизационного проекта. Смена формы правления отражает серьёзные эволюционные процессы, произошедшие во всех сферах общества.
В частности, гибель республики в Риме
была предопределена целым комплексом экономических, социальных,
политических и культурных процессов, которые приведи к кризису гражданских войн, выход из которого в соответствии с реалиями времени был найден в концентрации и эмансипации власти от общества, который в соответствии с реалиями того времени и реального политического опыта западной цивилизации был осуществлён в форме сосредоточения политической власти в руках одного человека.
1) Экономические: развитие производства, обмена, распространение рабовладения привело к кризису мелкого патриархального хозяйства, составлявшего экономическую основу полисных структур. На смену ему экономической базой общества стало крупное товарное хозяйство (латифундии и большие мастерские с разделением труда).
2) Социальные: экономические изменения и расширение государства привели к коренным изменениям общественной структуры: на вместо однородного сообщества патриархальных семейных групп пришло резко социально дифференцированное, крайне сложное по своему составу общество поздней Республики, которое состояла из большого количества как социально, так и культурно и национально разобщённых групп со сложной системой взаимоотношений между ними.
Ситуация обострялась и громадным притоком рабов. Примерно с 250 г. до н.э. Италия превращается в рабовладельческое общество. Рост латифундий подрывал мелкое крестьянское хозяйство. Бесконечные войны также разоряли крестьян. В результате вытесненные с земли люди скапливались в Риме и других крупных городах, готовые поддержать любого, пообещавшего «хлеба и зрелищ».
Полисные структуры в результате, с одной стороны, лишились прочной социальной опоры, а с другой – выражали корыстные интересы лишь узкой группы аристократов.
Добавим и ещё ряд моментов. Гражданские войны привели к гибели существенной части аристократии, носительницы республиканских (и олигархических) традиций. Хаос и анархия гражданских войн вызывали потребности в обществе в скорейшей стабилизации. Эти силы и стали социальной базой принципата. Сюда же можно добавить, что в результате переделов собственности у части лиц в руках сосредоточились большие земельные владения, и они также были заинтересованы в стабильной сильной власти. К этому списку можно отнести и ветеранов, получивших земельные наделы из рук правителя и готовых поддерживать созданный им режим. И в целом общество устало от столетия войн, переворотов, заговоров, восстаний. Соответственно возникали надежды на стабилизацию.
3) Политические: существующие органы управления оказались неспособны организовать процесс управления, следствием чего стала перманентная смута гражданских войн.
Господствующая олигархия не имела методов управления государством, превратившимся в огромную империю. Не было эффективной бюрократии, как в Китае, власть была абсолютно частным делом любого, кто захватит исключительно выгодную должность, и пользовался ею фактически безответственно.
Существовала и проблема доступа к новым богатствам. Основным источником богатства в мирное время становился контроль над властными структурами (особенно в провинции), достигавшийся через коррупцию, продажу права сбора налогов и вымогательство. Основными чертами римской политики становились: зависть, амбиции, убийство соперников.
Добавим сюда и влиятельных полководцев, привыкших зачастую силой решать те или иные вопросы. Армия превращалась в их главный ресурс для достижения своих целей. Солдаты более рассчитывали на полководцев в деле улучшения своего благосостояния, нежели на республиканские институты.
Народные собрания переходили в кровавые схватки. Многое зависело от того, чьих сторонников окажется больше. При этом политики приводили с собой клиентов, ветеранов, которые и помогали продавливать нужные законы.
Граждане постепенно превращались в «подданных». Оторванные от земли, разорившиеся на войне они всё чаще зависели от милостей того или иного политика и готовы были ему служить.
Ещё Гая Гракха обвиняли в стремлении к царской власти. А за ним последовали Марий и Сулла, устанавливавшие свою диктатуру в Риме, Катилина, поднявший мятеж. К единоличной власти, судя по всему, стремились Помпей и Цезарь, позднее – Марк Антоний. Не известно, какие амбиции были у Гая Кассия – одного из лидеров заговорщиков, убивших Цезаря. Судя по всему он умело использовал Марка Брута.
