August 12th, 2016

ПИСЬМА ОБ ЭРИХЕ ФРОММЕ

Письмо 1. Часть 1.
Решил написать об Эрихе Фромме. Вчера дочитал его книгу, состоящую из двух: «Душа человека» и «Революция надежды». Конечно, больше меня у него захватили три другие книги, прочтённые раньше: «Иметь или быть», «Искусство любить» и «Бегство от свободы», но и эти хороши. Есть у него ещё много работ. в т.ч. и переведённых на русский язык (всё-таки за свои 80 лет он написал много), но пока и этого достаточно…
Добавлю, что на взгляды Эриха Фромма оказали влияние Карл Маркс и Зигмунд Фрейд. И часто Фромма относили то к неофрейдистам, то к неомарксистам.
Может потом подробнее ещё коснусь указанных выше трёх работ. Пока по ним пройдусь бегло, тезисно. В принципе их всех объединяет, наверное, одна тема: человек в современном западном обществе (Э. Фромм жил в 1900–1980 гг.; умер в Швейцарии). Тем более, что Фромм и психоаналитик, и социальный философ.
В работе «Иметь или быть» он анализирует две тенденции в психике любого человека: стремление к творчеству и стремление к обладанию. При том под обладанием понимается не только деньги, другой человек, вещи, но и многое иное, в т.ч. информацию, продукцию массовой культуры. Соответственно, и все люди делятся на два типа: живущие по принципу «иметь» и по принципу «быть». Кстати, именно Эрих Фромм ещё в 1920-х гг. ввёл термин «общество потребления».
Не исключено здесь косвенное влияние Шекспира, знаменитый монолог Гамлета: «Быть или не быть». Приходили на ум ещё какие-то ассоциации, но, к сожалению, уже забылись.
Мне здесь сразу же, почему-то, вспоминаются две типологии из русской мысли. Первая – Тихона Задонского, выделяющего два типа человека – «Плотский» и «духовный». Вторая типология Льва Николаевича Гумилёва, выделявшего два основных типа среди людей – пассионарного (активного, деятельного) и субпассионарного (несущего в своей деятельности разрушающее начало).
Но вернусь к Фромму. Два эти принципа («иметь» и «быть») борются и в душе каждого человека. Э. Фромм отмечает, что современное западное общество ведёт к тому, чтобы возобладал принцип обладания. Например, любовь по принципу быть плодотворна и предполагает «предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения». Любовь по принципу иметь означает лишение объекта своей «любви» свободы и держание его под контролем. «Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает её».
Хорошо это показано в его работе «Искусство любить», уже на конкретной теме (правда она написана на 20 лет раньше, чем «Иметь или быть»). Ну и, кроме того, он там рассматривает типы плодотворной и неплодотворной любви. Но разговор об этой книге – особая тема.
Что касается его книги «Бегство от свободы», то она также посвящена человеку в западном мире, также преодолению одиночества (как и книга «Искусство любить»). Здесь он рассматривает, в числе прочего, и психологию фашизма. Всё это рассматривается сквозь феномен свободы. Фромм пытается выяснить почему ля одних свобода – желанная цель, а для других – угроза. Главная идея книги: «человек перерастает своё первоначальное единство с природой и с остальными людьми, человек становится «индивидом» – и чем дальше заходит этот процесс, тем категоричнее альтернатива перед человеком. Он должен уметь воссоединиться с миром в спонтанности любви и творческого труда или найти себе какую-то опору с помощью таких связей с этим миром, которые уничтожают его свободу и индивидуальность». Здесь масса интересных идей, на которых не буду останавливаться. Просто, читая это, всё сожалел: ПОЧЕМУ ТАКИЕ КНИГИ НЕ ПУБЛИКОВАЛИ В СССР??? ПОЧЕМУ??? Да, у нас много было критики Запада в то время, но ИМЕННО ТАКИЕ КНИГИ НАДО БЫЛО издавать!!!
Больно и обидно конечно, но что делать…
Это первая часть. Сейчас перейду ко второй, уже посвящённой той книге Фромма, что кончил читать вчера.
Письмо 1. Часть 2.
В книге «Душа человека» он развивает некоторые темы «Бегства от свободы» (тему деструктивности человеческой психики), а также и «Искусства любить» (если в «Искусстве» речь шла о любви, то здесь о «не-любви»).
Внутри каждого человека заложены две тенденции. Одна – ориентация на любовь к мёртвому, нарциссизм, и симбиозно-инцестуальное влечение (все они образуют синдром распада). Вторая – любовь к живому, любовь к человеку и независимость.
