June 27th, 2017

ВСТРЕЧА ДВУХ МИРОВ


 Летом решил прочесть сборник новелл Теофиля Готье (1811-1872) «Два актёра на одну роль».
Книга оставила прекрасное впечатление. Это сочетание и мистики, и приключений, и детектива. Здесь и дух современности, и античности, и Средневековья. Это и юмор, и спокойная беседа, и жёсткая критика, и памфлет, и даже отчасти меланхолия.  Автор писал новеллы в эпоху, когда трясло и саму Францию и Европу: революции, перевороты. Но это было и время наступления капитализма со своей этикой, бытом. В такие эпохи часто тянет обратиться к прошлому. А где-то и поностальгировать по нему, повосторгаться им. Отсюда, отчасти, понятны обращения автора к романтизму, воспевание чувств, страстей, а также преклонение перед миром античности. Тем более, что в XIX в. как раз происходил расвет антиковедения. Шли раскопки в Помпеях и других ородах, творили такие превосходные историки как Т. Моммзен, Р. Нибур, Ю. Белох и многие другие.
Но, кроме того, в такие казалось бы прозаичные времена танет и к сказке, легенде - что мы и видим у автора во многих его новеллах.
И, кроме того, занимая определёную общественную позицию, автор не мог не выражатьи её в творчестве, что также заметно по некоторым новеллам.
Наверное одна их самых ироничных – «Даниэль Жовар». О начинающем писателе, который решил стать классиком, решил прославиться. «на путь истины» его наставил один из его друзей, светский лев, человек отчасти циничный. Он объяснил Даниэлю Жовару, что быть писателем – единственная профессия, не требующая обучения («достаточно знать французский и кое как грамматику). Дал ряд «дельных» советов, как прославиться.
В какой-то степени новелла – своеобразный памфлет против «законодателей мод», людей занимающихся не творчеством, а всего лишь выкачиванием денег из населения.
«Эта и та» – своеобразная пародия на роман о «высокой страсти» или «высокой любви». Молодой человек (Родольф) гонится за идеалом, создав его сначала в своём воображении. При том он убеждён, что должен безумно любить этого человека, он жаждет высоких чувств, кипение страстей.
И вот, «объект поклонения», после долгих поисков найден. Но она замужем. И тут опять герой ждёт страстей, ревности и т.п. Он желает «приступом брать» замужнюю женщину, да ещё вызывая ревность со стороны мужа. Но и женщина легко принимает его ухаживания и уступает его напору, и муж делает вид, что ничего не замечает. Герой разочарован. Всё не то, чего он ожидал.
А гоняясь за идеалами, он и не заметил, что в его же доме живёт верная служанка, которая любит его, и которая может также страдать, переживать. Осознав это, он по достоинству оценивает любовь молодой девушки.
«Которая из двух» – по-своему грустная новелла. В ней идёт речь о двух сёстрах, так дополняющих друг друга, что их поодиночке сложно представить. Любить их возможно только вместе. И поэтому главный герой так и не мог принять решение – в кого из двух влюбиться. Можно сказать, что это новелла о несамодостаточных людях, являющихся лишь «приложением», «дополнением» к другим людям, и не имеющим своей самости.
«Соловьиное  гнёздышко» – наверное и легенда, и притча, и просто новелла. Она о двух девушках, прекрасно певших. Однажды с ними попробовал поспорить соловей, но проиграв спор, он умер. Правда, перед смертью попросил их вырастить его птенчиков. Дети умершего соловья по сути губят девушек. Они так начинают петь, что последние всё больше увядают и постепенно умирают.
«Ночь, дарованная Клеопатрой» – грустная история, основанная на легенде о «любовниках» Клеопатры (также нашедшей отражение у А.С. Пушкина в «Египетских ночах»). Согласно преданию, Клеопатра однажды позволила влюблённым в неё мужчинам провести ночь с нею, в обмен на их жизни.