Представители обеих враждующих «партий», как «оптиматы» (Сулла, Помпей, возможно, что и Красс), так и «популяры» (Марий, Цинна, Цезарь) стремились к автократии. И представители обеих «партий» - Сулла и Цезарь заложили фундамент, на котором потом развернёт свою деятельность Август. Они, как и он смотрели вперёд, другое дело, что время автократии пока ещё не пришло.
Таким образом, к единоличной власти стремились многие. Это, как и многое другое показывает, что Республика находилась в кризисе. Выходы из такого кризиса могли быть самыми разнообразными. В том числе и установление диктатуры. Возможен был и распад государства, к чему также были тенденции. В этом плане можно вспомнить движение Сертория в Испании, восстания союзников.
Также можно привести примеры из других эпох. Точно также полисы Древней Греции. В IV в. до н.э. во многих городах стала возникает тирания, как средство выхода из кризиса. Более того, появились идеи объединения греков под единоличным руководством гегемона (Исократ).
В русской истории Средних веков Новгород также постепенно эволюционировал от республики в сторону олигархии. Однако процесс постепенно вёл к установлению единоличного правления, но он был прерван завоеванием Москвы .
Подобные процессы происходили и в Италии эпохи Возрождения. Города государства развивались по модели: республика-олигархия-тирания.
4) Культурные. В этой ситуации общественно-политическая мысль искала выход и также находила её на путях концентрации власти в одних руках. Разумеется, страх перед царской властью существовал в Риме. Но постепенно появлялись идеи, согласно которым государство должен возглавить один человек. Даже у Цицерона рассматривается идея принцепса, как хранителя, гаранта Республики. При том на место принцепса Цицерон метил себя. Другое дело, что принципат у него выглядел немного иным, нежели его воплотил на практике Октавиан август.
Таким образом, не приди к власти Октавиан, её мог бы захватить кто-то другой. Иное дело, что эта власть могла носить другие формы. К примеру, в случае победы Марка Антония могла бы установиться монархия эллинистического образца, и ещё не известно, что было лучше для Рима. Прямые, грубоватые действия Марка Антония могли бы усилить раскол в обществе, и, возможно, привести к распаду Республики. Октавиан в этом плане всё-таки выступил как носитель римских традиций и предложил для государства такую модель, которая в тот момент наиболее адекватно соответствовала стране.
2. Ответ на второй вопрос: Совершил ли ошибку Октавиан Август, оставшись у власти и способствовав тем самым дальнейшей деградации общества?
Октавиана Августа обвиняют, что он, уничтожив республику остался у власти, тем самым подготовив деградацию политической системы. Ещё Корнелий Тацит гневно писал об этом: «Он обольстил армию премиями, а дешевизна продуктов питания была хорошей подачкой для гражданского населения. Он в самом деле завоевал всеобщее расположение, даровав долгожданный мир. Затем он постепенно добивался передачи в его руки функций сената, чиновников и даже закона. Оппозиции не было. Война и исполнение смертных приговоров, вынесенных не-виновным, привели к тому, что не осталось сильных духом людей. Оставшиеся в живых представители высшего класса осознали, что ключом к успеху, как к политическому, так и экономическому, было рабское повиновение. Они извлекли выгоду в результате переворота, и существующее положение дел их устраивало, так как гарантировало стабильность, в отличие от опасной неопределенности, которая характеризовала старый режим» .
Однако Тацит был почти «современником» Августа, пользовался политическими памфлетами той эпохи, что не могло не наложить отпечатка на его историю. Более того, большинство исследователей считает, что Тацит не являлся радикальным противником принципата, «а лишь прагматично считал, что государство должно находиться под управлением достойного императора, поскольку монархия виделась ему неизбежной» .
