August 11th, 2021

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ. КРУШЕНИЕ «ПРЕКРАСНОГО ДАЛЁКА». ЧАСТЬ 6


Продолжение.
Начало:
Часть 1. https://geokhar.livejournal.com/881821.html
Часть 2. https://geokhar.livejournal.com/882656.html
Часть 3. https://geokhar.livejournal.com/882810.html
Часть 4. https://geokhar.livejournal.com/883179.html
Часть 5. https://geokhar.livejournal.com/883233.html



Моя приверженность к демократам в то время объяснялась ещё одной причиной: когда рушились старые авторитеты (В. И. Ленин, И. В. Сталин), появлялись новые. Главным был, безусловно, Б. Н. Ельцин. Впервые я услышал о нём в 1987 г. Мы тогда говорили о правительстве. Мой собеседник сказал, что в руководстве страны остался только один нормальный человек – Ельцин. И я стал с интересом ловить сообщения об этом политике.
Когда первый раз увидел его на фотографии в журнале, меня чем-то оттолкнул его вид. Однако я постарался заглушить это чувство неприятия, убеждая себя, что оно ошибочное: многие из простых людей его тогда хвалили. Хорошо о Ельцине отзывались Анатолий Акимович и его жена. Так постепенно у меня стало нарастать восхищение им. Мне казалось, что именно он сможет спасти страну, навести порядок. И возмущал друг,  говоривший: «Внимательно послушай, что он говорит. Это же демагогия. Ты посмотри и на него внимательнее. Да ему просто нужна власть!» Но сработавшая в первый миг интуиция почему-то заглохла…
Пожалуй, его главным ответом на моё восхищение демократами и Ельциным, стало появление в книге про индейцев, которую он писал, офицера армии США Мак-Елсена. Ну и порезвился мой друг при описании этого персонажа! Меня это, конечно, выводило из себя, но я надеялся, что рано или поздно он «образумится» и всё поймёт…
Любили Ельцина и в народе. Об этом говорили, например, следующего рода анекдоты:
-           Горбачёв спрашивает Рыжкова: «Почему Москву-реку зацементировали?» - «Ельцин ночью плавал, проверял, не сможет ли пройти «Аврора».
Или:
-           В здание Верховного Совета врывается взвод автоматчиков: «Где здесь Ельцин?» Все показывают на него. «Боря, пригнись!» – кричат автоматчики и начинают вести огонь по остальным.
Возмущение у меня вызывали «попытки врагов избавиться» от него. То Ельцина с моста сбрасывают, надев мешок на голову, но он выплывает. В другой раз какая-то машина врезается в его автомобиль, однако и в этот раз он не пострадал. Я сразу же подумал о попытке покушения, и Ельцин стал в моих глазах героем. В третий раз «враги» подстраивают авиакатастрофу в Испании, и ему опять  удается спастись. Его спрашивают: «Когда сдохнешь?» – а Ельцин отвечает, что нужно еще потрудиться для народа.
Гораздо позднее, когда перестройка давным-давно завершилась, я узнал, что Ельцин был из кулацкой семьи, а его отец сидел за «антисоветскую деятельность». Тогда эти факты, разумеется, не афишировались. Первое время он мне казался вторым Лениным, человеком, который знает что делать, истиной в последней инстанции и мерилом всех ценностей. Ухмылки моего друга в расчёт не принимались, его указания на то, что в «Исповеди на заданную тему», написанную Ельциным, есть ложь – тоже. К примеру, друг мне указывал на случай, описанный в книге, когда у Ельцина в руке взорвалась граната и оторвала два пальца. У моего друга (как выяснилось потом, не у него одного) этот рассказ вызвал большие сомнения.
Остался я глух и к разговору с одним из библиотекарей: «Мой отец сначала за Ельцина был горой, а теперь задумался». Женщине вторила и ещё одна её коллега: «Я считаю его авантюристом и демагогом…». Когда я приходил домой и рассказывал своему другу об этих разговорах с работниками библиотеки, он торжествовал: «Я же тебе говорил»…
Тем не менее в марте 1991 г., находясь на митинге в поддержку Ельцина, я даже вступил в «Демократическую Россию». Ельцин говорил, что во всех бедах виновато союзное руководство, и я соглашался с ним. Ельцин выступал за ограничение привилегий номенклатуре, за ликвидацию монополии КПСС на власть. С этим я также был солидарен. Ельцин говорил: «Долой «Советскую империю», нужно упразднить Советский Союз». «А почему бы и нет?» – думал я. Начитавшись демократических статеек, я рассуждал так: «Россия сейчас тащит на себе все республики, которые к тому же не любят её. А зачем ей всё это нужно? Уж лучше распустить СССР. И зажить по-новому. Одной дружной семьёй, но уже дружить будем независимыми государствами. В общем, из империи сделаем несколько процветающих республик…».
Вот такие были мысли. И я требовал от мамы, чтобы она на референдуме голосовала за роспуск СССР. Все полыхавшие тогда конфликты, считал я, происходят по вине коммунистов: Сталин неверно накроил в своё время границы, а мы сейчас расхлёбываем…

