June 16th, 2019

«ХРОНИКИ НАРНИИ»: ПЕСНЯ ЖИЗНИ И ВЕЧНОСТИ


Недавно перечитал «Хроники Нарнии». В какой-то степени символичным оказалось это обращение. Первый раз их читал в 2001 г., когда ещё только начиналась моя работа преподавателем в Кирово-Чепецке. И вот читаешь книгу уже немного в иной обстановке, что не случайно. Прошло 18 лет. Многое за это время изменилось.
Книга понравилась уже в первый раз, но долго не мог собраться перечитать её. Если «Властелина колец» Дж. Р.Р. Толкиена читал три раза – в 1994, 2006 и 2016 гг, то  с Льюисом вышло по-другому.
Не случайно сравниваю двух этих авторов. К. Льюис и Дж. Р. Толкиен дружили. Оба написали прекрасные произведения в стиле фэнтези, которыми сейчас зачитываются, наверное, во всём мире. Оба автора – создатели прекрасных вселенных, с множеством героев, мифических образов. Обе книги – это не только захватывающий рассказ о путешествиях, описания природы, запоминающиеся образы, но и  своеобразная философия.  Отталкиваясь от древних мифов, сказаний Толкиен и Льюис стремятся донести до нас вечные идеи, смыслы.
Герои обоих авторов часто оказываются перед сложным выбором, принимают трудные решения, преодолевают препятствия, а также и сами преображаются. Обе книги учат любви, самоотверженности, верности, доблести; заставляют восхищаться героями и природой, учат сопереживать.
Мы видим в мирах Толкиена и Льюиса, как рядом сочетаются реальное и мифическое, повседневное и сказочное, необычное. Можно добавить, что как во «Властелине колец» важная задача выпадает на долю один из самых маленьких существ в Средиземье – хоббитов. У К. Льюиса главными героями, по сути, являются дети.
А дальше у них идут расхождения. «Властелин колец Толкиена» – большое эпическое произведение. Его в какой-то степени можно сравнить с «Илиадой» Гомера или «Войной и миром» Льва Толстого. Здесь по сути единый сюжет с одними героями.  «Хроники Нарнии» вроде бы также связаны одним сюжетом – историей сказочной страны. Но фактически сюжет разбит на семь новелл, охватывающих историю Нарнии в её разные периоды.
Да, в книге действуют примерно одни и те же герои из нашего мира – профессор Дигори Керк, который будучи мальчиком вместе с соседской девочкой Полли попадают в Нарнию благодаря дяде Керка – Эндрю. Затем к ним присоединяются четверо ребят из семьи Пэвенси – Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси, жившие какое-то время в доме у своего дяди, уже известного профессора Дигори Керка. И под конец ещё двое детей – Джил и Юстейс. Такая вот большая группа детей из нашего мира попадает в разные периоды в мир Нарнии. Но они появляются не во всех частях. И только в последней книге собираются почти все вместе, за исключением Сьюзен.
В самой Нарнии главным действующим лицом является лев Эслан. Но лев он только именно в этой сказочной стране. В другом мире, намекает Льюис, его зовут по иному.
Толкиен отталкивался во «Властелине колец» от германской и кельтской мифологии, а К. Льюис брал героев из разных мифологий – древнегреческой, германской, скандинавской. Но, самое главное, в книге отчётливо проступают и христианские сюжеты.
Мир Толкиена хотя и населён различными существами кроме людей, а также магами, волшебниками, но герои здесь все принадлежат к Средиземью. В Нарнию пребывают герои из другого мира. Во «Властелине колец» мы видим буквально один эпизод из жизни этого мира. А в «Хрониках Нарнии» вся история.
В какой-то степени у Толкиена речь идёт о смене династий и исторических эпох в отдалённом прошлом и будущем, а у Льюиса о смене миров. Ведь Нарния приходит на смену Чарну – миру существовавшему до неё. Но мы видим здесь и идею существования нескольких миров одновременно. Так дети из нашего мира попадают в Нарнию. Точно также в Нарнии оказались в своё время и предки народа тельмарцев.
Приходилось читать о том, что К. Льюис писал больше для детей. Хотя обе книги – и Толкиена и Льюиса с интересом будут читать представители разных возрастов.
Наверное так можно вкратце сказать об отличиях «Властелина колец» Толкиена и «Хроник Нарнии» Льюиса.
И ещё немного на тему «Хроники Нарнии» и христианство. Есть мнение (приходилось с ним встречаться), что главной целью К. Льюиса был рассказ детям о христианстве доступным для них способом. Тем более, как это бывает порой, о христианстве (в разных его видах – православии, католичестве  и т.п.) в школах рассказывают сухо и не интересно. С этой проблемой, например, в детстве столкнулся будущий митрополит Антоний Сурожский.