Современные исследователи порой также упрекают Октавиана Августа в том, что он погубил республику. Однако данная позиция вытекает из европейского опыта, и игнорирует специфику других культур. Республиканская форма правления – не единственная альтернатива монархии. Это понимали ещё древние греки и римляне, выделяя несколько форм правления. Современные политологи выделяют помимо республики монархии иные формы правления . Октавиан Август действовал в рамках своего времени, исходя из известной ему практики, хотя и предложил совершенно иную форму правления. И упрекать его в том, что он «не дорос» до сознания европейцев XVIII в. – бессмысленно.
Разумеется, и в истории Рима случались ситуации отказа правителя от власти. Сулла уже формально отрекался от власти (в 79 г. до н.э.), однако республику это не спасло. Хаос продолжался и дальше. Уже в 78 г. до н.э., сразу после смерти Суллы начались распри между сторонниками и противниками режима. Где гарантия того, что в случае отказа Августа от власти подобного бы не было? Гарантии того, что кто-то другой не постарается взять власть в свои руки нет.
Добавим также, что участвуя в политике, Август был повинен в массовых репрессиях, гибели граждан. Где гарантия того, что окажись он частным лицом его бы не привлекли к ответственности, а также и его помощников? Такой гарантии также у него не было. Здесь Октавиан Август действовал вполне логично, исходя из инстинкта самосохранения, и обвинять его в этом также не имеет смысла.
Таким образом, рано или поздно диктатура в Риме всё равно установилась бы. Добавим, что он и преемника не мог подобрать, которому доверял бы. Все, кого Октавиан прочил на это место, умирали таинственным образом, кроме сына его жены от первого брака – Тиберия.
Август видел, что Республика себя изжила. Её он возродить уже не мог. Дальше переходить к деспотии? Но к этому ещё Рим был не готов морально и Октавиан видел даже на примере своего приёмного отца – Цезаря, чем могло кончиться дело. Делить империю на несколько частей, как это уже сделал позднее Феодосий Великий? Но была ли в том необходимость? Хотя, всё-таки это уже была задача не его, скорее всего, а преемников.
Нет, Октавиан Август остался у власти и тем самым изменил политическую систему, придав ей устойчивость хотя бы на время. Как верно замечает Пьер Грималь: «Император не навязывал политического строя, Рим сам каждый раз находил необходимые решения. Мудрый Август (как это сделал Цезарь) диалога с римским народом, необычайно деликатного диалога, в котором его собеседниками в зависимости от ситуации были все сословия города, иногда провинциалы, иногда аристократы, иногда италийская буржуазия, иногда солдаты, даже рабы и вольноотпущенники. Талант Августа состоял в умении услышать голоса римского сообщества, стараясь ни приглушить ни одного» .
Но дело было не только в личном таланте принцепса. Грималь также совершенно верно характеризует ситуацию в Риме: «Историческое равновесие, которое противопоставляло завоеванным провинциям единственный город — Рим, сменилось новым порядком, при котором роль народов, подданных Рима, возрастала день ото дня. Сенат больше не был единственным властелином; наряду с принцепсом, он был только советом, где собираются главные должностные лица империи. Скрытые интриги между партиями уже больше не были единственной пружиной политической деятельности; администраторы больше не оказывались во власти честолюбивого соперничества; они действительно были служащими сильного правительства, перед которым обязаны были отчитываться. Командующие армиями больше не вели, как это происходило в прошлом, войн в собственных интересах; теперь они только помощники принцепса, единственного императора, единственного хранителя предзнаменований» .
Пьер Грималь видит слабость созданной системы в том, что поскольку все зависело от императора, то при каждом новом правлении все нужно было начинать сначала. Октавиан Август видел эту проблему, но как раз она для него и была самой больной – все преемники таинственным образом умирали.
Но в целом, скорее всего, он свою главную роль выполнил. Дальше уже преемники должны были нащупывать оптимальные модели управления, взаимодействия с сенатом и т.п. У кого-то это не получалось и они входили в историю в окарикатуренном или демонизированном виде (Калигула, Нерон –скорее всего их описания носят элемент субъективизма) У кого-то выходило (Веспансиан, Траян).