И Анатолий Акимович тогда выражал те же мысли. Он поддерживал Ельцина и всё чаще стал высказывать антикоммунистические мысли. Только потом я узнал, что в 1937 г. был расстрелян его отец – учитель русского языка и литературы (Анатолию Акимовичу было 10 лет в то время). Надо сказать, что и мой отец был за Ельцина и с неприязнью говорил о советском строе. Может, это также для меня было весомым аргументом. Всё-таки отец, да ещё и из рабочих. По митингам шахтёров я видел, что рабочие эту власть, которая выдавала себя за их родную, не поддерживают…
На позитивное отношение к Ельцину, скорее всего, повлиял и ещё один факт: футболисты московского «Спартака», болельщиком которого я тогда себя считал, так же заявляли о своей поддержке Ельцину. А для футбольного болельщика это существенно (по крайней мере, в то время. Сейчас, конечно, на такие вещи не купишься, многие это понимают, а тогда,  в ситуации всеобщего одурения…).
Сомнения всё-таки возникали порой. Очень коробило, когда на митингах демократов включали на полную катушку одну песню – пародию на «Диалог у телевизора» Владимира Высоцкого. В ней обсуждались разные политики, и муж заступался за Ельцина, призывая Маню «не трогать» его. Такая песня почему-то смущала. Не нравились и фразы в листовках: «Ельцин – наш человек». Заставляли задуматься и слухи, доходившие о нём: много пьёт, доводит в Москве подчинённых до самоубийства... В недоумение повергло его заявление, в котором он наших солдат в Прибалтике назвал убийцами. Коробило то, что по российскому радио летом 1991 г. стали читать отрывки из книги Ельцина «Исповедь на заданную тему».
Всё больше смущали и некоторые деятели демдвижения. Особенно в национальных республиках. Помню репортаж о митинге в Киеве. Показывали, как депутат Степан Хмара – один из лидеров украинских «демократов» – задержал полковника милиции в отставке. Рядом с Хмарой стояли несколько лиц очень сомнительного вида, обыскивавших задержанного и самодовольно демонстрировавших милицейские документы журналистам. Однажды в передаче «Человек и закон» показывали репортаж об аресте С. Хмары, по поводу которого шумела демпресса. Конечно, вёл себя этот тип не очень лицеприятно, матерился по-чёрному. «И по поводу ареста этого человека возмущаются наши (т.е. демократы)?» – удивлялся я.
Но все сомнения были незначительными и, как правило, почему-то отметались в сторону. Мне казалось, что всё делается правильно. Когда летом 1991 г. я слушал по союзному радио отрывки из статьи американского профессора Майкла Дэвидоу о Ельцине, то с возмущением воспринял его предупреждение: «Россияне еще разочаруются в Ельцине». Мне было непонятно: американец – а туда же, вслед за коммунистами.
Полемизируя со своим другом, я заявлял, что они, сторонники коммунизма, – вчерашний день. Его обращение к опыту Китая отметалось. Читая книги по античной истории, мы и оттуда брали примеры. Я обращался к опыту Афин, утверждая, что только демократия даёт расцвет культуры. Друг же обращался к опыту Спарты и к Пелопонесской войне.
Кстати, иногда очевидны были проколы агитировавших против демократов. Меня в январе 1991 г. потряс репортаж о событиях в Вильнюсе, о солдатах, защищавших телецентр от «саюдисовцев». Ведущий А. Невзоров говорил эмоционально, убедительно. Но. Вот он показывает на солдат, стоящих у окон в освещенном помещении с оружием на изготовку. Указывая на тёмное окно (репортаж шёл вечером), Невзоров эмоционально говорил: «Там, за окном, смерть. Там затаились снайперы!» Но тогда почему же, если где-то там засели враги, солдаты стоят прямо перед окнами, являясь идеальной мишенью для «снайперов противника»? Они что, самоубийцы? Или неопытные мальчики? Но Невзоров характеризовал их как опытных воинов. Возмущали и другие моменты.
Бывала и умная критика. Накануне президентских выборов 1991 г. появилась статья, в которой автор рассказывал о маленьком эксперименте. Выступая перед слушателями, он изложил предвыборную программу Б. Н.  Ельцина, выдав ее за программу Н. И.  Рыжкова. Затем так же поступил с «платформой» Рыжкова, выдав ее за ельцинскую. Аудитория программу, приписанную Рыжкову, встретила враждебно: что за глупость? А «ельцинскую» встретила на «ура». «Так понимают ли граждане вообще, за кого они голосуют?» – задавался вопросом автор.
Однако сомнения в сторону. И я с упоением скандировал на митингах: «Ельцин!», с одобрением слушал слова типа:
–  Если мы не выберем Ельцина, то жириновские потопят страну в либеральной болтовне, а макашовцы выведут на улицы танки!
Появился и ещё один кумир – Запад. В советское время много писали о его негативных сторонах. Но кто в конце 1980-х гг. об этом думал? Мы тогда с восторгом смотрели на открывшееся перед нами западное общество, особенно американское.  Нам всё было интересно. В США, оказывается, негров особо и не бьют, в армии нет дедовщины, люди зарабатывают нормально, индейцы живут лучше, чем наши северные народы и т.п. Приходилось слышать от взрослых, когда мы заговаривали о спорте, подобные разговоры:
– Когда наши хоккеисты ездили в Канаду к Бобби Халлу (одна из звезд НХЛ, точно не помню, кого тогда называли из нхл-овцев, но вроде бы его, тем более что он был в дружбе с В.Третьяком), то видели, как он живёт. Нашим такое и не снилось…
Любили сравнивать жизнь наших и заокеанских спортсменов. Говорили, что у последних обеспеченная старость. А у наших футболистов, хоккеистов (я тогда больше читал книги о них)? Там человек зарабатывает себе на жизнь и живёт обеспеченно. А сколько у нас было примеров людей, после большого спорта не устроившихся, спившихся и т.п. (притом я забывал судьбы таких прекрасных футболистов, как первого чемпиона мира по футболу уругвайца Х.Л. Андраде, соперника Пеле по славе бразильца М. Гарринчи и др.).
Как следствие – бегство хоккеиста ЦСКА А. Могильного в США. Многие из моих знакомых, любителей хоккея, его оправдали. С их позиции виноват оказался В. Тихонов и вообще руководство советского хоккея: почему молодому человеку не дают себя реализовать там, где ему нравится? Ну и журналисты, разумеется, не преминули пройтись по «проклятой системе» в целом.
В СМИ навязчивее создавался светлый образ западного общества.  «Каждому в лучшее верится». В лице США я видел великую державу, которая достойна быть лидером мирового сообщества. Появилась даже группа лиц, собиравших подписи за присоединение к США…Я в то время ненавидел американцев, но американцев ХIХ века, за то, что они истребляли индейцев (зачитывался книгами про них). Когда в 1990-м году был художественный фильм «На тропе войны» о судьбе двух индейских юношей (уже в современной Америке), отомстивших убийце их друга, в котором показали и теневые стороны США, я на них не обратил внимания. Удивили слова писателя- фантаста Рэя Бредбери, говорившего, что американские дети обладают низким уровнем культуры, мало читают. Но и этот факт мною оказался неуслышанным.

Надо признать, что и советское образование, увы, сыграло в этом свою роль: история фактически подавалась в европоцентристском свете. О Византии, к примеру, давалось мало информации, и по школьным учебникам у меня было представление о ней, как о стране, обречённой на гибель. Параграфы по Востоку были какими-то скучными, как мне тогда тоже казалось. То же самое можно было сказать и о России XIX века. Возможно, что это также не могло не влиять на мировоззрение.
Ещё в конце 1990-го года в газете «Кировец» были опубликованы отрывки из статьи А.Зиновьева «Я хочу рассказать вам о Западе». Он предупреждал о культе денег на Западе, о моральном разложении, царящем там, и т.п. Но меня возмутило то, что, критикуя Запад, он сам живёт там, не возвращается в страну .
Параллельно со славословиями в адрес Америки и Европы всё больше слышалось оскорблений в адрес Советского Союза, нашего правительства. Однажды я шёл по улице, а из какого-то окна неслась пародия на гимн СССР: кто-то пел его издевательским голосом. Это услышал дедуля, идущий передо мной, и с возмущённым видом направился к тому дому…Чем дело закончилось, не могу сказать.
Всё  чаще говорили о том, что надо распустить СССР, тогда и жить будет легче: нечего нам других кормить, сами плохо живем.
С мая 1991 г. я стал смотреть выпуски «Вестей». Ведущих знал поимённо и даже то, когда они будут в эфире.  Нравилась их команда, при том все журналисты: Юрий Ростов, Александр Гурнов, Владислав Флярковский, Евгений Киселёв и Светлана Сорокина. Их репортажи, разумеется, также влияли на мировоззрение.

Снимки взяты из открытых источников и с сайта «Чепецк.ру»

Окончание:
Часть 7. https://geokhar.livejournal.com/884301.html

ИЗ ПРИСЛАННОГО. ИЕРОМОНАХ РОМАН. "ГЛОТАЯ НОВОСТНЫЕ СЛИВКИ..."

От воспоминаний детства вновь к нашей действительности. Увы, за 30 лет по сути ничего не поменялось - всё-та же Смута, напряжённость...

ИЕРОМОНАХ РОМАН

Глотая новостные сливки,
Присядьте, чтобы не упасть:
Об обязательной прививке
Твердит заботливая власть.

О время! Изобилье Храмов,
И всё же не живём, как встарь:
Врачи лечили род Адамов,
Ветеринары — Божью тварь.

Вели коров к ветеринарам
Без их согласья, - не беда.
И это не было кошмаром:
Зачем согласие скота?

Нам нагнетают истерию:
Наверно, захотела власть,
Чтоб наша ветеринария
Над медициной вознеслась.

Полощут нас, как ваххабитов:
"Безмасочник страшней чумы!"
Чего боитесь? Вы привиты!
Не вы в опасности, а мы.

Вы под защитой медицины,
Которая трещит по швам.
Живите с чудною вакциной,
А мы помрём на радость вам.

Помрёт, кто разумом был скуден, -
Вы заживёте без забот…
Но будем умирать как люди,
А не тупой безправный скот.

Иеромонах Роман.
17 июня 2021
Скит Ветрово