Даже в указанных трёх негативных формах – любви к мёртвому, нарциссизме и инцестуальном влечении Фромм усматривает положительные элементы, но они незначительны. И если человек всё чаще склоняется ко злу, они могут выродиться в плохое. Но если обращается к доброму, они могут и развиться.
Любовь к смерти, или мёртвому – это влечение ко всему неживому – грязи, нечистотам. Это радость при виде разрушений, гибели городов. Таким человеком был, например, тот же Гитлер (а я бы ещё добавил Ельцина). Для них характерна установка на силу. Некрофил желает превратить всё органическое в неорганическое, в механику. Заорганизовать, забюрократизировать.
Но некрофилы также живут прошлым и никогда будущим. Их чувства живут от ощущений, пережитых вчера. Некрофилии противостоит биофилия – стремление к жизни, борьба за жизнь. Фромм пишет, что его понятия не совсем соотносятся с понятиями З. Фрейда о жизни и смерти. Но здесь на этом не буду останавливаться. Фромм отмечает, что пока нет противовеса бюрократическому индустриализму западного общества, стремящегося всё заорганизовать.
Следующее понятие – индивидуальный и общественный нарциссизм. Здесь больше негативного, т.к. нарциссизм выражается в самолюбовании (если речь идёт об индивиде), а также в национализме, расизме и т.п. если говорить об общественном нарциссизме. Отчасти нарциссизм помогает отдельному человеку выжить. Но негативный нарциссизм приводит к тому, что человек стремится стать богом. А это ведёт к его ещё большему отчуждению от других. Он начинает видеть вокруг себя врагов, подавляя тем самым других. Такой человек не чувствует других людей (или можно сказать, не видит границ). Но он может обращать внимание на какие-то элементы. Его идея, его окружение, его дом, его знания – все они превращаются в объекты его нарциссической склонности. Например, мужчина переносит на свою женщину какие-то качества, и уже любит не конкретного человека, а качества, перенесённые на другого. Также и с нациями, общинами и т.п. «Мы» достойны преклонения, а «они» презрения.
Несмотря на разнообразие нарциссизма, для всех его видов характерно отсутствие интереса к окружающему миру.
Человек с момента рождения раздираем двумя противоречиями – стремлением к риску, приключениям, с одной стороны, а с другой – потребностью в защите, безопасности. Проявляется это порой в стремлении полностью потерять свою индивидуальность и снова стать единым с природой. Такой человек привязан к своей общине, нации, роду и т.п. Человек, привязанный к племени, или матери уже не может быть самим собой, иметь личные убеждения, соблюдать личные обязательства.
Такие деструктивные моменты противостоят положительным элементам в психике человека. Внутри человека идёт борьба двух этих начал – биофильского и некрофильского. Эта борьба проявляется в форме ответов на вопросы стоящие перед человеком, стремящимся преодолеть обособленность своего существования, чувство одиночества.  Преодолевая эти страхи, человек может дать регрессивный и прогрессивный ответы.
Регрессивный ответ на возникающие вопросы  – возвращение к истокам, к природе, к животной жизни и ли к своим предкам. Человек может стряхнуть с себя всё, что его мучает – разум и осознание самого себя. Не даром же сейчас заговорили о возвращении «архаики» – это особенно касается зон конфликтов, войн и т.п. Или можно вспомнить фашизм. Прогрессивный ответ –  достижение гармонии с помощью развития всех человеческих сил…
Человек не плох, ни хорош. В нём заложен потенциал для развития обеих тенденций. И многое зависит как раз от качества ответов на вопросы, поставленные жизнью. Главное, чтобы человек думал, осознавал, что о начинает давать ложные ответы на вопросы. Находится на ложном пути, скатывается к тупиковой дороге. В такой ситуации он всё больше сам загоняет себя в угол. Внутри человека нарастают силы, уже сами предписывающие ему действия, нарушающие его свободу выбора.
Фромм считает, что свобода выбора у человека только тогда, когда в нём есть противоречивые склонности. И не надо полагаться на то, что человека освободит кто-то. Человек должен осознавать, что неправильные решения отнимают у него возможность освободить  самих себя. И заканчивает Фромм свою книгу такими словами: «Мы должны на деле достичь осознания самих себя, чтобы иметь возможность выбрать добро, но это самосознание не поможет нам, если мы потеряли способность быть до глубины души взволнованными бедой другого человеческого существа, дружеским взглядом, пением птиц и свежей зеленью травы. Если человек равнодушен к жизни, то больше нет надежды, что он выберет добро. Его сердце действительно ожесточилось настолько, что его "жизнь" закончилась. Если бы это случилось со всей человеческой расой или ее наиболее могущественными членами, это могло бы привести к угасанию жизни человечества в ее самый многообещающий момент».