December 28th, 2018

"МИР КАК ВОЛЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЕ" ШОПЕНГАУЭРА: ОТ ПРОВАЛА К СЛАВЕ


Мир истории и мир культуры богат многочисленными событиями. И не на всё успеваешь и можешь отреагировать. Многое пропускаешь. Действительно, погружаясь в житейскую суету мы как-то забываем о многочисленных знаменательных датах.
В декабре этого года исполняется 200 лет со дня выхода в свет удивительной книги немецкого философа Артура Шопенгауэра (1788–1860 гг.) «Мир как воля и представление». Есть тексты, о которых сразу говорят и пишут, они становятся классикой моментально. Здесь можно вспомнить «Закат Европы» Освальда Шпенглера, «Бытие и время» Мартина Хайдеггера.
Но  к сожалению, есть книги, которые начинают оценивать спустя несколько десятилетий. Здесь можно вспомнить Дэвида Юма с его «Трактатом о человеческой природе». К таковым книгам относится и главный труд Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление».
Не будем здесь подробно останавливаться на жизни самого философа. Нужно сказать, что путь к философии у него был сложным. Под влиянием отца он сначала вынужден был заняться коммерцией, но затем всё-таки вернулся к тому, что ему нравилось чуть не с детства. И в 1812 г. он защищает в Йене диссертацию «О четверояком корне закона достаточного основания». Правда молодой человек, будучи очень тщеславным, надеялся на литературный успех, однако этого не случилось. Читая биографию Артура Шопенгауэра складывается ощущение, что судьба словно постоянно смиряла его непомерную гордыню, которая, увы, была у этого замечательного философа.
Живя после защиты в Веймаре и Дрездене Шопенгауэр увлечённо работал над своей главной книгой. И вот, в  декабре 1818 г. выходит его главный труд.  Однако автора ждало разочарование.  Из 800 экземпляров его книги «Мир как воля и представление», было распродано всего 150. За пять лет было опубликовано всего три рецензии, в которых были указаны как положительные моменты, так и отрицательные. Но и они оказались почти незаметными. Шопенгауэр даже разбранил одного из рецензентов в очень грубой форме.
Некоторые исследователи, например, И. Лапшин[1], полагали, что именно с этого времени у мыслителя растёт ненависть к профессорам философии. Хотя и в его книге «Мир как воля и представление» видны нападки на философов.  В целом у мнительного Шопенгауэра складывается своеобразная легенда о заговоре всех философов, решивших замалчивать его гений.
Каковы же причины провала Шопенгауэра? Современный биограф философа – Р. Сафрански, анализируя причины неудачного дебюта книги, выделяет следующие моменты.
Во-первых, философия Шопенгауэра фактически звала «назад к Канту», в то время как современники автора «Мира как воли и представления»  полагали, что философия уже переросла кантовскую трансцененталистскую критику познания. Уже успела появиться уверенность, что философия точно знает, каким является реальный мир. Общество, уставшее от революций и войн стремилось к комфорту и покою.
Во-вторых, философия Шопенгауэра, отрицавшая панлогизм, казалось несовременной на фоне всеобщей страсти к историческому мышлению у истоков которого стоял Гегель. Шопенгауэр, в отличие от большинства современников, отказывался видеть в истории последовательное движение к истине. Со своим тезисом об истории как бале маскараде одних и тех же страстей, Шопенгауэр выглядел архаично.
В-третьих, отталкивал и пессимизм автора, его мистическое отрицание мира. Напугали намёки на атеизм в произведениях философа.
В-четвёртых, Шопенгауэр в своём труде буквально обожествлял искусство, но эпоха увлечения им была уже в прошлом.
В-пятых, отталкивала, порой грубая критика Шопенгауэром современников[2].
Через год после публикации  главного труда Шопенгауэр устраивается преподавать в Берлинский университет. Хотя ему были и более удобные предложения. При том здесь он совершает ошибку. Мыслитель испытывает неприязнь к Гегелю и его философии. Желая конкурировать с самим Гегелем, Шопенгауэр ставит на одно время с лекциями великого мыслителя свои занятия. Результат не заставил себя ждать.
Во время первого семестра к Шопенгауэру пришло всего 5 человек, в то время как аудитории, в которых читал лекции Гегель, буквально были переполнены. При том, Гегель читал, в отличие от Шопенгауэра более сложным языком. Однако на занятия  Гегеля шли не только студенты, но и  ветеринары, и страховые маклеры, и чиновники, и оперные певцы, и конторские служащие.  На следующий семестр к Шопенгауэру не пришёл ни один студент. Это был провал.
Так совпали в жизни Шопенгауэра две неудачи – научная и преподавательская. Сюда же можно добавить и две существенные неурядицы в личном и бытовом плане. Это и тёмная история со швеёй, обвинившей философа в нанесении её телесных повреждений (Шопенгауэр столкнул её с лестницы, устав от назойливого поведения швеи, при том она подала на него в суд, только когда узнала о том, что у мыслителя огромное состояние). Это и запутанные отношения с хористкой Каролиной Рихтер, в результате которых Шопенгауэр вечно терзался ревностью.
Всё это и привело к тому, что начало 1820-х гг. оказалось для философа очень тяжёлым в психологическом плане. На целый год философ оказался прикован к постели. Но в такой сложной пограничной ситуации философ смог выработать целую стратегию по выходу из кризиса. Мыслитель с временем переезжает во Франкфурт-на-Майне, где и живёт до смерти (21 сентября 1861 г.), работая над вторым томом своей главной книги, и над другими произведениями. Благо у него было большое наследство, доставшееся ему после смерти отца.
Но постепенно ситуация меняется. И мы видим, что уже в середине 1840-х гг. возрастает интерес к философу и его творчеству. Тем более, что в 1844 г. в свет выходит двухтомник  философа (««Парерги и Паралипомены»  –  два тома статей, в которых разъяснялась и дополнялась система Шопенгауэра).
У Шопенгауэра появляются новые приверженцы. Более того, книги Шопенгауэра переводят, о нём читают публичные лекции, начинают излагать его учение в университетских курсах. Рихард Вагнер посвящает ему своё произведение «Кольцо Нибелунгов». Даже некоторые писатели обращаются к Шопенгауэру как к жрецу новой религии.
Каковы причины роста популярности Шопенгауэра? Распространённым является подход, согласно которому, после революции 1848–1849 гг. в Германии наступил пессимизм, депрессия. И философия Шопенгауэра оказалась очень своевременной. Но, например, Р. Сафрански отвергает данный подход. По его мнению, в прусских землях наблюдался оптимизм. Ситуация заключалась в другом.  Наметилась тенденция отхода от абстрактных идей, схем, олицетворением которых была философия Гегеля. Учёные всё больше обращаются к фактическому материалу. Интересны эмпирические исследования в политике, науке. Интерес привлекают и рассуждения Шопенгауэра о человеке и счастье.