Сам К. Льюис, судя по его высказыванию, отрицает данную версию: «Некоторые люди, кажется, думают, что я начал с того, что спросил себя, как бы рассказать детям о христианстве; затем, использовав сказку как инструмент и опираясь на информацию о детской психологии решил, для какой возрастной группы буду писать; затем составил список основных христианских истин и выработал аллегории, чтобы описать их. Всё это — чистая фантазия. Я не смог бы так писать. Все начиналось с образов: фавн, несущий зонтик, королева на санях, великолепный лев. Изначально не планировалось ничего, связанного с христианством, этот элемент проявился как бы сам по себе»[1].
В любом случае, христианские мотивы представлены в книге. Даже то, что в Нарнию попадают дети, и они же общаются с Львом Эсланом, наводит на некоторые мысли. Вспомним, что Иисус Христос как раз говорил о детях, что «ибо таковых есть Царство Небесное»[2]. Безусловно, не совсем правомерно сравнивать Нарнию с раем, а об Иисусе Христе говорить как о «прототипе» Льва.
Вместе с тем, повторимся,  и дети потом попадают в «Небесную Нарнию» (назовём её так условно), где и Лев уже предстаёт в ином виде. Тем более, нельзя забывать, что К. Льюис был верующим человеком и его «Хроники», безусловно, несут на себе и отпечаток его мировоззрения.

Теперь непосредственно о «Хрониках Нарнии». Каждая из новелл посвящена какому-то конкретному событию истории Нарнии. Первая новелла «Племянник чародея» фактически перекликается с Библией, где описывается творение мира. Лев Эслан создаёт Нарнию, и при этом присутствуют попавшие из-за волшебства дяди Эдмунда его племянник Дигори и девочка Полли. Хотя и не только они. В Нарнию попадает кэбмен Фрэнк и его жена Хелен, которые становятся правителями сказочной страны и основателями династии её королей.
Однако вместе с детьми в Нарнии оказывается и ведьма Джадис (она же – Белая Колдунья), попавшая из  Чарна. Таким образом в Нарнию попадает зло. Немного обыгран, но по-своему и эпизод с яблоками в саду,  встречающийся и в Библии при рассказе о грехопадении Адама и Евы.
Впрочем, тема грехопадения, а также деградации человеческого рода встречается у Льюиса и при описании Чарна.  Оказавшись в одном из залов дворца Чарна, дети увидели множество статуй. Сначала шли лица «весьма привлекательные – красивые, добрые мудрые. Но вскоре появились и другие – торжественные, величавые, даже державные <…> А ближе к середине зала пошли статуи, чьи лица – губы сложены в улыбке, подбородок горделиво приподнят, – наводили страх, ибо в их чертах сквозили жестокость и злоба. И чем дальше, тем злобнее и безжалостнее становились лица»[3].
Существенные параллели с Новым Заветом во второй части «Лев. Ведьмарка и зеркальный гардероб», где в Нарнию попадают уже четверо детей – братья и сёстры Певенси (Питер, Эдмунд, Сьюзен и Льюис). Здесь мы видим льва Эслана, приносящего себя в жертву ради спасения одного из главных героев – Эдмунда. Белая колдунья казнит Эслана, однако на утро тот воскресает.
Да и в целом, замёрзший мир Нарнии до прихода Эслана, можно также, сравнить с миром до прихода Иисуса Христа. Миром, в христианском понимании, порабощённым греху.
Нападение Эслана на замок Ведьмарки и освобождение заколодванных Белой Колдуньей животных можно также сопоставить с сошествием Иисуса Христа в ад.
Третья новелла «Конь и его всадник» несёт с собой даже элемент восточных сказок. Некоторые авторы усматривают в этой сказке параллели с исходом из Египта евреев. Хотя в данной ситуации речь идёт о сыне арченландского царя Шасте (настоящее имя – Кор), в раннем детстве  украденном и случайно попавшем в далёкую южную страну Калормен. Находясь почти в рабстве у калорменского рыбака, Шаста (или Кор) решается бежать из страны на говорящем коне (как раз последний и подтолкнул мальчика к побегу). Случайно им встречаются путники – калорменская принцесса, бегущая из страны на коне из Нарнии.  Здесь, как и в других новеллах, много приключений. Мы в этой новелле видим братьев и сестёр Певенси в образе грозных и великих нарнианских королей.
На мой взгляд, один из ярких образов, это когда Кор-Шаста в тумане едет по горной дороге беседуя с львом Эсланом. А утром, возвращаясь обратно понимает,  что ехал по сути на краю пропасти, и если бы не шедший между ним и бездной Эслан, могла бы случиться трагедия. Можно сказать, что так и мы в жизни часто не замечаем незримую помощь свыше.
