November 11th, 2016

  • maxrub

Володин, Ясин, Зюганов, блогеры и другие тяжеловесы о выборе Америки

Вячеслав Володин, председатель Государственной думы:

Хочется верить, что с новым президентом США возможен более конструктивный диалог России и США.

____________________________

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

Трамп — опытный человек, мой ровесник, ему 70 лет. Он не будет никому навешивать ярлыков, делать резких шагов. Он хочет работать на американцев, что важно. Последние 20 лет США вели агрессивную внешнюю политику — то Югославия, то Ирак, то Афганистан, то Украина, то Сирия. Американцы устали от этого, они хотят президента, который сосредоточится на внутренней политике. В отношениях с России будет спад агрессивной риторики, Дональд Трамп никогда не скажет, что Россия — это угроза номер один. Ему этого не нужно делать.

____________________________

Евгений Ясин, научный руководитель НИУ «Высшая школа экономики»:

Фигура нового президента США мне пока непонятна. А вопрос взаимоотношений и смягчения политики в отношении России, это не только вопрос, связанный фигурой президента США. Если мы и дальше будем проводить такую же политику, то со временем Трамп, так же как и Обама, в конце-концов скажет: «С этими ребятами нельзя иметь дело». Если мы пойдем на более миролюбивое изменение своей политики, то, может быть, и будут какие-то изменения.

____________________________

Ирина Роднина, заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам:

Надеюсь на изменение вектора российско-американских отношений и, возможно, компромисса по вопросам борьбы с международным терроризмом и ситуации в Сирии. Впрочем, сейчас не нужно ничего загадывать — пока Трамп одержал победу, а инаугурация будет лишь в январе.

____________________________

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

Я не разделяю восторгов, связанных с тем, что в Америке будет новый курс. Менялись президенты, однако их стратегия подмять под себя все, что выгодно, не изменилась. Он будет слугой своего класса и своего государства. Впрочем, я не исключаю, что тактика нынешнего президента может быть изменена. Трамп высказывал немало обнадеживающих идей, связанных с диалогом с Россией, например, свое отношение к Крыму. Но нам самим нужно быть в первую очередь умными.

____________________________

Виктор Озеров, председатель комитета Совета федерации по обороне и безопасности:

В отличие от многих российских политиков, я не питаю больших иллюзий относительно Дональда Трампа. Да, его предвыборная риторика была более дружелюбной по отношению к России, чем у Хилари Клинтон, но сейчас, когда выборы позади, с него сойдет эта радужная мишура, и он продолжит курс своих предшественников. Нет оснований сомневаться, что Трамп будет придерживаться внешней политики Барака Обамы и Джорджа Буша-младшего — эта политика, скорее всего, будет направлена на укрепление гегемонии США, свержение неугодных Америке режимов, военных операций на Востоке и тому подобное.

Michael Vadon, 2015 год

Впрочем, при умелой дипломатии мы сможем добиться некоторых послаблений для себя. Понять, какой курс изберет Трамп во внешней политике, мы сможем очень скоро, когда ему придется решать вопрос с Сирией. Если он перестанет вести двойную игру, с одной стороны борясь против терроторизма, а с другой — уничтожая режим Асада, то надежда на конструктивную политику появятся.

____________________________

Давид Якобашвили, предприниматель, вице-президент РСПП:

Я надеялся, что на этот раз в президентской гонке примут участие новые молодые люди, но пришлось выбирать из двух зол. Я скорее рад победе Дональда Трампа, потому что последние коррупционные скандалы вокруг Хилари Клинтон снизили доверие к ней. Кроме того, Трамп производит впечатление человека, который может осуществить новую перезагрузку российско-американских отношений, а это сейчас главная задача для нас. Я встречался с Дональдом пару раз, когда были какие-то общие проекты, и могу точно сказать: он настоящая бизнес-акула, очень жёсткий и решительный человек, но в качестве президента США, надеюсь, покажет себя рачительным и некровожадным.