Теперь непосредственно о самой книге «Мир как воля и представление». Ещё в предисловии Шопенгауэр предупредил, что прежде чем его читать, необходимо прочесть хотя бы Канта. А в идеале ещё и Платона, а также и Веданту.  Однако помимо них, на наш взгляд, для понимания «Мира как воли и представления», желательно прочесть и ещё ряд произведений  Шопенгауэра («Афоризмы житейской мудрости»).  Можно обратиться и к прекрасной книге Ф. Ницше  «Шопенгауэр как воспитатель».
Мир для Шопенгауэра – своеобразная воля к жизни, проявляющаяся и в природе и в человеке. Она ведёт и нас и природу. Но ни волю, ни мир в целом познать нельзя. Мы можем видеть вокруг не саму волю к жизни, а её проявления. При том так, как это представляется нам. Точно также всё то, что происходит с нами мы воспринимаем не так, как это произошло на самом деле, а так как нам это видится. Мы выстраиваем определённую картину, и уже отталкиваемся от неё.
Это касается и того, что происходит с нами. На самом деле нас беспокоит не происшедшее с нами, а наши мысли, переживания. Конечно страдание неизбежно по Шопенгауэру. Почему? Воля к жизни стремится к своей реализации, и человек, являясь своеобразной игрушкой в её руках, испытывает постоянные потребности разного рода. Однако не все эти потребности удовлетворяются, поэтому они и вызывают страдания. В свою очередь, удовлетворение какой-то потребности вызывает скуку. Так человек и движется между страданием и скукой.
При том человек должен осознать, что страдание вечно, поскольку вечна и воля к жизни. Страдание лишь меняет формы, но фактически оно неизбежно. Уход одной горести ведёт к другому огорчению.
При этом сам человек, порой виноват в своих страданиях, не желая понять, что все страдания есть своеобразное порождение самого человека. Его представление о боли и т.п.
Таким образом, поскольку корень страданий – в сознании индивида, то перед ним есть выходы. Во-первых, это перестройка своего сознания. Смирение с тем, что страдания вечны и неизбежны, принятие своего тяжёлого груза. Другими словами, человеку надо научиться воспринимать эти горести как должное, тогда ему будет легче. Во-вторых, можно справиться и с волей к жизни. Но это уже под силу аскетам, монахам. В свою очередь, через Шопенгауэра можно понять и Ф. Ницше.
В целом, книга поражает обилием фактов, подтверждающих основные тезисы Шопенгауэра и характеризующих огромную эрудицию философа. Но, вместе с тем, порой тонешь в таком море информации, не схватываешь главную идею. Заметно и почти полное игнорирование истории как таковой.
Правда не может не восхищать и прекрасный литературный стиль автора.  Не случайно, историк философии Вильгельм Виндельбанд так писал о Шопенгауэре: «Ни один мыслитель философской литературы всех народов не умел формулировать философскую мысль с такой законченной ясностью, с такой конкретной красотой, как Шопенгауэр. У него был дар представлять в действительно блестящем и прозрачном изложении множество принципов, не созданных им самим, а лишь переведенных со школьного языка, и облекать общее мировоззрение немецкого идеализма в такие меткие выражения, которые не могли не оказать своего влияния, когда сочинения Шопенгауэра стали распространяться среди широкой публики»[3].
Не случайно и М. Хайдеггер характеризовал Шопенгауэра как больше писателя, нежели философа. Здесь же можно привести и такой факт, что у Льва Толстого в рабочем кабинете висел на стене портрет Артура Шопенгауэра, единственного из всех философов[4]. Наверное блестящим литературным языком отчасти и можно объяснить интерес к Шопенагуэру в России на рубеже XIXXX вв.