Нарния несколько раз завоёвывалась врагами. Но порой и последние становились друзьями. Так произошло и с принцем Каспианом. Его предки – тельмарцы (по сути выходцы из нашего мира, случайно попавшие когда-то в описываемый мир) захватили Нарнию. Но тяга к необычному, восприимчивость Каспиана, а также и семейные обстоятельства (отец Каспиана был свергнут и убит узурпатором Миразом) привели к тому, что он переходит на сторону Нарнии и возглавляет восстание, освобождая страну. И вновь мы видим здесь детей из нашего мира, вернувшихся на время в Нарнию. Каждый человек может преобразиться, измениться.
Тема изменения, преображения человека заметна и в следующей новелле: «Поспешащие к восходу». Случайно попавший в Нарнию вместе с Эдмундом и Люси их родственник Юстейс Кларенс принимает участие в путешествии принца Каспиана. Последний плывёт на своём судне по океану, в поисках семи пропавших лордов своего отца.
Трое детей оказываются на корабле. Но Юстейс, обладая скверным характером, сначала скептически относится ко всему, испытывая терпение своих товарищей. Но на одном из островов мальчик случайно превращается в дракона, после чего наступает его преображение. Сначала он раскаивается в своём отношении к спутникам. А затем явившийся лев Эслан помогает ему совлечь драконью шкуру.
Помимо перекличек со сказаниями о древних мореходах, исследователи указывают здесь и на образы из средневековой литературы. В частности, из рассказа о плавании святого Брендана.
Здесь же, в рассказе о Юстейсе, и лёгкая ирония по поводу тех книг, что читают некоторые современные дети в Англии. Так, он с иронией отмечает. Что Юстейс читал только познавательные книжки, поэтому и не был готов к встрече с чудесным. Наверное, эту новелла одна из самых интересных в книге. Кто же не любит описания путешествий, дальних стран и приключений! Всё это есть в данной новелле.
Тема нескольких миров мелькает и в новелле «Серебряное кресло». Здесь уже действует один Юстейс со знакомой девочкой из школы – Джил Поул. Вновь внезапное попадание в мир иной. Дети спасались от своих одногруппников, издевавшихся над ними. Ребята учились в экспериментальной школе, в которой детям разрешалось делать всё. Это приводило к тому, что старшие издевались над младшими, а директор школы по сути поощряла это безобразие.
И вот приятели, укрываясь от преследователей внезапно оказываются в Нарнии. И не случайно. По заданию Эслана они отправляются на поиски пропавшего сына Каспиана – принца Рилиана.
И здесь ещё один из смыслов: мир зачастую не такой, каким он кажется. Немного странный Лягва Мокроступ Зудень оказывается незаменимым помощником для ребят в поисках пропавшего принца. «Культурные» великаны оказываются людоедами. Мрачные жители подземелья – заколдованными и порабощёнными существами, желающими освободиться из под владычества их ведьмы. Красивая волшебница превращается в змею.
Герои помимо физических трудностей  ещё преодолевают и множество соблазнов, «чужих голосов». Ярким и впечатляющим является поединок главных героев с волшебницей  в подземелье. Та сначала пытается их околдовать речами, сопровождая это возжиганием дурманящего порошка и игры на мандолине.
Ведьма убеждает героев, оказавшихся в подземелье и пытающихся спасти королевича: весь мир – иллюзия. Нет и не было никакого солнца. Это лампа а не солнце. Что такое Лев? Нет никаких львов. Есть большие кошки… Главные герои всё больше поддаются дурману, ещё немного и ведьма полностью подчинит их сознание себе.  Как эта сцена напоминает нынешние манипуляции сознанием (или можно вспомнить то, что многие наблюдали 30 лет назад, когда погибал СССР)! К счастью Лягва Мокроступ совершает поступок, который развеивает все чары ведьмы. Он шагнул к камину и начал своими босыми ногами топтать пылающие угли…
Преодолев все препятствия, Юстейс, Джил и Зудень спасают королевича и с ним возвращаются в Нарнию, а затем и домой. Ситуация в школе разрешается благополучно, отчасти благодаря тому же Эслану (подробнее об этом в новелле). Происходящее в школе становится достоянием общественности: «Тогда друзья директрисы поняли, что директриса в директрисы не годится, и устроили её главным инспектором над другими директорами. Когда же выяснилось, что она и на это не способна, её протолкнули в Парламент»[4].
И вот перед нами окончание цикла, новелла «Последняя битва». Здесь, отчасти, проступают и ассоциации со скандинавской мифологией. Но больше – вновь с библейской. И вновь масса интересных образов, актуальных и для нашего времени.
