January 31st, 2017

(no subject)



«Известный уровень государственной отстранённости от местной народной «почвы»
 характерен для всякой государственности. 
Генетически это связано с тем, что в основе большинства типов государственности 
лежит иноземное завоевание. 
В частности, норманнское завоевание легло в основу британской государственности, 
галльское –французской[1], варяжское, а затем монгольское – в основу русской.
Процесс государствообразования не является спонтанным продуктом народной жизни 
и внутренней социальной дифференциации, как это описывала марксистская теория. 
Образованию государственности сопутствует мощный экзогенный фактор –
 вмешательство в народную жизнь иноземных сил, 
как правило, лучше организованных в военно-административном отношении. 
Это может показаться случайным эмпирическим фактом. 
Но вглядевшись в логику развития государственности пристальней, мы замечаем, что экзогенное происхождение власти
 зачастую выступает как одно из условий необходимой для всякой государственности отстранённости от особенностей 
и запросов локусов-общин, от малой народной традиции».


Панарин А.С. Реванш истории. Российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 2005. С. 131.



[1] Здесь А.С. Панарин ошибается.
Правильнее было бы говорить о франкском завоевании Галлии,
т.к. галлы всё-таки и на момент римского и на момент франкского завоевания
были коренным народом.