Здесь и история безответной любви молодого юноши к великой царице, и своеобразная история о встрече двух миров. Мира Игры и мира Чувств. Для царицы Египта всё происходящее – всего лишь игра. А для Мериамуна – чувства, ведущие к гибели.  Клеопатра, устав от обыденной жизни, ищет развлечений и находит. Видя влюблённого в себя юношу (Мериамуна) позволяет ему провести с ней ночь, испытав затем на нём действие своего яда.
Концовка отчасти выглядит неестественной,  но в целом новелла интересная. В ней, как и в других рассказах, просматривается восхищение автором античной историей, преклонение перед нею, как эпохой гигантов.
«Наш мир совсем мал по сравнению с миром античным, наши празднества убоги рядом с подавляющей роскошью римских патрициев и азиатских владык; обычные их трапезы показались бы теперь разнузданными оргиями, и современный город прожил бы целую неделю остатками от ужина, предложенного Лукуллом нескольким близким друзьям. Нам, с нашими жалкими привычками, трудно представить себе образ жизни этих гигантов, когда осуществлялось все, что только в силах создать воображение, все самое смелое, самое невероятное и чудовищно превосходящее рамки возможного. Наши дворцы — конюшни, в которые Калигула не поставил бы своего коня; самый богатый из нынешних конституционных монархов не может сравниться по роскоши с римским проконсулом или мелким сатрапом... Теперь же, когда мы лишены ослепительного зрелища всесильной воли, лишены созерцания человеческой души, малейшее желание которой выливается в баснословные дела, в чудеса гранита и бронзы, — теперь мир глубоко и безнадежно скучает; царственная фантазия человека нигде не видит своего воплощения».
«Золотое руно». Повесть о Тибурции – молодом человеке, поклоннике искусств. Хотя юноша и был влюблён в картины, всё-таки наконец он решил найти себе спутницу жизни. Но где её искать? По образцам искусства. Тибурций случайно посмотрел выставку картин нидерландского художника Пауля Рубенса и решил поехать в Бельгию и Голландию, и искать там свой идеал, отображённый великим художником.
Описывая «одиссею» Тибурция автор конечно шутит. Но отчасти его шутки выглядят актуально. Например, так Готье пишет о посещении Тибурцием Брюсселя «Он встретил несметное множество негритянок, мулаток, квартеронок, метисок, полуиндианок-полунегритянок, женщин с желтой, медной, зеленой и палевой кожей, но ни одной блондинки…». Напомним, что события происходят примерно в 1830-х гг., когда про мигрантов в Европе почти не говорили.
Разочаровавшись Тибурций даже говорит огорчённо:
Стало быть, за блондинками надо было в Африку ехать!
Правда по поводу «смуглых андалузок» автор поясняет, что их обилие в Брюсселе объясняется наследием испанского владычества в Нидерландах.
Интересны и иные наблюдения автора. Связанные как раз с такими людьми, влюблёнными более в образы, нежели в реальных персонажей: «Уже довольно давно духовной пищей ему служила поэзия слова и красок, и он мог бы заметить, что общение с абстракциями не слишком питательно. Разумеется, куда проще было бы остаться в Париже и влюбиться, как все, в хорошенькую, или даже некрасивую, женщину; но Тибурций не понимал Человека в подлиннике, поэтому читал его только в переводах. Он очень тонко разбирался во всех разновидностях людей, воссоздаваемых в творениях великих мастеров, но, встретив прототипы этих людей на улице или в обществе, он бы их не заметил; словом, будь он художником, он рисовал бы заставки к стихам поэтов; будь он поэтом, он писал бы стихи о картинах художников. Искусство покорило его, когда он был еще совсем молод, оно его испортило и исковеркало; при наших чрезмерно утонченных нравах, когда мы чаще соприкасаемся с произведениями рук человеческих, чем с созданиями природы, такие характеры распространены гораздо больше, чем принято думать».
