August 20th, 2019

Волюбилис - самый западный город Римской империи

На крутом склоне у подножия горы Джабель-Зерхун, занимая кряж над Вади Хуман и наблюдая над современным городом Мекнес, одним из четырех имперских городов Марокко - находится древний город Волюбилис, когда-то самая крайняя колония древнего Рима и столица королевства Мавретания. Этот город долго скрывался под землей, но несколько столетий назад, его все-же раскопали, обнаружив здесь огромное количество зданий, как общественных так и частных, и замечательных мозаик, украшавших дома римских патрициев.




Collapse )

Танжер - колоритный калейдоскоп самого интернационального города на земле

Интернациональный город Танжер - уникальное сочетание Европы и Африки. Здесь тусовались Битлз и Роллинг Стонс, сюда в поисках вдохновения неоднократно приезжал Матисс, битники уровня Аллена Гинзберга, Керуака и Берроуза, написавшего тут свой легендарный «Голый Завтрак» провели в городе почти все шестидесятые. Здесь творил драматург Тенесси Уильямс, и прожил почти всю свою жизнь Пол Боулз, один из моих любимых писателей. Этот красочный город манил меня годами. И наконец-то - наконец-то! - я попал сюда.



Collapse )

2005 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ "ДРЕВНЕРИИМСКОГО МОИСЕЯ"


