February 2nd, 2017

А.С. Панарин о российских реформах и тоталитаризме

 Над российским реформатором западнического толка слишком часто тяготеет тень преступления: и преступления в отношении национальной культуры, и преступления в привычном, буквальном смысле, связанном с пролитием невинной крови, насилиями и «экспроприациями». Тайна тоталитарного насилия кроется в одиночестве реформаторов, оторванных от национальной почвы. Сначала они верят во всесильную алхимию прогресса: в то, что пропагандируемая ими идеология и связанные с нею инициативы сравнительно легко и безболезненно «вестернизируют» Россию, а «отсталый» народ обратят в новый, передовой.
Но по мере того как обнаруживается тщета этих усилий и социальное бесплодие заемной модели, они все больше уповают на насилие. И вот, в крайней точке отрыва от собственного народа перед реформатором возникает жесткая дилемма: либо уходить, признав не только свое поражение, но и свою вину за все понесенные жертвы, либо превратить революционно-реформаторский авторитаризм в тоталитаризм — в прямую диктатуру, «опирающуюся не на закон, а прямо и непосредственно на насилие» (Ленин).
Вовлечение в «европейскую семью» и преподнесение народу уроков демократии оборачивается изоляционизмом и эзотерикой тоталитарной политики, делающейся втайне от всех и готовой к применению любых нелегитимных средств. Но чтобы при этом заручиться хоть какой-то народной поддержкой, западнический нигилизм, внутренне пустой и ни во что больше не верящий, все охотнее прибегает к националистической риторике, тревожит великие тени национального пантеона, в особенности те, авторитет которых можно использовать для оправдания восстанавливаемого режима «твердой руки». В этот момент своей политической биографии правящие западники превращаются в националистов-восточников — чаще всего неистово безмерных.

Панарин А.С. Реванш истории. Российская стратегическая инициатива в ХХI веке. М., 2005. С. 155–156.

А.С. ПАНАРИН О ПЕРСПЕКТИВАХ "АВГУСТОВСКОГО РЕЖИМА"

«Таким образом, главный парадокс нашей новейшей политической истории состоит в том, что основателям августовского режима для сохранения своей власти предстоит уже завтра занять позиции, прямо противоположные тем, с которыми они начинали свою реформаторскую деятельность. Неистовые западники — они станут «восточниками», предающими анафеме «вавилонскую блудницу» — Америку. Либералы, адепты теории «государство-минимум», они станут законченными этатистами. Мондиалисты и космополиты, они станут националистами, да такими, что, боюсь, превзойдут все, до сих пор виданное в России. Критики империи, сторонники «неограниченных местных суверенитетов», они станут воинствующими империалистами и централистами-державниками, наследующими традиции Калиты и Ивана IV».
Панарин А.С. Реванш истории. Российская стратегическая инициатива в ХХI веке. М., 2005. С. 156–157. 

Из А.С. Панарина

"Россия - не этническое "государство русских" а особая цивилизация, обладающая своим суперэтническим потенциалом и соответствующим набором геополитических идей".

Панарин А.С. Реванш истории. российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 2005. С. 259.