Во время поисков Тибурций влюбляется в образ Марии Магдалины на картине Рубенса «Снятие с креста». Он часами простаивает около картины, не замечая никого. Но и поиски невесты продолжает. Наконец невеста найдена. Красивая фламандская девушка по имени Гретхен. Она отвечает взаимностью на его чувства. Молодые люди встречаются. Но счастливы ли они? Всё-таки образ реальной девушки Тибурцию заслоняет копия с картины. Магдалина, запечатлённая На полотне Рубенса так и стоит перед глазами Тибурция.
Но к счастью,  Гретхен разобралась в ситуации. Поняв суть «болезни» своего возлюбленного, она смогла излечить Тибурция. Так она говорит своему жениху: «вы не влюбленный, вы только художник! То, что вы принимали за страсть, было лишь поклонением форме и красоте; вы влюбились в талант Рубенса, а не в Магдалину; в вас томилось, ища себе выход, призванье художника, оно-то и вызывало эти безудержные порывы, над которыми вы не властны. Отсюда и больные причуды вашего воображения. Я поняла это потому, что полюбила вас. Любовь — это женское дарование, ум женщины не бывает поглощен себялюбивым созерцанием! <…> Вы ведь когда-то занимались живописью, возьмитесь снова за кисть. Вы запечатлеете ваши мечты на холсте, и все эти треволнения уймутся сами собой».
Рассказ важен для многих людей, кого давят образы, в т.ч. и образы прошлого. И важно зачастую понять, что это за образы, и попытаться бороться с ними в т.ч. и через творчество.
«Двойственный рыцарь» – это уже больше легенда. Суровая северная легенда. От неё так и веет духом Средневековья. Но в ней есть что-то и  от притчи.
В одной рыцарской семье родился мальчик. Но перед этим дом посетил странный гость. Молодой мужчина, но очень зловещего вида, от взглядов которого хозяйке было не по себе. Когда ребёнок родился, то волхвы сказали, что у мальчика будет две звезды – зелёная и красная. Одна – знак Добра. Вторая – знак Зла. Добро и зло будут постоянно бороться в этом рыцаре. Так оно и вышло. Сегодня молодой человек кроток и смирен, а завтра страшен в гневе.
Наконец невеста объясняет юноше,  что в нём живут два рыцаря, и ему надо определиться. Кем же он хочет быть. Она объясняет, что не может же выйти одновременно замуж за двух мужчин. Юноша вступает в бой со своим злым двойником и побеждает его.
В какой-то степени рассказ напоминает и индейскую притчу о двух волках, борющихся в сердце каждого человека. Можно увидеть и ещё один смысл. В каждом из нас борются два рыцаря. И часто именно любовь помогает победить Рыцаря Зла.
«Два актёра на одну роль» – мистический рассказ об актёре, игравшем роль дьявола. Кончилось всё тем, что сам дьявол подменил собой актёра и вышел на сцену.
Новелла очень специфическая, хотя в целом и укладывается в канву новелл Готье – встреча разных миров. Реального нашего мира и иных.
«Ножка мумии» – и это мистическая новелла, в которой происходит встреча двух миров. Главный герой покупает в антикварной лавке ножку от египетской мумии, в качестве подставки для предметов на столе. В результате происходит встреча юноши с египетской принцессой. Девушка забирает свою ступню, и предлагает юноше отправиться в прошлое или в загробное царство. В последнем главный герой встречается с древними правителями Египта, в т.ч. и с отцом принцессы. Юноша ради прекрасной девушки готов оставить настоящий реальный мир, готов уйти в прошлое. Он просит руки девушки, но фараон отвечает, что между ними расстояния в тысячи лет, и отказывает юноше.
Отчасти можно уподобить данную новеллу «теории струн» в физике и в истории. Через отдельные предметы происходит связь разных эпох в прошлом и настоящем.
«Тысяча вторая ночь» – новелла в новелле. К главному герою приходит Шахерезада и просит его рассказать сказку для тысячи второй ночи, дабы она записала её для шаха т.к. тот требует ещё сказок.
«Листки из дневника художника-недоучки» – сатирический рассказ о жизни ученика художника, наконец нашедшем свой стиль.