Мы видим, как враги Нарнии калорменцы вводят культ Ташлана, заявляя, что Эслан и Таш – по сути два лика одного бога. Но затем, когда Нарния захвачена, вместо Ташлана появляется бог Таш, которому поклоняются завоеватели.
В новелле есть и своеобразные параллели с явление Антихриста – в образе Лжеэслана. Нарния и проигрывает по сути, когда часть нарнианцев отворачивается от Эслана.
В «Последней битве» и тонкое высмеивание политики сдерживания. Так гномы пытаются помогать тому, кто в данный момент слабее, игнорируя призывы короля Нарнии Тириана о помощи. И в результате они сами проигрывают, разбитые калорменцами.
Впечатляющей выглядит и последняя битва оставшихся верными Нарнии Эслану. В конце же мы видим и переход в вечность. Так Тириан, последний король Нарнии, брошенный врагами в хлев, оказывается не в хлеву, а в ярком солнечном саду, где перед ним предстают образы семи детей, выступающих уже в роли королей Нарнии.
Очень символично отображено обращение Эслана к гномам. Он пытается помочь им, посылает им блага. Но скептически настроенные, неверующие гномы угощения от Эслана принимают за нехорошие вещи. Они не видят пирожные а видят навоз и т.п.
Безусловны параллели со Страшным Судом. И, что не менее важно, пусть и на уровне сказки, Льюис описал Вечность. Тот мир, куда и идут люди.
В «Хрониках» также герои много путешествуют. Можно сказать, что одна из идей книги: Жизнь – это путь. Это и путь из нашего мира в иные («Племянник чародея»), и путь через пустыню («Всадник и его конь»), путь по океану («Поспешащие к восходу»), путь по подземелью («Серебряное кресло»), и вот путь в Вечности («Последняя битва»).
Путешествуя по облакам, герои внезапно видят Нарнию. Но как же так? Она ведь только что погибла? Тогда Дигори Керк поясняет остальным: «Но то была не истинная Нарния  – она родилась и должна была умереть. Та Нарния – только призрак или копия истинной, вот этой, которая всегда была и всегда пребудет; точно также и наш мир, Англия и весь земной шар – только тень или копия чего-то, что существует в истинном мире Эслана <…> Всё, что было хорошего в той, ушедшей Нарнии, всё драгоценное и живое вошло через дверь в эту истинную Нарнию <…> И, конечно, между ними есть различия, такие же как между вещью и её тенью или между сном и явью <…> Новая земля глубже: каждый камешек её или цветок, или былинка исполнены смысла»[5].
Путешествуя по небу, герои словно переходят с одного уровня на другой. Это изображение Вечности. Делая выбор здесь, мы дальше продолжаем жить в Вечности, но это уже будет другая жизнь, так прекрасно и аллегорично изображённая Льюисом. Она не будет статичной, некоей жизнью мифических греческих героев на Островах Блаженных. Нет, делая выбор жизни с Богом, человек в той жизни, приобщившись к Богу, будет дальше развиваться и совершенствоваться. Но как, это уже, скорее всего, непостижимо для нашего сознания
Уже в самом конце книги Эслан поясняет детям, что все они на самом деле погибли в мире теней (т.е. на Земле) и теперь они навсегда останутся тут – в Вечности. Правда и перед ними уже стоял не Лев…
Изображая Вечность, Льюис пишет о детях, попавших туда: «теперь же для них наконец открылась Первая Глава Великой Истории, которой никто на земле не читал – истории, которая не имеет конца, и каждая глава в ней лучше предыдущей». Хочется, чтобы так было у всех, читающих эти строки и не только!
******
О «Хрониках Нарнии» можно говорить много. Безусловно, нельзя её рассматривать как некую сказку, или своеобразную «религиозную агитку». В семи новеллах собрано множество образов, характеров, стран, событий, историй. Тут время и вечность, земля и небо, битвы и плавания, дружба и предательство, колдовство и чудо, подвиг и трусость, покаяние и чёрствость, любовь и ненависть, океаны и материки, горы и пустыни, животные и люди.

Перед нами проходят великаны и люди, короли и простолюдины, нарнианцы и калорменцы, жители нашего мира и сказочного, гномы и фавны, лошади и собаки…
Хроники Нарнии – это величественная песня. Это песня Жизни, Сказки  и Вечности, созданная Клайвом Льюисом.





[1] Цит. по: Хроники Нарнии. Статья в Википедии.
[2] Евангелие от Матфея. XIX, 13-15. См также: Евангелие от Марка. Х, 13-16.
[3] Льюис К. Хроники Нарнии. Книга 1. М.–Спб., 2001. С.37–38.
[4] Льюис. К. Указ. соч. Том 2. С. 400.
[5] Льюис. К. Указ. соч. Том 2. С. 500-501.