October 3rd, 2016

чайковский прелюдия лебединое озеро mp3 скачать бесплатно и без регистрации на Muzofon.com Качай бес

ПОЧЕМУ И ЗАЧЕМ СХОДЯТ С УМА? ОДИНОЧЕСТВО НА ПРИМЕРЕ НИЦШЕ.

Оригинал взят у know_how_love в ПОЧЕМУ И ЗАЧЕМ СХОДЯТ С УМА? ОДИНОЧЕСТВО НА ПРИМЕРЕ НИЦШЕ.
«Ницше, действительно, заплатил безумием за героическую непокорность своей вопрошающей мысли, отдал невольно жизнь за свое запоздалое бессмертие. Непроницаемое темное облако окутало навсегда горделивую вершину его духа именно тогда, кода он, казалось, дождался возрождающего озарения от мирового светила–Логоса и запел восторженный победный гимн.» – пишет в 1911 г. Валентин Сперанский (профессор Психоневрологического института) в предисловии к книге «Жизнь Фридриха Ницше» Даниэля Галеви. Эти слова позволяют коечто понять в том, что случилось с Ницше в 1888-89. Рассмотрим это подробнее.

Весной 1889 Ницше наконец узнает, что его впервые услышали люди. Галеви, биограф Ницше, пишет:
«…Ницше чувствует приближение давно желанной славы. Георг Брандес, собиравшийся повторить и издать свои лекции о нем, находит ему нового читателя, шведа Августа Стриндберга. Ницше был чрезвычайно счастлив и поделился своим счастьем с Петером Гастом. “Стриндберг прислал мне письмо, - пишет он ему, - и в первый раз я получил отклик мировой и исторический (Welthistorik)”. В Петербурге собирались переводить его “Вагнера”. В Париже Ипполит Тэн ищет и находит ему корреспондента: Жан Бурдо, редактор “Debats” и “La Revue des deux Mondes”. “Наконец, - пишет Ницше, - открылся великий панамский канал во Франции”. Его старинный друг Дейссен передал ему 2000 франков от одного неизвестного, который хочет подписаться на издание его книг. M-lle фон Салис-Маршлинс с тою же целью дает ему тысячу. Ницше мог бы быть счастлив, но уже слишком поздно. … Было уже слишком поздно, и Ницше идет по тому пути, куда влечет его судьба.». Почему же поздно?

К тому времени Ницше сумел прожить 45 лет. Не все проявляют столько смелости, ума, благодарности, чтобы прожить до такого возраста!... И уже почти четверть века, как длится «глас вопиющего в пустыне». Ницше издает одну книгу за другой, одну лучше другой – но почти никто не реагирует. 25 лет одиночества, 25 лет попыток докричаться до кораблей, снующих мимо острова Заратустры. Но никто не слышит.

«22-го сентября 1888 “Явление Вагнер” вышло в свет; это была, наконец, книга, о которой журналы немного поговорили, но Ницше пришел в отчаяние от их комментариев; кроме швейцарского писателя Карла Спиттелера, никто не понял книги; каждое слово говорило о том, как мало чувствует публика его произведение. Немецкие критики о нем ничего не знали; они знали, что какой-то Ницше был учеником Вагнера и что-то писал; прочитав “Явление Вагнер”, они напечатали, что Ницше только что порвал со своим учителем.» (Галеви).

Проходят годы, десятилетия, а Ницше остается 1. Все силы ушли на этот глас вопиющего – Ницше сделал все, что мог, но так и остался неуслышанным. Упавший, обессиленный лежит он на берегу и понимает, что уже никто ему не поможет. Пришел конец. Нет никого, кто мог бы протянуть руку изнемогшему духом…

“День моей жизни! ты приближаешься к вечеру; уже глаз твой светится наполовину истомленный; уже журчат капли твоей росы, рассеянные, как слезу; уже расстилается спокойно по твоему молочному морю твой любимый пурпур, твой последний поздний ясный свет. Кругом нет больше ничего, кроме играющих волн. Моя, прежде непокорная, лодка бессильно затонула в голубом забвении. Я забыл о грозах, о путешествиях, потонули все желания и надежды, и душа и море спокойны. Седьмое одиночество. Никогда я не чувствовал, что нежное успокоение так близко от меня, так жарки лучи солнца. Лед моей вершины, не блестит ли он уже вдали? Вдоль моей лодки скользнула и исчезла серебряная рыбка…”

И в этот момент вдруг является «слава».Collapse )

А.С. ПАНАРИН О СОЦИАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ

Современное общество, модель которого впервые сформировалась на Западе и теперь навязывается всему миру, породило невиданное упрощение социального времени, грубо поделенного на две половины: рабочее время и свободное (досуг). При этом досуг сегодня понимается не просто как время, свободное от профессиональных и других непреложных обязанностей, а интерпретируется в духе законченного индивидуалистического гедонизма. По определению виднейшего специалиста в этой области Ж. Дюмазедье, революция, произведенная досугом, в корне изменила соотношение «между гражданским долгом и правами личности, между требованиями коллективного блага и ценностями индивидуального блага...».
Словом, досуг — это время, которое индивид отвоевал у общества и не собирается возвращать ему в какой бы то ни было форме. Прежние презумпции социологии досуга, пред­полагающие его ту или иную социальную эффективность: досуг как средство всестороннего развития личности, культурной активности и т. п. — отвергаются гедонистическим ин­дивидуализмом. «Целью индивида, — пишет Дюмазедье, — отныне не является ни профессиональная эффективность, ни социальная полезность, ни культурная или политическая ак­тивность. Целью его отныне является только он сам, его по­требность в самовыражении».
Итак, с одной стороны, имеется рабочее время, поглощаю­щее всю энергию современного человека, связанную с добы­ванием материальных благ и средств жизни, с другой — фак­тически асоциальный досуг, уводящий от общества со всеми его проблемами в Зазеркалье гедонистических грез, в вир­туальный мир тотальной беззаботности. Ясно, что такая ди­хотомия на руку тем, кто хотел бы монополизировать всю сферу коллективных решений — нас непосредственно ка­сающихся, — объявив ее своей «чисто профессиональной» компетенцией.

Панарин А.С. Политология. О мире политики на Востоке и на Западе. М., 1999. С. 88-89.

А.С. ПАНАРИН О ЦЕРКВИ И СПАСЕНИИ ДУШИ

«Церковь потому имеет право вести паству, не испрашивая ее согласия, что лучше знает высшие интересы этой паствы, а это в свою очередь, связано с особой близостью церкви Божественной воле. На интерпретацию последней имеет право только церковь – всякий свободный индивидуальный дискурс о Боге и Божьей воле изначально признавался кощунственно-профаническим. Поэтому и спасение возможно только через церковь. Никакие личные подвиги смирения и святости не ведут человека к спасению, если они совершаются помимо церкви как направляющего и освящающего института. Все это означало особый тип неравенства людей, причем в вопросе, касающемся поистине самого главного: спасения души».

Панарин А.С. Политология. О мире политики на Востоке и на Западе. М., 1999. С. 48-49.