«Клуб гашишистов» – и вновь встреча с иными мирами, но уже в результате употребления главным героем гашиша в кампании таких же как он любителей острых ощущений. Главное тут, наверное, это встреча с иным миром. Но всё-таки это уже иной мир, он отличается от мира прошлого, загробного мира, т.к. вызван в первую очередь, болезненным сознанием человека.
«Без вины виноват» – новелла, в которой и своеобразный детектив, и любовь, и притча о блудном сыне, и повесть о безответной любви, и приключенческий рассказ.
Молодой человек (Генрих Дальберг), житель провинции, встречается с девушкой (Кларой). Вроде бы они и должны уже пожениться вскоре. Отец Клары по крайней мере так смотрит на вещи и не против этого.
Не ценя своего счастья,  Генрих уезжает  в столицу, где ведёт отчасти беспечную жизнь, ввязываясь в разного рода компании. Так у него появляются очень сомнительные друзья: Рудольф, выступающий в роли старшего товарища, и Амина – своеобразная «светская львица», имеющая богатый опыт в «амурных делах». Последняя по совету Рудольфа начинает окручивать молодого человека для некоторых корыстных целей. Но ей упорно мешает одна знакомая – Флоранса. Буквально встающая на пути Амины, мешающая ей. И, одновременно, проявляющая заботу о Генрихе, стремящаяся вытащить его из самых сложных перипетий. Заметно, что она влюблена в Генриха, но ею движет ещё что-то…
Вскоре в Париже появляется Клара с отцом, которые также оказываются втянут в клубок интриг вокруг Генриха. Мошенники даже пытаются поссорить Генриха и Клару. Но верная Флоранса помогает распутать клубок интриг, вывести на чистую воду Рудольфа и Амину, а также она предотвращает разрыв Клары и Генриха, способствуя их браку.
Выясняется, что Клара и Флоранса – подруги с давних пор.  Беспокоясь о Генрихе, кабы с ним что не случилось в Париже, Клара попросила Флорансу присмотреть за своим женихом, что последняя и делает. При том и сама Флоранса влюбляется в Генриха, но выполняет свой долг до конца пред подругой, а затем уезжает в Америку, оставляя тёплое письмо Кларе.
Здесь в какой-то степени можно вспомнить и Вальтер Скотта, его роман «Айвенго», и иные произведения. И при том Флоранса – это не только своеобразный идеал верной подруги, но и образ Ангела-Хранителя, данного человеку, и сопровождающий его по жизни.
«Павильон на воде» – можно назвать это «повестью о Ромео и Джульетте» на китайский лад. Только здесь всё заканчивается благополучно. Два друга поссорились, и даже выстроили стену между своими домами. Вскоре у них появляются дети – мальчик и девушка, которые позднее влюбляются друг в друга. Молодые люди, соединяясь в браке, способствуют возобновлению дружбы своих отцов. При том отчасти удачному браку способствует видение свыше их матерям.
«Милитона» – тореадор Хуанчо страстно влюблён в испанскую девушку Милитону. Он преследует её повсюду, ездит за ней по городам; если кто-то из молодых людей ласково поговорил с девушкой, то Хуанчо готов убить его; Милитона не любит его, ей тягостна страсть Хуанчо. Наконец она встречает Андреса – молодого человека из богатой семьи, влюблённого в неё, и даже бросившего ради Милитоны свою богатую невесту Флорансу. Хуанчо бессилен помешать чувствам Милитоны.
И вот Милитона вышла замуж. Тогда Хуанчо даёт быку убить себя на глазах своей возлюбленной. Видя гибель Хуанчо и понимая, почему тот сделал этот шаг, Милитона чувствует любовь к Хуанчо.
Можно сказать и так, что даже проиграв, человек может одержать моральную победу.

«Аррия Марцелла» – здесь мы вновь видим восхищение миром античности, а также две переклички – с новеллой «Ножка мумии» и с новеллой «Золотое руно». Три друга путешествуют по Италии. В Неаполе они посещают музей, в котором выставлены экспонаты с раскопок в Помпеях. Один из них – Октавиан, натура очень романтичная, влюбляется в гипсовый слепок тела погибшей женщины. Этот слепок  был найден в Помпеях на вилле Ария Диомеда.
