November 27th, 2016

ИЗ Ф. НИЦШЕ



15
     В мире нет ничего "внутреннего" и "внешнего". Подобно тому как Демокрит
перенес понятия "верх" и "низ" на бесконечное пространство, где они не имеют
никакого смысла, так философы вообще перенесли понятия  "внутри" и "снаружи"
на  сущность и явление мира; они мнят, что глубокие  чувства  вводят глубоко
внутрь и приближают  к  сердцу природы. Но эти  чувства  глубоки  лишь в том
смысле, что  ими,  еле заметно,  постоянно  возбуждаются  известные  сложные
группы мыслей, которые мы называем глубокими; чувство глубоко, потому что мы
считаем  глубокой сопровождающую его мысль. Но "глубокая" мысль может все же
быть весьма  далека от истины, как. например,  всякая метафизическая  мысль;
если  от  глубокого  чувства отнять  примешанные к  нему элементы  мысли, то
останется сильное чувство; последнее же свидетельствует  для познания только
о самом себе, точно так  же как сильная вера  доказывает только свою силу, а
не истинность своего объекта.

Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое http://lib.ru/NICSHE/chelowecheskoe.txt

ИЗ Ф. НИЦШЕ

 

160
     Сотворенные  люди. Если  говорят,  что  драматург (и  вообще  художник)
действительно  творит  характеры,  то это  красивый обман и преувеличение, в
наличности  и  распространении  которых искусство  празднует  один  из своих
непроизвольных, как бы дополнительных триумфов. В  действительности мы очень
мало  понимаем подлинного  живого человека и  обобщаем  весьма поверхностно,
приписывая  ему  тот  или  иной  характер;  это  наше  весьма  несовершенное
отношение к  человеку удовлетворяет  поэт, который превращает  в  людей (и в
этом  смысле  "творит") столь  же поверхностные наброски, сколь поверхностно
наше знание  людей. В  этих  созданных  художниками  характерах  есть  много
фальшивого блеска; они отнюдь не суть телесные создания природы,  а, подобно
нарисованным людям,  всегда  чересчур тонки  и  не выдерживают  рассмотрения
вблизи. А если  еще говорят, что в характере обычных живых людей встречаются
противоречия  и   что   созданный  драматургом  характер   есть  первообраз,
предносившийся  природе,  то  это  уже  совершенно  неверно.  Действительный
человек  есть  нечто  всецело  необходимое  (даже  в  так  называемых  своих
противоречиях),  но  мы  не всегда  познаем  эту  необходимость.  Сочиненный
человек, продукт фантазии,  хочет означать нечто  необходимое,  но  лишь для
таких   людей,  которые  понимают  и   реального  человека  лишь  в  грубом,
неестественном  упрощении,  так  что несколько  резких,  часто повторяющихся
черт,  ярко  освещенных  и  окруженных  массой  теней  и  полутеней,  вполне
удовлетворяют  их притязаниям.  Они,  следовательно,  легко готовы принимать
продукт  фантазии  за  настоящего,  необходимого  человека,  потому  что они
привыкли  при  наблюдении подлинного человека принимать  продукты  фантазии,
силуэт,  произвольное  сокращение за целое. - А что живописец или  скульптор
выражает "идею" человека, -  это нелепая  выдумка и  обман чувств: когда так
говорят,  то  поддаются  тирании глаза,  который из человеческого тела видит
только  поверхность, кожу; но внутреннее тело в такой  же мере принадлежит к
идее. Пластическое искусство  хочет  выразить характеры во внешней оболочке;
поэзия употребляет  для той же цели слово, она изображает  характер в звуке.
Искусство  исходит  из  естественного  неведения  человека  о его внутреннем
содержании (в теле и характере); оно существует не для физиков и философов.


Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое
http://lib.ru/NICSHE/chelowecheskoe.txt