April 10th, 2016

Из присланного

Не будьте слишком строгими. Чрезмерная строгость опасна. Она останавливает душу только на внешнем подвиге, не давая глубины. Подвиг без смирения и любви губителен. Будьте мягче, не гоняйтесь за внешними правилами. Мысленно беседуйте с Господом и святыми. Старайтесь не учительствовать, а мягко подсказывать друг другу, подправлять. Говорите, если сердце не молчит. От сердца к сердцу. Будьте проще и искреннее. Мир ведь такой Божий… Посмотрите кругом – все творение благодарит Господа. И вы так живите – в мире с Богом.

Старец Николай Гурьянов.

ЛЮБОВЬ ПРОТИВ СТРАХА, ИЛИ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИЗ ЖИЗНИ ИМПЕРАТОРА ЦИНЬ ШИХУАНДИ

Недавно я прочитал исторический роман «Дао императора Цинь». Автор – ректор Вятского социально-экономического института Владимир Сергеевич Сизов. Роман посвящён яркой личности, пожалуй, одной из самых выдающихся в мировой истории – первому китайскому императору Цинь Шихуанди (259-210 гг. до н.э.). По существу, здесь несколько дней из жизни императора и его приближённых.
Личность поистине великая и неоднозначная. Он объединил Китай после «Эпохи воюющих царств» (475-221 гг. до н.э.), и создал империю, которой управлял почти 10 лет (221-210 гг. до н.э.).
В этот период был стандартизирован китайский шрифт, была введена единая валюта, унифицированы меры веса и длины, началось укрепление внутреннего единства страны, возведена Великая китайская стена… Многое из созданного им просуществовало длительное время. Так, медная монета, введённая императором, сохранилась до ХХ века.
Сам Цинь Шихуанди в современной литературе предстаёт, как жестокий, безжалостный правитель, закапывавший живьём в землю учёных, губивший тысячи людей на многочисленных стройках и в бездумных репрессиях.
Цинь Шихуанди был сторонником идей легистов, отдававших предпочтение суровым, жестоким наказаниям.  Сохранились свидетельства о нём, как о человеке, боящемся умереть и искавшем эликсир бессмертия.
Данный образ слишком гипертрофирован, поскольку после смерти императора победило конфуцианство, с которым Цинь Шихуанди старательно боролся.
А теперь о самом романе. Нужно сказать, что о Цинь Шихунади на русском языке мало чего написано.
Исторические романы можно разделить на несколько групп:
·                    повествовательные – просто идёт описание исторических событий, правления того или иного государственного деятеля; таких романов много и именно они, увы, порой дают основание некоторым  критикам относиться к такой литературе скептически: тут почти НЕТ никаких идей, смыслов; 
·                    приключенческие – традиция, отчасти, заложена Вальтер Скоттом; по меткому замечанию Е.В. Жаринова, в центре повествования, как правило, любящие друг друга юноша и девушка (вымышленные персонажи), вокруг которых словно вокруг земной оси «вращаются» выдающиеся реальные исторические персонажи, помогающие или препятствующие молодым людям обрести друг друга; как не вспомнить роман «Айвенго» в котором Ричард Львиное Сердце спасает своего вассала;
·                    эпические – наверное один из новых жанров в историческом романе; здесь показаны и страна и народ в сложные переломные эпохи; как правило это большие повествования, захватывающие длительные периоды времени; здесь есть и философское осмысление проблем народа и власти, силы и насилия, описание исторических событий; на наш взгляд, наиболее ярко это воплощено в романах Д.М. Балашова, его серию «Государи Московские» но можно сюда добавить и романы Мориса Дрюона «Проклятые короли»;
·                    философские – в таких романах, очень часто, исторические события служат фоном для идей того или иного автора; например, знаменитый роман Д.С. Мережковского «Юлиан Отступник»; такие произведения также отчасти страдали и страдают игнорированием исторической конкретики; однако не все.
На наш взгляд, роман В.С. Сизова можно отнести именно к философскому направлению романа, но без недостатков, присущих той. Здесь и прекрасная философия, и реальный Китай времён империи Цинь.
Говоря о книге, можно привести несколько примеров, характеризующих роман.
Первый: притча о Конфуции, встретившем рыдающую женщину. На вопрос Конфуция, почему она плачет, та сказала, что все её родные погибли от тигра. Конфуций спросил, почему же тогда она живёт там, где обитает тигр?
Здесь не гнетёт власть! – был ответ.
Второй пример: воспоминания о художественном фильме, увиденном в далёком детстве. Действие происходит где-то на мусульманском Востоке. Один из героев оказывается у постели умирающего правителя. Последний хвалится своей добротой, и приводит такой пример: в одной деревне умер мальчик. Вся деревня горевала о нём. Тогда правитель приказал убить всех жителей деревни, чтобы они не печалились о мальчике.
Третий. И вновь притча. На этот раз исламская. Суть притчи в том, что жил когда-то великий султан, обладавший множеством богатств, большой  страной, множеством жён и наложниц. Удачлив он был в войнах и уважаем соседями. Но вот он умер. Придворные нашли в вещах его дневник, что он вёл. В дневнике он записывал счастливые и несчастливые дни. Подсчитали. За всю его бурную жизнь он был счастлив всего 15 дней.
Этими образами в первую очередь и можно охарактеризовать книгу В.С. Сизова.
С первых страниц мы видим, как Власть коверкает жизнь простых людей как в дом молодожёнов врываются солдаты Цинь и уводят супруга на строительство Великой Стены, где он и погибает. Власть всюду сеет несчастья. За неосторожное слово, поступок людей казнят без разбора. Для жителей столицы Цинь праздником является не прибытие императора, а его отсутствие. Всё это ярко передано в романе.