____________________________

Григорий Явлинский, политик, экономист:

Что теперь будет? Этого не знает никто. Не знает даже сам Трамп. Что касается России, то еще задолго до выборов было очевидно, что сама по себе победа любого из кандидатов кардинально российско-американских отношений не изменит. Российская власть своей политикой загнала страну в тупик, привела к ее изоляции. И пока этот курс не изменится, напряжённость будет сохраняться и в отношениях с США.

Рассуждения же отечественных телепропагандистов о победе Трампа — это вовсе не переживание за интересы России, а злорадство по принципу «у соседа корова сдохла — мелочь, а приятно». Диву даёшься детской наивности российских политологов и политиков: они всерьёз полагают, будто Трамп настолько странен, что и вправду любит Путина и российский правящий класс. Но ведь абсолютно ясно, что если Клинтон говорила: «Это белое», — то Трамп был вынужден отвечать: «Нет, это чёрное». Только этими тактическими соображениями объясняются его «симпатии» к России. В Белом доме, думаю, его политика в отношении России будет гораздо тупее, жёстче и резче, чем была бы у Клинтон.

Трамп не останется у руля в одиночку. В США президент — крайне важная фигура. Но он только часть политической системы. Субъективные черты этой части уравновешивают Верховный суд и Конгресс, которому подотчётны спецслужбы и который может проводить самые серьёзные расследования, в том числе в отношении первых лиц государства. Это уже не говоря о том, что демократические механизмы реально работают на всех уровнях: федеральном, штатов, местного самоуправления.

Michael Vadon, 2015 год

Политическая система США со всеми её провалами намного сильнее любого кандидата. Возможно, она не даст Трампу особо разгуляться. Поэтому, отвечая на вопрос «что теперь будет?», можно предположить, что не будет ничего. Так что катастрофы сразу не произойдёт.

Но это совсем не повод успокаиваться не то что на четыре следующих года, но даже на один день. Слишком много проблем, для решения которых и со стороны общества, и со стороны элит требуются неординарные усилия, а кто и как эти усилия будет прикладывать в США, из итогов выборов непонятно. В интересах же России, впрочем, как и в интересах других стран, чтобы новая американская администрация как руководство единственной глобальной сверхдержавы была способна стратегически понимать и оценивать перспективы современного мира. Но, к сожалению, этого нет. И результаты выборов особых надежд на это не вселяют.

Независимо от того, что происходит в США, главное для России сегодня — ясно понимать свои долгосрочные перспективы и настойчиво к ним двигаться. Наша главная стратегическая цель — стать полноценной, неотъемлемой частью развитого мира, современной европейской страной. Достичь этой цели мы обязаны в независимости от того, кто в ближайшие четыре года будет занимать Овальный кабинет Белого дома.

____________________________

Популярный экономический блогер SPYDELL:

Последовательная, ожесточенная и агрессивная пропаганда американских СМИ практически целиком и полностью поддерживала Клинтон, уже едва ли не короновав ее. Все соцопросы, которые проходили до и непосредственно перед выборами показывали победу Клинтон. Ставки букмейкеров и финансовых рынков были против Трампа и довольно ощутимо. Вашингтон и Wall St не менее последовательно выступали также за Клинтон, формируя определенные шаблоны ожидания, тонко настраивая общественное мнение на необходимую тональность. Но победил Трамп.

С выборами в США получилось точно также, как и с Brexit. Все аналитические исследования, опросы, предварительные голосования, позиционирование политических и финансовых элит, да и логика сводились к тому, что Brexit невозможен просто по причине, что это не может быть в реальности никогда. В виду того, что это не выгодно широким олигархическим группировкам, как в США/Европе, так и в самой Великобритании. Однако Brexit состоялся, став на тот момент полной неожиданностью, разрушив привычный темпо-ритм. Торжество демократии и мнения народа? Не думаю).