В целом же созданная им система всё-таки просуществовала почти 200 лет. И если в первое столетие она давала сбои, то в период династии Антонинов всё-таки наступила стабилизация, начал вырабатываться механизм передачи власти.
Таким образом, в тех условиях для Рима это был и оптимальный вариант с учётом ста лет войн и конфликтов. НО ведь после этого наступили почти сто лет внутреннего гражданского мира.
Повторимся, наверное Октавиану нужно было или готовить достойного преемника, однако этого не получилось, либо проводить какие-то реформы по дальнейшей оптимизации управления, чего также не было сделанною. За последнее его и можно упрекать, но никак ни за то, что он остался у власти, придав устойчивость системе, выведя страну в целом из хаоса и анархии.
Здесь мы переходим ко второму вопросу, более политологического свойства.
3. Ответ на третий вопрос: Насколько обоснованно утверждение, что во всех случаях «смена власти через легитимную процедуру лучше пожизненной диктатуры»?
Во-первых, сама фраза: «смена власти через легитимную процедуру лучше пожизненной диктатуры» составлена из двух взаимоисключающих половинок. Пожизненная диктатура вполне может сочетаться со сменой власти через легитимную процедуру. Примером может служить Российская империя после Павла I, в которой пожизненная ничем не ограниченная диктаторская власть монарха неплохо сочеталась с чёткими юридическими нормами закона о престолонаследии.
Поэтому есть смысл её как-то переформулировать. Скорее всего, она должна звучать так: "во всех случаях ограниченное по времени правление лучше пожизненной диктатуры". Вот с этим высказыванием уже можно всерьёз полемизировать.
Необходимо сразу обозначить, что политические институты - это лишь инструмент для реализации тех или иных задач, оцениваться должны не они, а та деятельность, которая была посредством их осуществлена. Молотком можно убить, а можно и гвозди забивать. В одной ситуации нахождение человека у власти может быть спасительной для страны, а в другой - губительно.
Сменяемость власти вообще не является панацеей от общественных проблем; в каждом отдельном случае надо смотреть конкретно. В Германии в 1933 г. произошла смена власти вполне законным путём. Наверное, всё-таки, для этой страны было бы гораздо лучше, если бы она не состоялась. На Востоке путём демократических выборов к власти приходят порой экстремистские или радикальные группы. Например, в 1992 г. в Алжире.
Таким образом, может, через вполне легитимную процедуру к власти рвётся недостойный претендент, в таком случае лучше уж пусть у власти останется прежний властитель. Но, конечно, возможна и ситуация, при которой как раз негодяй или безумец, случайно оказавшийся у власти, цепляется за неё и не даёт возможности посредством этой же легитимной процедуры вырвать её у него. Поэтому, несомненно, легитимная процедура смены власти в стране является необходимостью.
Однако эта легитимная процедура должна быть защищена от возможных попыток использования её в качестве воровской отмычки. Такой защитой, на наш взгляд, может стать максимально возможная деформализация повода для начала её наступление. Т.е. лучше всего, если основанием для начала этой процедуры будет обязательно являться чьё-то сознательное решение, а не наступление каких-то формальных обстоятельств. Ограничение по времени пребывания у власти и является одни из таких формальных обстоятельств.
Надо ставить вопрос так, что, несомненно, какая-то легитимная процедура смены власти в стране обязательно должна быть, но это совсем не означает, что время пребывания у власти обязательно должно быть ограничено таким формальным критерием, как время. Для пользы дела этот формальный критерий ничего не даёт (т.к. никак не гарантирует, что у власти не окажется непригодный правитель), а для организации нормальной управленческой работы может стать серьёзной помехой.
Что же касается Римской империи, то, несомненно, серьёзнейшей её проблемой было отсутствие легитимной процедуры смены власти. Это бесспорно. Но ограничение власти императора временем не дало бы ничего на наш взгляд. Поэтому и Октавиана Августа здесь обвинять бессмысленно.
Tags: Античность, Римская империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments