January 12th, 2020

ЛЮДИ XVIII ВЕКА. "ПРОБУДИВШИЙ КАНТА". ДЭВИД ЮМ


Дэвид Юм – дитя английского Просвещения. Уже в прошлом был «век гениев», когда формировались первые материалистические концепции и противостоящие им идеалистические; время развития теорий договорного происхождения государства и концепций естественных прав человека. Век, когда на арену вышло национальное государство, сменив империю; столетие, когда в Европе начал усиливаться класс буржуазии и прогремели раскаты двух революций в Англии. Своеобразным развитием процессов, происходивших в XVII в., стал век Просвещения (XVIII в.), когда было провозглашено торжество разума, идея, что человек сам может переустроить окружающий мир, что его разум всесилен.
Можно добавить и ещё один момент. Буквально за полвека поменялась ситуация в мире. Если в середине XVII в. морским и промышленным гегемоном была Голландия, то со второй половины столетия на первый план выходит Англия. Теперь английский флот превращает свою страну во «владычицу морей».  Испания уже давно сошла с мировой арены.
Но у Англии есть соперник в Европе – сильнейшая континентальная Франция, давно стремившаяся к гегемонии, сумевшая ослабить Империю Габсбургов в Тридцатилетней войне, препятствовавшая объединению Германии. Однако Лондон на протяжении второй половины  XVII – первой половины XVIII вв. умело создавал коалиции против  Парижа, изнуряя его в бесконечных войнах и вытесняя его из колоний.  Хотя Франция создаёт конкуренцию Британии в экономике, в Англии развивается производство и закладываются основы для будущей Промышленной революции. 
Таким образом, Англия приближается к зениту своего могущества. В стране  происходит консолидация правящего класса. Возникает партия т.н. «новых тори», к идеологам которой  даже относили в советское время Дэвида Юма[1].
Говоря о Юме, можно сказать, что он завершает целую эпоху. После смерти великого мыслителя в английской философии «начинается сначала медленный, а затем все более ускоряющийся спад. Наступает полоса теоретического эпигонства, вырождения и эклектизма»[2]. Характеризуя Д. Юма, Виндельбанд пишет, что он – последний великий представитель того развития, которое нашёл в Англии заложенный Бэконом эмпиризм. Юм, «без сомнения, самый ясный и смелый и притом самый многосторонний и философски образованный мыслитель, который когда-либо был выдвинут английской национальностью»[3].
Жизнь Юма «протекла относительно спокойно и несложно»[4].  Появился он на свет в 1711 г. в Эдинбурге (Шотландия) в семье небогатого дворянина-землевладельца. Философия влекла мальчика с юности. Поэтому он категорически воспротивился всем попыткам отца сделать его адвокатом. В 1728 г. он посещает эдинбургский университет с целью изучения философии и классической литературы.
Уже в 1729 г. у юноши, которому было 18 лет, возникла идея создания «новой науки о человеческой природе».  Но серьёзные занятия наукой были настолько интенсивными, что вызвали у Юма нервное расстройство и депрессию. Слабое здоровье и нехватка денежных средств повлияли на то, что он уступил уговорам родственников избрать коммерческое поприще. Его направляют в Бристоль заниматься торговлей. Но вскоре коммерция наскучила юноше, и он в 1734 г. уезжает во Францию, чтобы заниматься науками. Ведь ещё за несколько лет до этого у Юма возникла идея написать «Трактат о человеческой природе».  Мыслитель долго работал над трактатом: сначала в Англии, а с 1734 г. два года во Франции, в центре изучения картезианства Ла Флеш. Дэвид Юм тщательно готовится к публикации своего произведения, перерабатывает и оттачивает его. Понимая, что труд может вызвать критику, философ продумывает возможные ответы оппонентам.
В 1739–1740 гг. в Лондоне выходят три тома его «Трактата». В первой книге рассматривались вопросы теории познания, во второй — психология человеческих аффектов, в третьей — проблемы теории морали.
Но книга не вызвала у публики большого интереса. Впоследствии Юм писал: «Отличаясь от природы весёлым и пылким темпераментом, я очень скоро оправился от удара»[5]. Мыслитель посвящает себя написанию очерков: «Опыты моральные и политические (эссе)». Двухтомник увидел свет в 1741-1742 гг. и принёс славу мыслителю благодаря «изящному и остроумному языку» очерков (В. Виндельбанд).
Юм не смог устроиться в университет для преподавания из-за подозрения его в атеизме. Так, в 1744-1745 гг. он безуспешно пытался занять кафедру в Эдинбургском университете. Одновременно давали о себе знать и денежные затруднения. Поэтому  философ в 1745 г. становится наставником-компаньоном душевнобольного маркиза Анэндаля. В 1746 г. он устраивается секретарём генерала Сен-Клера, участвуя вместе с ним сначала в походе против французов в Канаде, а затем в дипломатической миссии в Вене и Турине.
