November 15th, 2017

ТРОЦКОГО НЕ ЖАЛКО, А ИСТОРИЮ - ДА

Я изначально не люблю ни Троцкого, ни вообще революцию, ни вообще революции – и сериалы наши тоже не люблю. Посему задавать мне вопрос – понравился ли мне фильм? – бессмысленно. Вот кабы двумя годами раньше спросили – а стоит ли его снимать…
Но нас же не спрашивают. Им же надо бюджет осваивать. Тем более – к такой дате.


Те, кто приложил руку, говорили, что хотели показать «яркую, кровавую и сексуальную» фигуру, а исторической точности сознательно не придерживались.
Что ж – тут не обманули.
Именно из-за декларированной «сексуальности» я выбрал именно «Троцкого», а не шедший в то же время по другому каналу сериал про другого вождя. Тоже восемь серий – но не так игриво, хотя главный герой монахом тоже не был. А Троцкий – так тот и с Фрейдом пообщаться сподобился.
В какой-то мере и начинается фильм по-фрейдистски эротично. Бронепоезд Троцкого горячим чёрным червём вгрызается в снежную толщу России. В поезде едет и Лариса Рейснер. Самыми откровенными секундами, бывшими в анонсе, при показе пожертвовали. Даже сам анонс подкорректировали. Но в Сети можно первозданный вариант. А в отредактированном ролике провокативные слова Рейснер наложены на кадры кокаинистской вечеринки времён европейской эмиграции главного героя. Наркота «безопаснее» секса? Ну-ну. А чего испугались? «Матильдой» ушибленные? Так ведь не Государь император в кадре, «волны возмущений» не будет. Троцкий и Рейснер – те не испугались бы.

Рейснер читает попутчику стихи Гумилёва. Логично. Если Рейснер – то Гумилёва. И это уже было. В «Оптимистической трагедии», пьесе из советской хрестоматии, шедшей во всех театрах, кроме кукольных.
«Комиссар. Тех, кто, «бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвёт пистолет, так что золото сыплется с кружев, с розоватых брабантских манжет». Так?
Командир (задетый). Очень любопытно, что вы наизусть знаете Гумилёва…»
А чего удивляться?
Знаем же, с кого Комиссара писали.
 Логично и предсказуемо.
Большинство биографических фильмов – тоже предсказуемы. Строятся по нехитрой схеме – иллюстрируют хронологию чьей-то жизни. События не всегда идут в строгой очерёдности – как и в этой ленте. Америку не открыли – но всё же позанятнее вышло. И иные «находки» есть – как, например, постоянные беседы Троцкого с призраками. Обвинительными галлюцинациями являются ему то Фрейд, то Ленин, то родной отец. Правда,  и эти находки давно найдены. Герой хуциевского «Мне двадцать лет» встречается с давно погибшим отцом, а из недавнего можно вспомнить байопик «Жизнь и смерть Питера Селлерса» (Селлерса и его призраков играл Джеффри Раш, чуть ранее ставший Троцким в «Фриде»). С точки зрения кинематографии, монтажа – тоже ест попытки уйти от телевизионного среднего уровня. Но всё равно в основе – старая схема. И очень наглядная –  интервьюирующий старого Троцкого фальшивый журналист (и будущий убийца) начинает каждую серию: «Поговорим о Брестском мире», «Поговорим о Щастном».
А вот самый интересный момент оказался упущенным. Когда произошёл перелом в Троцком? Когда в безжалостном адепте мировой революции, давившем всех своим бронепоездом, шевельнулось что-то человеческое – и он сделать попытку пожалеть? Пожалеть голодающее Поволжье, арестованных профессоров, того же Гумилёва и Блока (поэтов спасти, увы, не успел). Тогда, когда ему на триумфальный митинг еле-еле собрали полтора десятка запуганных до полного безразличия местных жителей? Тут могли бы и чётче, выпуклее сделать.
Ну а про не внутреннюю, а внешнюю, всем явную историю уже говорилось – «сознательно не придерживались», «допускали вольности».
Троцкий и Скалон едут в Брест-Литовск в одном купе. В действительности Троцкий присоединился к мирным переговорам уже после самоубийства генерала. Но киношный Скалон эффектно стреляет себе в висок на глазах у главного героя. Перед этим наводил ствол на него – не смог. И в том самом купе – тоже не смог.
Не у одного Скалона не вышло прикончить многосерийного пламенного революционера. Не получилось это у дореволюционных провокаторов, не получилось у послереволюционных кронштадтских матросов. А получилось только у … самого Троцкого. В финальной сцене он, уже зная, что проникший к нему в дом журналист фальшив, сознательно злит собеседника, провоцирует, лупит по нему тростью – как будто дразнит ту самую змею, о которой говорил раньше, – и тот в конце концов хватается за висящий на стене ледоруб. Сам ускорил неизбежное. Сам помог выполнить сталинское задание. Хотя реальный Меркадер принёс ледоруб под плащом и ударил сидящего Троцкого сзади.
Да и с датой тут напутали. То есть – «допустили вольность». Не 21 августа дело было, а 20. Раненый Троцкий прожил ещё сутки. Допустим, фактическое самоубийство киношного Троцкого – такой вот сценарный ход. Но дату-то зачем менять?
Тем более, что даты у Троцкого – очень правильные. Родился 26 октября (в двадцатом веке оно стало 7 ноября). Да, к своему дню рождения революцию подгадал. Вернее – подтянул. Это тоже можно было ярче подать. Ну а покинул наш мир 21 августа. Именно в этот день – в 1991 году – перестала существовать советская власть. Всё сходится. Отождествлял себя с революцией – и доотождествлялся.