Хотя философия Шопенгауэра и подвергается критике, но мыслитель фактически стоял у истоков нового направления в философии, получившего распространение в наше время – философии иррационализма. Из Шопенгауэра вышел Ф. Ницше – мыслитель, по сути создавший ХХ век. Именно «Мир как воля и представление» по сути «пробудила» Фидриха Ницше, точно также, как чтение Дэвида Юма «пробудило» И. Канта.
Философия Шопенгауэра особенно востребована в сложные, пессимистические и драматические  периоды. Так и в России, к идеям немецкого мыслителя обратились в 1870-х гг. в связи с кризисом философского оптимизма и широким распространением «нигилистических» взглядов[5]. Правда, по замечанию Б.В. Межуева, если на Западе Шопенгауэр сыграл роль предтечи философского иррационализма и «философии жизни», то в России, наоборот. Влияние Шопенгауэра на русскую философию «способствовало укреплению в ней традиции классического рационализма и платонизма»[6]. Здесь можно добавить, что сильное влияние на себе испытал, например, В.С. Соловьёв, создавший первую русскую категориально-понятийную систему.
Заканчивая разговор о книге А. Шопенгауэра и её значении, можно отметить несколько моментов.
Безусловно, философия Шопенгауэра во многом спорна и вызывает полемику. Автор порой загромождает текст фактами. Раздражает и  постоянное выпячивание своих заслуг. Однако перед нами превосходный философский тест. Чтение которого доставляет безмерное интеллектуальное и эстетическое наслаждение. Общение с книгой Шопенагуэра, это праздник. И это та книга, которую хочется перечитывать. Тем более, что и автору этих строк пришлось два года подряд перечитывать «Мир как волю и представление». Ни с одной книгой такого не было. Обычно перечитывал книги через несколько лет. А здесь…    Величественная картина, созданная немецким философом, буквально завораживает.
И последний момент. Эта книга, как и биография автора, дают нам ряд уроков. Порой путь к вершине лежит через многие годы тяжёлого труда, жизненных сложностей… Шопенгауэр не сломался от всех этих неудач, выстоял, и застал то время, когда к нему пришло признание. Правда, Отчасти, этому способствовало его чрезмерное самомнение, тщеславие. Но это уже тема особого разговора. Так или иначе, перед нами гениальный текст, дающий самую разнообразную пищу для размышлений и отражающий, как и любая другая книга, характер её творца.




[1] Лапшин И. Шопенгауэр / Артур Шопенгауэр. Афоризмы. Мир как воля и представление. Минск, 2011.
[2] Сафрански Р. Шопенгауэр и бурные годы философии. М., 2014. С.368–371.
[3] Виндельбанд В.  История новой философии. Том 2. От Канта до Ницше. М., 2007. С. 374–375.
[4] Спиркин. Философия. М., 2002. С. 161.
[5] Межуев Б.В. Шопенгауэр в России /Русская философия. Энциклопедия / Под общ. ред. М.А, Маслина. М., 2014.   С. 780.
[6] Межуев Б.В. Указ. соч.