Сегодня ещё одна историческая дата. Две тысячи пять лет назад 19 августа в Ноле умер римский император Октавиан Август (63 г. до н.э. – 14 г. н.э.). Человек сам по себе очень неоднозначный, противоречивый. Слабый здоровьем. В чём-то жестокий и лицемерный. Тонкий интриган. Очень осторожный в своих словах и поступках (что отчасти можно рассматривать и в положительном смысле). Не даром существует легенда, что он с женой разговаривал по конспекту.
Но в то же время, превосходный политик и дипломат, прекрасный оратор. Безусловно, выдающийся государственный деятель. Человек, умеющий выжидать. Не случайно он любил говорить: «Поспешай медленно». Лишённый некоторых талантов, он умело подбирал себе помощников. Как здесь не вспомнить блестящего полководца Марка Випсания Агриппу и знаменитого друга Октавиана – Гая Цильния Мецената. Первый помогал Октавиану военными делами, второй по сути укрепил связь Октавиана с культурной элитой.
Октавиан был, безусловно, культурным и образованным человеком, приближающим к себе не только выдающихся государственных деятелей (Агриппу, Мецената, Статилия Тавра), но и писателей, поэтов, учёных (Тит Ливий, Вергилий). Об интересе Августа к наукам и литературе говорят библиотеки, создаваемые им в Риме, карта империи, которую он поручил составить Марку Випсанию Агриппе.
В целом перед нами правитель, фактически преобразивший Рим, создавший новую политическую систему – принципат, расширивший границы империи и задавший вектор дальнейшего её развития. Политик, который смог переиграть многих выдающихся современников – Цицерона и Катона, Брута и Кассия, Антония и Лепида…
Уникальность Октавиана Августа ещё и в том, что он единственный из римских правителей кто имел единоличную власть на протяжении 44 лет, и ещё примерно 14 лет делил её с другими людьми (тут можно вспомнить триумвират Марк Антоний – Марк Эмилий Лепид – Октавиан). Факт действительно уникальный в истории Рима.
Значимость Августа будет понятна когда мы увидим, что он сделал для Рима. Действительно, на протяжении 100 с лишним лет (133–30 гг. до н.э.) Республику лихорадило. Она оказалась в кризисе, который был предопределён целым комплексом экономических, социальных, политических и культурных процессов.
Пределы Рима расширились на всё Средиземноморье. Однако институты управления оставались прежними – полисными. У государства не было сложного бюрократического аппарата, для управления огромными территориями. По сути дела, власть была абсолютно частным делом любого, кто захватит исключительно выгодную должность. Часто пришедшие к власти магистраты пользовались своими полномочиями безответственно. Более того, власть в Риме всё более превращалась в выражение интересов небольшой группы аристократической верхушки.
Народные собрания переходили в кровавые схватки. Многое зависело от того, чьих сторонников на Форуме окажется больше. При этом политики приводили с собой на народное собрание клиентов, ветеранов, которые и помогали продавливать нужные законы.
Развитие производства и распространение рабовладения привело к кризису мелкого патриархального хозяйства, составлявшего экономическую основу полисных структур. На смену ему шло крупное товарное хозяйство (латифундии и большие мастерские с разделением труда), ставшее основой римского общества. В результате вытесненные с земли люди скапливались в Риме и других крупных городах, готовые поддержать любого, пообещавшего «хлеба и зрелищ».
Вместо однородного сообщества патриархальных семейных групп пришло резко социально дифференцированное, крайне сложное по своему составу общество поздней Республики, которое состояла из большого количества как социально, так и культурно и национально разобщённых групп со сложной системой взаимоотношений между ними.
Всё это создавало горючую смесь в обществе. Сюда добавим, что бесконечные войны приводили к росту авторитета различных полководцев (Мария, Суллы, Помпея, Цезаря и других). Солдаты готовы были идти за своими любимыми полководцами в ожидании новых богатств. В такой ситуации у полководцев не могло не возникать искушение использовать воинскую силу для решения тех или иных вопросов. В результате и армия превращалась в их главный ресурс для достижения своих целей. Солдаты более рассчитывали на военачальников в деле улучшения своего благосостояния, нежели на республиканские институты.
Сюда ещё можно добавить сотрясавшие Рим восстания рабов (два наиболее крупных на Сицилии и восстание Спартака), войны с соседями, которые порой велись неудачно (Югуртинская, Митридатова и др.). В какой-то степени даже возникала угроза распада страны, если вспомнить движение Сертория, а затем и Секста Помпея.
На сто лет римская ойкумена погрузилась в хаос заговоров и убийств, мятежей и гражданских войн.
Октавиан Август, благодаря своему незаурядному уму смог вывести Рим из смуты. Октавиан понимал, что люди устали от хаоса и анархии. Но он прекрасно понял, что Республика уже своё отжила, ушла в прошлое.  Однако к чему-то новом социум не готов. Об этом говорило и убийство Юлия Цезаря в 44 г. до н.э. Переходить к деспотии, подобно восточным правителям? Но Октавиан был воспитан на римской и греческой культуре, которая считалась высшей. Делить империю на несколько частей, как это уже сделал позднее Феодосий Великий? Но была ли в том необходимость? Тем более, что у Октавиана уже был опыт совместного раздела Республики с Антонием и Лепидом. Ник чему хорошему это не привело.
И Октавиан создал систему принципата напоминавшую Республику. Однако фактически это была автократия. Вся власть концентрировалась в руках одного человека (принцепса). Но у данной системы было два крупных недостатка.
Во-первых, возникала проблема преемника. Для Октавиана данная проблема оказалась очень больной.
Во-вторых, власть принцепса зависела от умелого взаимоотношения с двумя институтами – сенатом и армией. Октавиану Августу удалось мастерски решить эту задачу.
Скорее всего, он свою главную роль выполнил. Дальше уже преемники должны были нащупывать оптимальные модели управления, взаимодействия с сенатом, армией и обществом. У кого-то это не получалось и они входили в историю в окарикатуренном или демонизированном виде (Калигула, Нерон)[1]. У кого-то получалось (Веспансиан, Траян).
В целом же созданная им система всё-таки просуществовала почти 200 лет, пока не изжила себя. И если в первое столетие она давала сбои, то в период династии Антонинов наступила стабилизация, начал вырабатываться механизм передачи власти, было налажено взаимодействие между принцепсом, сенатом и армией.
В какой-то степени Октавиана Августа можно сравнить с Моисеем, который вывел евреев из египетского плена. Конечно, сравнение условное. Но как Моисей вёл евреев сорок лет по пустыне, так и Октавиан Август правил сорок с лишним лет, приучая римлян к новым порядкам. После его смерти Рим уже стал иным, и просуществовал ещё более 450 лет.





[1] Скорее всего их описания носят элемент субъективизма