Да, кино – это кино, искусство, вымысел, фантазия, а не документ, не протокол, не стенограмма. «История – это гвоздь, на который я вешаю свои сюжеты». Автору этих строк удавалось создать вполне качественное развлечение, на звание серьёзного историка он и не претендовал. Но показанный к юбилею важнейшего – какой знак ни поставь – исторического события сериал – он же не только развлечение? Хотя главного героя, признаются создатели, подавали как харизматичного рокера в кожанке.
Что к этому событию, к революции привело? Что двигало этими бунтарями? Неудовлетворённое либидо? Непомерное тщеславие? Зависть? Глупость? Или и впрямь какие-то идеалы? Сто лет прошло – а все ответы не найдены. Поиск тоже важен – но когда он сопровождается явными расхождениями с непреложными фактами – в результат заранее не веришь.
Искусство искусством, но… Как понять – где «сценарные задумки», а где просто небрежность? Где сознательная вольность – а где сознательная фальсификация?
А я не все нестыковки и «ляпы» назвал. Уже молчу про подчас абсолютное портретное несоответствие исторических персон их экранным воплощениям, про то, что не весь современный маникюр убрали, про топорно сработанные якобы исторические газеты. Неужто бюджета не хватило?


Я журналист -  и халтурка с газетами меня особенно удручает.
Найдите десять отличий.


Это руки крестьянки времён гражданской войны?
Снова вспомню купе с Троцким и Скалоном. С Хабенским и Безруковым. В первый раз Хабенский стал Троцким в «Есенине».

С тех пор Хабенский и Безруков играли вместе в «Иронии судьбы – 2», в «Адмирале». Там партнёршей Хабенского была ещё и Боярская, которой здесь нет – но есть её муж, как раз Меркадера играет. Так что его взмах ледорубом можно расценить как воздаяние.
Ещё про семейственность. Забавно, что жену Троцкого играет актриса, которая в действительности является супругой актёра, играющего Ленина. Верно говорили – у большевичков женщины общие.
А Гармаш повторяется. Начальник тюрьмы объясняет юному смутьяну, что никакой свободы давать народу нельзя. У меня было стойкое дежа вю – но я быстро вспомнил, что года два назад он играл милиционера, который вот так же сидел напротив молодого Довлатова и вот так же втолковывал, что «дай нам свободу – мы друг друга переубиваем». Ничего не меняется.
Я уже говорил – на Троцкого и прочую красную братию мне наплевать. Предлагаю ещё на сто лет о нём забыть. Я бы и за кино о нём не переживал, но… Это всё-таки история, наша история. Не нравится мне, когда её вот так… произвольно. То ли к дате, то ли ради прибыли. И не в одном же «Троцком» историю переформатируют. А видишь, что в продюсерах тот, кто не первое десятилетие является символом дурновкусия…
Я когда-то, ещё в середине девяностых писал, что журналистикой не может заниматься всякий. Буквы знать – этого ещё недостаточно. Вот и кино – историческое – не всем за него браться позволительно. За хохмачество всякое – ещё ладно. Но не за историю.

Михаил ГУРЕВИЧ
  • Current Music
    Из телевизора

НЕМНОГО О XV ПАНАРИНСКИХ ЧТЕНИЯХ (9-10 НОЯБРЯ 2017 г.)