Во время этого путешествия Юм перерабатывает и сокращает свой «Трактат», «выбросив из него лучшие места и большую часть обоснований для заключений», по словам Б. Рассела. Сочинение увидело свет в 1748 г. под названием «Исследование о человеческом уме». Именно оно пробудило Канта «от догматического сна»[6]. Однако книга вновь не привлекла особого внимания современников.
Юм перерабатывает третью часть своего «Трактата» и издаёт в 1751 г. под названием «Исследование о принципах морали». Но и здесь результат небольшой. Неудачей завершилась в том же году и попытка получить должность профессора кафедры логики университета Глазго.
Только в 1752 г. мыслитель получает скромную должность библиотекаря юридического факультета в Эдинбурге. Однако в его руки попадает ценный исторический материал, чем Юм не преминул воспользоваться.  С 1752 по 1762 гг. он пишет 6-томную «Историю Великобритании». Несмотря на критические отзывы в адрес первых томов (особенно где речь шла о свергнутом и казнённом Карле I), в целом книга становится популярной. Её издают не только в Англии, но и на континенте.
По величию замысла и красоте изложения «История Англии» Юма сделалась «классическим произведением не только английской, но и вообще исторической литературы»[7]. Даже почти два века спустя Уинстон Черчилль признавал, что «История Англии» Юма была настольной книгой его юности.
Одновременно Дэвид Юм продолжает усиленно заниматься философскими изысканиями и в 1755 г. публикует в Лондоне «Естественную историю религии».
Настоящий триумф ожидал учёного в начале 1760-х гг. Став секретарём английского посольства в Париже, мыслитель приезжает во Францию и встречает там восторженный приём. Притом в таком отношении к учёному сошлись как французские философы-материалисты, так и представители аристократических кругов.  Одни приветствовали Юма как оригинального философа, зачастую близкого им по взглядам, другие – как автора «Истории Англии». Мыслитель даже подумывал остаться во Франции.
Особенно хорошие отношения сложились у Юма с французскими просветителями, которым импонировала критика Юмом церкви, а также ряд других идей. У Гольбаха английский философ был желанным гостем на обедах. Большой интерес к Дэвиду Юму проявлял Вольтер, но им так и не удалось увидеться. Гельвеций предлагал перевести на французский язык все его книги в обмен на перевод английским философом произведения Гельвеция «Об уме».
В 1766 г. Дэвид Юм возвращается в Англию.  Он неосмотрительно приглашает к себе в гости французского просветителя Ж.Ж. Руссо, видимо не зная или забыв о вздорном и мнительном характере последнего, а также о различии в их политических взглядах. Приехав в Англию и пожив у Юма, склочный и подозрительный Ж.-Ж. Руссо обвинил учёного в слежке и организации заговора с целью погубить его. Постепенно Юм разочаровался и в других материалистах.
Видимо, триумф во Франции способствовал тому, что Юм в 1767 г. становится помощником государственного секретаря. Но через два года он выходит в отставку с солидной пенсией, уезжает в Эдинбург и живёт там до самой своей смерти, занимаясь исключительно любимыми предметами.
Юм основал в Эдинбурге философское общество, собрав молодых и талантливых писателей, учёных и философов. Став секретарём Философского общества, он занялся просветительской деятельностью. Данный кружок сыграл свою роль в культурном расцвете Эдинбурга 1770-х гг. Не случайно позднее английский экономист Адам Смит и историк Уильям создали Королевское научное общество в Шотландии. Можно добавить, что в культурной атмосфере Эдинбурга формировался Вальтер Скотт – основоположник жанра исторического романа.
Весной 1775 г. у Дэвида Юма заболела печень, и через год, в августе 1776 г., он умирает. В последние часы жизни мыслитель читал Лукиана, играл в вист и острил по поводу существования загробной жизни.
В центре философского творчества Юма (и его главных произведений) – проблема познания. Размышляя об источнике наших ощущений, мыслитель даёт ответ, отличный от позиций Джона Локка и Джорджа Беркли. Для Локка источник – в окружающем мире.  Для Беркли – в духе, или Боге. Мыслитель отвергает обе позиции.  Он отмечает, что нельзя говорить, существует мир или нет. Наш разум оперирует лишь содержанием наших ощущений, а не тем, что их вызывает. Вопрос, поставленный таким образом, нельзя решить вообще, поэтому его недопустимо формулировать в данном виде.
Все «душевные восприятия» Юм классифицирует по двум видам, беря за основу критерий степени силы и живости:
1) впечатления – более сильные; данные восприятия  осуществляются непосредственно тогда, когда мы слышим, чувствуем, видим и т. д.
2)  представления (или «идеи») – менее сильные, живые и точные.
Все наши идеи или представления – копии наших впечатлений. Отсюда основа нашего познания – впечатления. Всё, что нами познаётся, –  содержание этих впечатлений.
