August 23rd, 2021

jag

Мартин Хайдеггер (1889-1976)

Мимо Хайдеггера не пройдешь не замечая, слишком много ссылок, слишком многие им серьезно увлечены. В сообществе фейсбука (русскоязычном) о Мартине Хайдеггере почти 10 тыс человек, ВКонтакте – 7 тысяч. Массу лекций можно найти на Ютубе. Массу статей в философских журналах.

К Хайдеггеру такое отношение, что если хоть что-то у него понял, хоть что-то ухватил – уже неплохо! Самые известные утверждения Хайдеггера: «Язык – это дом бытия», «Наука не мыслит», «Атомная бомба взорвалась еще в поэме Парменида».

Хайдеггер всегда говорит, как пророк, всегда неимоверно серьезен. Особенность Хайдеггера – не договаривать, не строить концепции. Хайдеггер не собирается передавать слушателям некое знание или некий навык. Хайдеггер в своих монологах на лекциях начинает «искать суть бытия» и, наверное ,удивляется, что университет за это ему платит деньги. Мотрошилова в своей лекции на «Культуре» описывает, как Хайдеггер входил в аудиторию, уже разговаривая сам с собой, не особо обращая внимания на слушателей, иногда подходил к открытому окну и говорил наружу, студенты не особо принимались во внимание. Но влияние было таким, что когда Хайдеггер перебрался из Фрайбурга в Марбург в 1922 году, за ним последовали 16 его студентов, среди которых были Ганс Георг Гадамер, Герберт Маркузе, Макс Хорхаймер, Ханс Юнас, Карл Лёвит. А потом к ним присоединилась Ханна Аренд, у которой с Хайдеггером вспыхнул роман. И их роман тем более интересен, что Аренд, как никак, еврейка и основоположница теории тоталитаризма, а Хайдеггер известен своими пронацистскими симпатиями в 1933 году.

Итак, о чем же Хайдеггер философствует?.
Единственный достойный вопрос – это вопрос о Бытии. И не надо спрашивать, что это за вопрос и почему он самый достойный и почему Бытие с большой буквы. Бытие не есть Сущее. Сущее – это все, что нас окружает. Человек отличается от всего другого Сущего тем, что только человек может спросить о Бытии и только человеку может открыться Бытие. Спросить может, правда, не у другого человека, никакого диалога Хайдеггер не признавал. Найти истину – это значит найти несокрытое (буквальный перевод ἀλήθεια, истина), это и значит, что человеку открылось Бытие. Не каждый человек спрашивает о Бытии. Есть обезличенный мир das Man, и в нем барахтаются обезличенные люди и барахтаются они в мире Сущего, объектов. А есть некая стихия Dasein, «тут-бытия», подлинного бытия, которое проглядывает из мира Сущего через людей, надо полагать, каких-то особенных. Эти люди слышат Зов бытия (с большой буквы 🙂. И вот задача человека (философа) – услышать Зов и поймать Бытие. «Поймать», надо полагать, в кавычках. Да и любое слово при изложении Хайдеггера надо брать в кавычки J. Бибихин перевел Dasein как «присутствие», поэтому задача человека – Присутствовать (а не просто находиться в мире, надо полагать). Невозможно поймать Бытие=присутствовать, изучая традиционную философию=метафизику. Традиционная метафизика ищет эту стихию среди Сущего, а там её быть не может. Но поймать бытие можно только мыслью, а мыслить люди не умеют. Ни ученые, ни традиционные философы не умеют, «наука не мыслит». Мыслить, и тем самым поймать бытие, могли досократики, а в нынешние времена – наверное, только великие немецкие поэты и Хайдеггер. «Язык – это дом бытия» и уловить бытие можно рассуждениями вокруг да около, но не строгими дефинициями. Причем рассуждениями на немецком или древнегреческом, так что мне – не стоит и пытаться. Пойди туда – не знаю куда, поймай то, не знаю что… Как только в хайдегеровский мир попадаешь – тебя странным образом туда затягивает. Понимаешь, что ничего путного сказать не можешь, да и не надо путного. Посмотрел в бездну, бездна посмотрела на тебя, встретились два одиночества, и они уже не одиночества.

С экзистенциалистами Хайдеггера роднит то, что человек в мире объектов чувствует озабоченность, страх, отчаяние. Но у Хайдеггера нет идеи, что человек должен с помощью каких-то поступков, каких-то важных жизненных выборов сам себя сотворить. С феноменологией Гуссерля – то, что Хайдеггер пользуется феноменологической редукцией: вынесем за скобки все, что не есть бытие… А все не есть бытие, хотя все есть. Феноменологическая «интенциональность» сознания трансформируется в "Заботу" Хайдеггера. С философской антропологией Хайдеггера роднит то, что он высказывается о человеке. Мол, это не плесень, не мох, не цветная капуста, а ловец бытия.