XV Панаринские чтения «Выбор национальной стратегии в условиях глобальной нестабильности  и цивилизационное наследие России» проходили в Москве 9–10 ноября 2017 г. Первый день (9 ноября) они проводились в МГУ на философском факультете.
Начало Панаринских чтений пришлось пропустить т.к. ездил в «Летний сад» за своей монографией – вышла моя книга об Александре Панарине («Россия и мир в творчестве Александра Панарина»).  Отчёт о начале как раз опубликован на сайте «Русская линия» – http://ruskline.ru/news_rl/2017/11/10/vybor_nacionalnoj_strategii/
На философский факультет попал уже в 11.45. (т.е. пропустил от начала минут 40).
Зал был почти полон. Как это часто и бывает на таких мероприятиях – люди приходили и уходили. Присутствовали гости из Франции. Тем более, что у них были и доклады посвящённые французской и русской революциям.  Нужно сказать, что часть французских, как и русских, историков негативно оценивает Великую Французскую революцию.  Когда был недавно в Русском клубе, то говорил уже, что во Франции уже отказались от термина «Великая». Говорят просто – Французская революция, т.к. признаются не только её достижения (вся современная Европа из неё вышла – в т.ч. и в хорошем смысле) но и недостатки (массовый геноцид в Вандее, что в советское время не афишировалось; экономический спад во Франции – она была отброшена на многие десятилетия назад и по сути дела так и особо не оправилась больше, хотя до того в 17-18 вв. шла почти нога в ногу с Великобританией и другое).
Не случайно и один из французских гостей – историк  Филипп Пишо-Бравар  (доклад «Ленин, якобинский террор и резня в Вандее») отметил, что целью Французской революции было создание человека нового типа. Цель была изменить – людей, вещи, слова. Потом этот е проект начал реализовываться и в России.
Много расписывать здесь не буду.
Выступали и политики. Например, депутат ГосДумы – Малышева Наталья Александровна (от партии «Справедливая Россия»). Организатор чтений – В.Н. Расторгуев, профессор МГУ, друг и ученик А.С. Панарина отметил, что из всех парламентских партий (или вообще всех, точно не помню слова) именно «Справедливая Россия» стремится выполнять некоторые идеи А.С. Панарина, и сам С.М.  Миронов часто обращался к трудам Панарина.
Н.А. Малышева рассмотрела тему социальной справедливости. Она отметила, что А.С. Панарин считал русский народ стихийным социалистом, но по сути дела большевики подменили эти идеалы своим учением. Но всё равно народ стремится к социальной справедливости. В духе Панаринских чтений было сказано, что Революция нанесла удар русской цивилизации (об этом на ПЧ говорят постоянно). Н.А. Малышева напомнила и одну из мыслей А.С. Панарина – революция – это взрыв в ходе которого носители традиционной морали вытесняются отщепенцами, стремящимися привнести свои ценности.
Выступала и супруга А.С. Панарина, профессор МГИМО, доктор философских наук  – Н.Н. Зарубина, отметившая, что для Панарина главными принципами научной работы были:
– служение народу (а не пресловутым «потребностям бизнеса и власти» – добавил от себя, по смыслу так можно было сказать, тем более, что позднее Н.Н. Зарубина отметила, что по данным соцопросов власти нужны в основном технологии манипулирования);
– сосредоточенность на исследовании исторической судьбы России.
Интересным получился доклад доктора философских наук, профессора Донецкого пединститута  – Д.Е. Музы, рассмотревшего историософские взгляды А.С. Панарина. По мнению Д.Е. Музы, для А.С. Панарина главной моделью истории должно быть восхождение к христианским ценностям. Данный подход А.С. Панарин противопоставлял  марксистской модели (история как закономерность), своеобразной ультралиберальной (история, как социал-дарвинизм, как естественный отбор).
Был и ещё ряд докладчиков. После обеденного перерыва (с 14-15 чч.) началась работа секций.
Там также было много интересных докладов. Например, два доклада, посвящённых русскому космизму, сопоставлению Н.Н. Моисеева и А.С. Панарина (канд. филос. наук А.Г. Сытин). Полемику вызвал доклад доктора философских и юридических наук В.И. Жукова о традиционных ценостях и современном государстве.
Можно также отметить и презентацию ряда книг в т.ч.  В.Н. Расторгуева, Д.Е. Музы, Т.В. Беспаловой.