Michael Vadon, 2015 год

Архитектура американской цивилизации строилась последние пол века на децентрализации власти, финансовой и экономической глобализации, внешней экспансии, насаждении американских ценностей по всему миру, проведении колониальной политики в отношении всего мира, укреплении резервного статуса доллара и в конечном итоге в формировании остова американской гегемонии в технологическом, экономическом, финансовом и геополитическом превосходстве.

Еще раз повторю, что я не верю в модернистский и тем более революционный потенциал Трампа. Для этого необходима элита, которая была бы явно оппозиционна текущей англосаксонской элите с достаточным могуществом для перехвата центров управления и успешного парирования контратак с последующим формированием новых доктрин стратегического развития. Без поддержки элиты и формирования нового центра сил Трамп не сможет сделать абсолютно ничего и рано или поздно будет вынужден подчиниться консорциуму.

____________________________

Американский блогер №3 GRRM:

Нет слов, чтобы выразить то, что я чувствую сегодня.

Америка высказалась. На самом деле я думал, что мы были лучше этого. Оказалось, что нет.

Трамп являлся наименее квалифицированным кандидатом на пост президента, которого когда-либо выдвигала крупнейшая партия. Придет январь и он станет худшим президентом в американской истории, а также опасно нестабильным игроком на мировой арене.

Поражённые демократы, которых меньшинство в Палате представителей и Сенате, будут не в силах помешать ему.

В течение следующих четырех лет, наши проблемы окажутся еще в более плачевной ситуации.

Зима приближается. Я скажу вам так.

ВАЛЬТЕР ШУБАРТ О ГОТИЧЕСКОЙ ЭПОХЕ

Готическая эпоха создала единство Запада, возникло понятие и реальность - Европа. Ведущим сословием, охранявшим это единство, было духовенство, - а не военные, входившие в противоборствующие группировки и потому создававшие угрозу этому единству. Идеалом того времени был человек объединяющий, а не разъеди­няющий. Национальных государств не было. Люди при­надлежали к всеобъемлющей общине христианской культуры как ее непосредственные члены. Внутренне их объединял дух взаимной связанности и любви. Над ними царил длительный покой метафизических эпох. Каждый осознавал себя включенным в бесконечные просторы вечности, и это давало ему чувство безопасности и покоя. Без этого живого ощущения потустороннего мира никогда бы не были задуманы и сооружены средневеко­вые соборы, над которыми трудились целые поколения людей. И никогда бы не решились целые поколения монахов посвятить столько труда записям григорианской музыки, как это было в монастыре бенедектинцев в Солеме.
Готическая эпоха олицетворяет архетип гармо­нического человека. Ему чужды идея эволюции и вера в человеческий прогресс. Мир вышел из рук Божиих совершенным. Смысл жизни - в восторженном созер­цании мира и прославлении в нем его Творца. Мысли об изменении этого мира или о таковой возможности с негодованием были бы отвергнуты готическим человеком как дерзость, как проявление греха. Потому что христианские ценности и истины для него - абсолютны и вечны; незыблемые законы держат Вселенную в ее первоначально заданной форме. Это – Аристотелевы энтелехии93 в их христианском варианте. Социальная иерархия тоже считается неизменной. Каждый человек приходит в этот мир по Божьему промыслу и должен всю свою жизнь довольствоваться отведенным ему местом. Готической эпохе не свойственны воля к власти, стремление к подъему по социальной лестнице, взаимная конкуренция, а потому здесь нет места революциям, как нет и переворотов в мышлении. Гармонический человек наделен твердо установленным объемом знаний, которые нельзя умножить; выход за их пределы кажется ему глупостью и грехом; и знания эти для него не сила, а средство к спасению и освящению.
Человек готической эпохи стоял ближе к классичес­кому греку, чем оба они - к прометеевскому человеку. Идея космоса у греков и средневековое представление о Царстве Божием имеют больше внутреннего сходства, чем картины мира античного и современного человека. Грек также воспринимал посягательство на преобразова­ние Вселенной как нарушение гармонии и отвергал это. Эллинизму и готике свойственна одинаковая статичность мироощущения. Только благодаря этому был возможен переход философии Аристотеля в томизм*4. — Как бы ни вдохновлялся Гете Элладой, он все же не обладал чувством гармонии, присущим грекам. Он пытался про­будить его в себе, он боролся за гармонию, но она не была для него врожденной, как у человека готической эпохи. Поэтому его, как и Лессинга*5, притягивали более поздние творения греков - греческое барокко, экспрес­сивные произведения, возникшие не на родной эллин­ской почве.
У готического человека был свой рационализм в схо­ластике, как у эллина - в аполлоновской религии. Явле­ние это зачастую понималось неверно, что приводило к стиранию существенного различия между мыслителями-рационалистами Средневековья и эпохи Просвещения.
<…> .Целью схоластики было привести христианскую теологию в согласие с античной философией. Целостная и счи­тавшаяся окончательной сумма знаний средневекового человека должна была найти свое единство в гигантском, тщательно структурированном сооружении - наподобие собора. Готический человек, даже когда он мыслил раци­онально, хотел лишь отразить природу, но не подчинить ее или ограбить. Он хотел прийти через нее к ясности, а не к господству. За таким рационализмом стоит совер­шенно иное мироощущение, чем свойственное Декарту, Юму или Канту. Схоластики точно также руководст­вовались смирением перед волей Господней, как и их современники-мистики.
Шубарт В. Европа и душа Востока.
http://bib.social/obschaya-filosofiya/mir-zapada-mir-vostoka-osnovnyie-tendentsii-97670.html