Анатолий Ахутин (лекция на Ютубе «Философия Хайдеггера. Письмо о гуманизме»):
«Как человек ответит на вопрос о бытии (что значит быть?) – это определит, кто он такой будет в этом бытии. Например, определить себя в качестве субъекта свойственно только человеку нового времени, но не свойственно человеку других эпох.
Само Присутствие (Dasein) отлично от всего остального Сущего. Присутствие (Dasein) есть Сущее, которое не только случается среди другого Сущего, оно онтически отличается тем, что для этого Сущего в его Бытии речь идет о самом этом Бытии. Это определение Dasein, и в какой мере человек совпадает с этим Dasein, это определение человека.
Присутствию (Dasein) присуще, что в своем собственном бытии оно имеет бытийное отношение к своему бытию… Растение растет себе и растет, а вот присутствовать по-человечески значит быть озабоченным делом Бытия. В этом парадокс человеческого существования: оно сам себе должно дать способ быть, а неоткуда взять его, за исключением одного – этой самой вопросительности, озадаченности, озабоченности.»

Теперь поговорю нормальным человеческим языком. А нормальным человеческим языком, это следуя принципу Витгенштейна «То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно; о чем нельзя говорить, о том следует молчать». Не знаю, как в немецком, но в русском языке «бытие» - совершенно искусственное слово. Первая книга Ветхого завета во всех языках называется Генезис, происхождение. Не могу придумать ситуации, когда нормальный человек мог бы его употребить (если он не сдает экзамен по философии). Для какой идеи, чтобы её выразить, необходимо слово «бытие»? («Общественное бытие определяет общественное сознание» - единственное, что сразу приходит на ум. Это калька с немецкого. «То, как люди мыслят, определяется тем, как они живут» - можно перевести ту сентенцию на нормальный русский язык.) В нормальном языке есть такие слова как «мир», «реальность», «все существующее», но никакого «бытия» нет. У нас в России со школы начинают учить, что «бытие» - самое главное философское понятие, да ещё заставляют школьников и студентов учить (сам был грешен) «формы бытия» (?!?!): «человек, природа, общество» - это в первом приближении, а там ещё много форм советские и постсоветские схоласты натеоретизировали. Ну да, мир разнообразен, но все вещи мира объединяет то, что они существуют – это, вроде как глубокая мысль, идущая от древних греков. В постсоветской российской реальности есть очень большой соблазн если уж что-то понимать под «Бытием» просто «материальный мир». Но не надо поддаваться этому соблазну! Если спросить простого человека что такое «Бытие», то ему будет слышаться что-то типа «Житие» или «Моё бытие», но ассоциации с «бытием звезд» не возникнет. «Существование звезд» - да, но «бытие» относится к человеку. И это очень по-хайдеггериански!
Традиционная позитивистская критика самой осмысленности термина «Бытие» состоит в том, что этот термин произошел по принципу «Сделаем существительное из глагола», например из «бегать» - «бег», «сеять – сеяние», «гореть – горение». Если некий субъект как-то действует, то есть основания иметь термин для обозначения самого действия, самого процесса. Но в предложении «Небо есть голубое», глагол «есть» сам по себе не указывает на какое-то действие и процесс. Из фразы «Небо есть голубое» нельзя сделать вывод, что «небо» дополнительно к тому, что оно обладает (в некоторые моменты) свойством голубизны, еще и обладает свойством существования=бытия. Из фразы «кентавр есть мифическое животное» не следует, что кентавр существует. И до этого момента позитивистская критика справедлива. Но кентавр существует, бытийствует в нашей культуре. И в этом смысле он есть. Он существует не так как существуют звезды. И здесь появляется основание разделить бытие и сущее! Во фразе «небо есть голубое» присутствует заинтересованность какого то человека посмотреть на небо, задаться вопросом «что есть небо?», какие у него качества и связать небо со свойством «голубизны». Заинтересованность – это Sorge, «забота» Хайдеггера. «Присутствие заинтересованности» - это я уже сам того не замечая, впадаю в хайдеггерианство, хотя хотел говорить на нормальном языке.