Подобно Джону Локку, философ различает восприятия, получаемые посредством чувственных органов (ощущения), от восприятий, говорящих о внутреннем состоянии (рефлексия). Сам по себе разум не может к этим восприятиям ничего добавить, он способен лишь разделять, соединять и т. д.
Опыт у Дэвида Юма, как и у Джона Локка, – важный фактор человеческого познания. Однако Юм, в отличие от Локка, берёт данное понятие лишь по отношению к сознанию, исключая из опыта весь внешний мир. Опыт относится лишь к освоению восприятия в нашем сознании, но ничего не говорит нам об отношениях во внешнем мире.
Мыслитель выделяет три типа отношений между впечатлениями и идеями:
1) отношения, связанные с понятием сходства (а также противоположность «сходство – различие»);
2) отношения временного и пространственного сосуществования;
3) причинность.
По Юму, философия и наука Нового Времени сводит все отношения к причинности, понимаемой механически. Поэтому мыслитель сосредоточивает внимание именно на этом понятии. Всё, чем занят человеческий разум, Дэвид Юм делит на «отношения идей» (понятий и представлений) и отношения «реальных вещей». Последние образуются из наших впечатлений и не существуют вне опыта. Но если Джордж Беркли отрицает внешнюю реальность, то Дэвид Юм допускает, что она существует вне нашего сознания, однако нам она неизвестна.
Утверждения на основе «идей» возникают либо при помощи интуиции, либо посредством доказательств. Например, истины, доказанные Евклидом, были бы справедливы и тогда, когда в природе не существовало бы ни круга, ни треугольника.
Что касается «реальных вещей», то уверенность в их существовании не столь велика, как в случае с «идеями». Всегда возможна противоположность реальной вещи. Знание здесь возникает не путём суждения априори, а уже вытекает из опыта. Однако и оно ограничено. Отрицает Юм и причинность.  Из того, что два явления следуют друг за другом, нельзя еще вывести заключение, что первое явление может быть причиной второго и т.п.
Правда, отрицая возможность познания более глубоких принципов, философ не отвергал реальность определённого человеческого познания. Некоторые исследователи отмечают, что, отрицая идею причинности, критикуя опытное знание, мыслитель противостоит позиции механистического естествознания, стремящегося свести все отношения причинности к  механической[8].
Юм, как и Беркли, критикует понятие субстанции. Но если Беркли допускает наличие единой субстанции – «духа», то Юм и её отрицает. По  мнению Юма, в сознании ничего не существует, кроме содержания впечатлений и идей (представлений), не имеющих никакого объективного, даже духовного носителя. Исходя из этого, Юм критикует доказательства существования Бога. Он отмечает, что «наши доказательства истинности христианской религии являются более... слабыми, чем доказательства истинности наших чувств»[9]. Правда мыслитель признаёт и положительную роль религии.
В этическом учении Юма большое внимание уделяется вопросу о  свободе человеческого поведения. Для Юма свобода – возможность действовать либо не действовать согласно решению воли.
В социально-политическом плане мыслитель – выразитель идей буржуазии, укрепившейся у власти и начавшей переходить на консервативные позиции. С одной стороны, философ критикует феодальное сословное общество (в чём он сошёлся с французскими материалистами). С другой стороны, вступает в полемику с различными версиями общественного договора. Общество, по мнению философа, есть результат естественного развития семейных и родовых отношений. Основная движущая сила социального развития – удовлетворение потребностей и достижение прибыли.
Размышляя о капиталистическом способе производства, Дэвид Юм выделяет тенденцию к получению прибыли как одну из решающих движущих сил английского общества того времени. По своим взглядам Дэвид Юм –  предшественник классической английской политэкономии, и идеями философа вдохновлялся один из ярких её представителей Адам Смит.  
Помимо влияния на английскую экономическую мысль, Юм, как уже отмечалось, оказал воздействие и на И. Канта.  



[1] «Старые» тори, как правило, ассоциировались с поддержкой свергнутой династии Стюартов и постепенно сошли со сцены.
[2] Нарский И.С. Давид Юм. М., 1973. URL: https://fanread.ru/book/11365029/
[3] Виндельбанд В. История новой философии в её связи с общей культурой и отдельными науками. Т 1. От Возрождения до Просвещения. М., 2000. С. 343.
[4] Виндельбанд В. Указ. соч. С. 343.
[5] Цит. по: Рассел Б. История западной философии и её связи с политическими и социальными условиями от Античности до наших дней. М., 2004. С. 793.
[6] Рассел Б. Указ. соч. С. 793.
[7] Виндельбанд В. Указ. соч. С. 344.
[8] История философии в кратком изложении / Пер. с чешск. И.И. Богута. М., 1995. С. 419.
[9] История философии в кратком изложении. С. 420.