Друзья отправляются в сами Помпеи, посещают там экскурсию. А на ночь останавливаются в гостинице. Пока двое товарищей спят, под влиянием вина, Октавиан бродит по ночным Помпеям. И внезапно попадает в древние Помпеи, незадолго до их гибели. Там он встречается со своей любовью, сначала в театре, а потом в её доме. При том Ария Марцелла узнаёт его, сказав, что чувствовала его любовь через тысячелетия. Но общению вновь (как и в «Ножке мумии»), мешает отец.
Встреча на столько потрясла молодого человека, что он остаётся под впечатлением образа Арии до конца жизни. Ему удалось жениться. Но образ римской патрицианки так и живёт у него в душе. Жена чувствует, что её муж в кого-то влюблён, но видит, что он холоден к другим женщинам и ничего понять не может.
Итак, вновь идея любви через века. Тысячелетия. И идея того, что между душами возникает мистическая связь. И вновь воздействие образов на человека. Но если в «Золотом руне» главный герой излечивается, благодаря любви, то в данной ситуации он так и остаётся в плену образа.
«Мадемуазель Дафна де Монбриан» – много перекличек с предыдущими рассказами. Молодого человека заманивают в ловушку. Вместо свидания с прекрасной девушкой он попадает в пещеру, откуда смог выбраться, бродя по подземному Риму.
И вновь два мира – мертвый город, Рим прошлого, и нынешний (середина XIX в.) Рим, живущий своей жизнью. Вновь можно провести параллели с образами прошлого, не дающими жить человеку, мешающими ему. И как сложно порой бывает человеку выбраться из этого мира. Но здесь же и своеобразная перекличка с мифом о сиренах – прекрасных птицах, готовых погубить молодых доверчивых людей.
 Вот краткий обзор прекрасных новелл Теофиля Готье. Каждая новелла полна смыслов. Но и весь сборник также можно объединить рядом идей. Прекрасно это сделано во вступительной статье к сборнику, написанной С.Н. Зенкиным. Но ведь и у каждого читателя может быть свой взгляд.
****************


Какие нам можно сделать выводы из данного произведения:

·                    даже о грустных вещах порой можно повествовать с юмором; Готье вроде бы и шутит, но видна и грусть от вида того, во что превращается современный ему человек середины XIX в.;
·                    мир многогранен, и рядом с нашей жизнью есть ещё иной мир, нам неведомый; это могут быть просто галлюцинации, вызванные больным воображением, принятием разных веществ (гашиша); но это также и мир прошлого, влияющий на нас через оставшиеся предметы: картины, развалины городов и т.п.; мы можем вступать в общение с ним, но это может быть и опасно т.к. тот мир может затянуть;
·                    но и люди сами часто гоняются за какими-то созданными ими образами, предметами, не замечая того что рядом; так они ищут любви, но не видят, что рядом есть люди, готовые их любить по настоящему (что случилось с тем же Тибурцием); они создают какие-то воздушные замки, которые вскоре лопаются (Родольф);
·                    более того, зачастую действительно не поймёшь, какой мир более реален – мир прошлого, с его величественными зданиями, людьми; или мир настоящего, где порой царят ханжество, лицемерие, ложь, формализм;
·                    часто человек, без внутреннего стержня (как тот же Жовар), или слабый (как Генрих Дальберг) становятся жертвами мошенников, проходимцев, или использующих указанных людей, либо напичкивающих их головы своими идеями;
·                    любовь, верность, дружба также есть в этом мире, и они помогают противостоять лжи, клевете, подлости, предательству.
Таким образом, встреча двух миров – это встреча реального мира, и сверхъестественного, это встреча прошлого человечества и настоящего, встреча жизни и образов, мешающих жить, встреча двух принципов подхода к жизни. И всё это сквозь грусть и юмор, которыми так полны новеллы Т. Готье.
Вот несколько уроков. А другие может вынести любой, кто откроет книгу с новеллами Т. Готье.