Хайдеггер произносил свои словесные эквилибры на фоне серьезных проблем в Европе и мире. Его словесные эквилибры не были пустым сотрясением воздуха. Можно некоторое время дурачить весь философский народ, можно все время дурачить часть философов, но нельзя все время дурачить всех. Что это за проблемы? На фоне кризиса и отступления традиционных религий огромные массы людей стали чувствовать себя очень неуютно, ненадежно, испытывать страх, неуверенность. На фоне прогресса демократических институтов люди не стали самостоятельными ответственными избирателями и легко поддаются демагогии и манипулированию На фоне прогресса технологий и промышленности люди включились в гонку потребительства. На фоне прогресса науки люди перестали ценить литературу и искусство. Всеобщее образование привело к стандартизации, поверхностности и бесчеловечным практикам. Можно сказать, что все эти проблемы затрагиваются в творчестве Хайдеггера. Можно ли сказать, что он их как-то решил или наметил пути решения? Нельзя так сказать. Нельзя даже сказать, что он привлек к ним внимание. Но все, кто ищет их решение, не может пройти мимо Хайдеггера и основанной им традиции.

ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОГО РИМА, ИЛИ ИМПЕРИИ ПОРОЙ УХОДЯТ НЕЗАМЕТНО


Сегодня маленький юбилей. Именно маленький, не крупный – 1545 лет назад прекратила существование Западная Римская империя.
23 августа 476 года предводитель наёмников – Одоакр сверг последнего римского императора – Ромула Августула. Конечно, вожди наёмников и раньше свергали римских императоров (как здесь не вспомнить военачальника Рицимера, распоряжавшегося римским престолом). Но в этот раз Одоакр отправил все знаки императорского отличия в Константинополь – в столицу Восточного Рима, заявив, что сейчас будет один император. Себе он попросил  титул патриция. Т.е. юридически Западная Римская империя прекратила своё существование.
Говоря об этом событии сразу же остановимся на двух моментах.
Во-первых, современники по сути не заметили гибели Западного Рима. Да, они видели, как пустеют города, как рядовые жители уходят к варварам, как упрощаются нравы общества, как всё новые волны варваров пересекают границы и разливаются по просторам Империи… Но большинство из писавших смотрели на всё с оптимизмом.
Так, в 470 году (за шесть лет до гибели Империи) поэт Рутилий Намациан писал: «Твоя власть повсюду, где светит солнце, Даже на самом далёком краю земли…». А за три года до этого Сидоний посетил Рим и нашёл в нём всё в полном порядке…
Но вскоре Западного Рима не стало…
 Кроме того, даже впоследствии население Средиземноморья не осознало сразу, что Западный Рим ушёл в небытие. Сначала считали, что центр Империи – в Константинополе. Затем варварские вожди начали пытаться его переносить в другие места, при помощи Римских пап, противостоявших Константинополю. Так появилась империя Карла Великого, затем Священная Римская империя Германской нации…
Но империя для многих всё-таки существовала. И только в XIV–XV вв. приходит осознание того, что уже нет Великого Рима… Отсюда и стремление отчасти возродить ушедшую античную эпоху, обращение к ней во времена Ренессанса…

Во-вторых, до  сих пор остаётся загадкой почему пал Западный Рим. Ответов десятки. На Западе эта тема вызывает большой интерес. Видимо, отчасти и в связи с некоторыми ассоциациями с Римом, которые вызываются у отдельных современных исследователей и наблюдателей за происходящим на Западе…
Классический ответ XIX века – Рим пал под напором варваров, по сути сейчас пересматривается…Ведь у варваров не было желания сокрушить Рим. Их вожди восхищались римской культурой, стремились приобщиться к ней (хотя, понятно, были и разрушения и разграбления городов и иные вещи)… В любом случае, не было таких целенаправленных походов на Рим с целью его «сокрушить и уничтожить»…
Хотя фактор вторжения и играл роль. Но помимо него ещё была масса иных факторов – и негативная роль бюрократии, и раскол римского общества в целом, и климатическая причина и демографический, и рабство, и иные факторы… Другими словами, здесь был комплекс причин…
Так или иначе, но Рим пал. И хотя крах произошёл незаметно, пусть до сих пор не совсем понятны его причины, однако значений у этого события много. Раньше с этого события начинали историю Средних Веков.
Мы здесь добавим, что с этого времени пути Запада и Востока Европы стали расходиться всё больше (начало этому было положено ещё в 395 г.).
С одной стороны – мир варварских королевств и осколки Западного Рима в лице Христианской Церкви, а с другой – Восточная Римская империя, со своими традициями, своим восточно-романо-эллинским синтезом.
Конечно раскол продолжался и дальше. Финалом его стал 1054 год. Но по сути основные зёрна были брошены в 476 году…
Вот один из итогов незаметного схода со сцены Западного Рима.