ГАРМОНИЧЕСКОЕ МИРООЩУЩЕНИЕ ПО В. ШУБАРТУ

Гармоническое мироощущение имеет многочисленные разновидности. Грек гомеровских времен и готический человек сходны лишь в главной своей установке души - в своем полном доверии и самоотдаче по отношению к благоустроенной целостности мира. В остальном же -явные различия. В готическом соборе поражает вопло­щенное в камне, безостановочное движение вверх - к Богу; при созерцании же греческого храма успокаивает та основательная устойчивость, с которой он опирается на землю. Оба типа сооружения выражают души их творцов. Гармоническое чувство греков пускает свои корни в землю, гармония готики держится за небо. Для грека сама природа является космосом, готический же человек ищет примиряющий центр гармонии по ту сто­рону воспринимаемых вещей - в Боге, в непостижимом. Один представляет собой наивный, другой - трансценден­тальный тип доверия. Готический человек должен посто­янно удерживать от искажения свое чувство гармонии, питающееся из неземных источников, наперекор всем проискам дьявола - антагониста Бога. Но готический образ творения столь широк, что в нем находят место и чёрт, и даже страдания, не ставя при этом под вопрос саму гармонию.
Готическому человеку удалось даже стра­дание облечь в художественную форму. То есть он знал, что такое ужас и боль. Несмотря на это, его жизнеощу­щение гармонично. Он, правда, переживал мир как страдание, но не как проблему. Бытие не вызывало у него сомнений, а это - главное. Он знал страдания, тайны, чудеса, но он не знал сомнений, а потому не ведал и отчаяния. Он видел смысл во всем, даже в крестной смерти Христа; а страдания теряют свое жало, как только обретают смысл. Осмысленное страдание не нарушает божественной гармонии. Оно легче переносит­ся, чем бессмысленная похоть, в которой находит прибе­жище прометеевский человек. Потому в средние века самоубийства были крайне редки, хотя никакой светский закон их не запрещал, как это имеет место сегодня в некоторых государствах. Ни в какой из периодов своей истории европеец не был так похож на русского, как тогда. С тех пор ход развития обоих миров отдалял их друг от друга все дальше и дальше, пока, наконец, они не превратились в прямо противоположные полюса душевных возможностей.
Шубарт В. Европа и душа Востока.
http://bib.social/obschaya-filosofiya/mir-zapada-mir-vostoka-osnovnyie-tendentsii-97670.html