Состоялась и презентация моей книги «Россия и мир в творчестве Александра Панарина». Очень рад, что она вышла так своевременно!
Во второй день работа прошла в двух точках – Институте Наследия и в Государственной Думе.  В.Н. Расторгуев включил меня в число участников Круглого стола в Государственной Думе. Тема Круглого стола: «Глобальный мир в XXI веке: возможен ли позитивный сценарий». Заседание проходило в Комитете Государственной Думы по Международным отношениям.
Получился интересный разбор на научной основе как позитивных, так и негативных сценариев развития глобального мира.
В целом народу было немного. Недолго присутствовал и один из руководителей круглого стола – депутат ГосДумы В.В. Милонов. Он в ходе своего выступления сообщил, что планирует выступить с идеей установления памятника А.С. Панарину на его родине – в  Горловке (это сейчас Донецкая Народная Республика).
Как всегда интересными были выступления В.Н. Расторгуева и Д.Е. Музы. В.Н. Расторгуев говорил о планировании и прогнозировании в целом, что это  такое и по каким критериям они должны осуществляться. А Д.Е, Муза, отталкиваясь от работ А.С. Панарина (и не только) отмечал, что позитивные сценарии возможны, но только с опорой на традицию, на религию. 
Также выступали вновь два французских учёных. Были представители от  Всемирного русского народного собора, профессора ряда университетов.
Конечно, выступавшие указывали и на негативные сценарии и на сложность современного мира. Например, у нескольких звучала мысль, что  мир в ХХI веке может стать временем торжества антиутопий (Дж. Оруэлла, А. Замятина). Идёт дехристианизация Европы (что подчёркивали и наши выступавшие и французские гости). Правда как полемически заметил профессор МГУ, доктор философских наук  Шамшурин – а стоит ли говорить о дехристианизации? Может и христианства-то не было в Европе а было сокрытое католической символикой язычество. 
Но понравилась мысль А.Б. Рудакова (Всемирный русский народный собор) – Россия в отличие от Запада находится в более выгодном положении так как здесь учёным больше позволяют обсуждать какие-то вопросы. Поэтому Россия и может в идеале создать такую интеллектуальную платформу на которой будут вестись обмены мнениями между представителями различных направлений.
Много и отечественные и французские авторы говорили о  диалоге культур, лучше сказать, традиций. Так один из французских гостей сказал, что Россию и Францию сближает то обстоятельство, что две страны – своеобразные лёгкие Европы. И Франция и Россия долгое время были оплотами христианства в Европе.
Политолог М.В. Восканян отметила необходимость диалога внутри страны и ещё по одной причине: очень часто те консервативные силы, которые предлагают альтернативные либеральному варианты развития шельмуются в СМИ, оцениваются как экстремистские.  Поэтому и нужен диалог разных идейно-политических течений.
В целом можно сказать, что участники Круглого стола, признавая негативные моменты, указали и на наличие позитивных сценариев. Связав их с диалогом культур и мнений, а также с обращением к традиции, к религии. 
Круглый стол шёл примерно часа 2 и уже около 15 ч. я покинул «вершины власти».
Вот если кратко о XV Панаринских чтениях. Нельзя сказать, что народу было много по сравнению с прошедшим годом. Также в очередной раз наблюдаю ещё один грустный момент – подавляющее большинство участников (примерно 90 % участников) – из Москвы и Санкт-Петербурга (больше, конечно, из Москвы). В этот раз примерно два участника были из Донецка и Луганска, один из Ополья и один из Кирова (если судить по программе Чтений). В прошлые годы картина была примерно такая же (разве что, ещё было 2-3 человека из Крыма). А где участники из других городов? Знаю, что в Ростове-на-Дону занимаются А.С. Панариным – встречал 2-3 авторов. И всё. Т.е. по сути пока в стране мало кто занимается наследием А.С. Панарина в провинции. Что конечно же грустно.
Но как и в прошлый годы были интересные выступления. В т.ч. и иностранных гостей. Из иностранцев обычно присутствуют сербы и французы. Некоторые доклады вызывали полемику. Как и в прошлый годы радовало, что на чтениях присутствовала и молодёжь, в т.ч. и среди докладчиков. Это внушает надежду на то, что интерес к творчеству А.С. Панарина будет поддерживаться и дальше. Может со временем он выйдет за рамки Москвы и Санкт-Петербурга. Хотелось бы надеяться.
 
rome

Таберна, домус и инсула в Древнем Риме

Еще в начале декабря я у себя в ЖЖ написала серию заметок по одному присланному мне вопросу. Мне предложили перепостить в "Античность" - вот кросспост.

Вопрос: Насколько взаимосвязанными были процессы происхождения древнеримского domus и taberna из какого-то первоначального типа жилища? И результатом трансформации какого из них стало появление insula?

Collapse )

Продолжение кросспостить не буду - они более "прикладные". Но если кто заинтересуется вопросом, то:
Часть 2. «Торговая инсула» - Рынок Траяна
Часть 3. Таберна, домус и инсула в Помпеях