Правда, главный герой – Цинь Шихуанди,  иногда понимает, что делает неправильно, казня безвинных людей. Однако тут же он оправдывается. В духе умирающего исламского правителя рассуждая о «милости»  по отношению к родственникам государственных преступников. Император полагает, что родственников также надо казнить: как же они будут жить с клеймом преступной породы. Более того, подданные, исходя из любви к правителю могут расправиться с родственниками преступника. Правитель вынужден будет их наказать за самосуд, хотя это и не справедливо. Вывод – казнить и всю родню осуждённого.
Его возмущает: он дал людям мир, объединив разрозненные царства, а они всё недовольны, бунтуют.
Страх порождает лицемерие. Два врача борются за жизнь правителя Чжуан-сяна. Когда тот умирает, врачей казнят, дабы показать скорбь молодого наследника по поводу смерти отца. Самому наследнику объясняют, что врачи, действительно старавшиеся спасти императора, на небе получат достойное воздаяние от своего пациента.
Фактически идёт игра в лицемерие. Так, чиновники не верят в то, что сообщают императору, и он – тоже.
Но счастлив ли сам император Цинь Шихуанди в такой атмосфере? Автор показывает нам несчастного человека, которого давят всевозможные страхи: смерти, заговоров придворных… И отчасти он прав. Вчерашние приближённые, его помощники – Чжао Гао, Ли Сы, опасаясь за свою жизнь, обижаясь, что император перестаёт их ценить, создают заговоры…
Можно сказать, что в романе у императора только два по- настоящему близких человека: шут Вэйдахунь, и таинственный загадочный лекарь-мудрец Вэнь Чжи.
…Боязнь заговора император заглушает: новые казни, пытки. Но как побороть страх смерти? Император мечется в поисках эликсира жизни, рассылает на его поиски приближённых. Этим пользуются маги Сюй Фу и Лу-Шэн.
Вслед за автором мы погружаемся ещё и в мир китайской философии, идей поисков. В первую очередь, – бессмертия. Здесь переплетение и интеллектуальных спекуляций, и искренних поисков. Да и сам Цинь Шихуанди размышляет над различными идеями … Например под конец жизни он приходит к пониманию смысла высказывания Лао-Цзы: «Всякая человечность – нечеловечна».
Особое место уделено таинственному Вэнь–Чжи. Кто он? Можно ли его вообще назвать человеком? Этот герой – одна из загадок, которыми изобилует роман. Мы так до конца и не сможем разгадать. Можно сказать, что тут роман передаёт одну из черт китайской культуры – недосказанность, недоговорённость. Читатель сам волен осмысливать.
Кто-то может сказать, что роман – это сказка, т.к. там много чудесного, на первый взгляд, нереального. Однако и в жизни порой мы встречаем много таинственного и непонятного.
И ещё одна черта китайской культуры, связанна с мудростью –прагматизм. Роман изобилует притчами,  подтверждающими доводы шута, философов, придворных……
Но вернёмся к Вэнь Чжи. Его беседы и подготавливают императора к достойному принятию смерти. Интересна идея о том, что вечная жизнь и бессмертие – разные вещи. Или следующее высказывание: «Быть сумасшедшим в глазах людей – значит, не заниматься глупостями, которые делают остальные». Рассуждая о любви, Вэнь Чжи говорит: «За гранью жизни и смерти всё представляется иначе, и любовь тоже». Ту же фразу Лао Цзы о человечности Вэнь Чжи так интерпретирует: «Не бывает человечности без любви и любви без человечности».
Цинь Шихуанди сначала, по сути, глух к словам своего истинного учителя. И только одна вещь заставляет его прислушаться – это боль. Боль от потери любимого человека….
Фактически центральным событием книги является судьба сельской девушки Мэн Цзян. В первый же день после свадьбы циньские воины забирают её мужа на стройку, где он и погибает. Затем умирают её родители. По воле случая, Мэн Цзян встречается с Цинь Шихуанди. Император влюбляется в неё и желает жениться. Но Мэн Цзян чтобы не выйти за него замуж, бросается в реку. Образ Мэн Цзян, её поступок, настолько потрясают императора, что он постепенно начинает меняться, его сердце всё более  наполняется любовью. И в конце романа это уже совершенно иной человек, осознавший через боль смысл любви и смысл смерти. Понимающий, что бессмысленно требовать от других преданности, самому не являясь таковым. И ещё осознаёт Цинь Шихуанди, что власть, основанная на страхе бесплодна. Ибо, если люди начинают любить, то перестают бояться. В том числе и бояться власти правителей и даже власти самой смерти. Панически боясь власти смерти, император под конец повествования достойно встречает её пришествие.
Роман читается с интересом, погружая нас в реалии Древнего Китая. Вымысел органично сочетается с реальностью. Несмотря на смерть главного героя, книга оставляет светлое чувство. И даёт нам уроки. Какие?
1) власть, основанная на страхе, бессильна, особенно перед чувством любви; перед любовью не устоит и страх смерти;
2) не нужно категорично судить людей, ведь они могут изменяться в лучшую сторону. Например, в самом конце романа девушка, подосланная под видом спасшейся Мэн Цзян, убить императора, встречает совершенно иного человека: не злобного дракона, каким он ей представлялся, а доброго человека, приветливо принимающего её (хотя оба понимают, что должно произойти);
3) только прочувствовавший боль, перенёсший её, может понять других людей;
4) любовь одного человека, может повлиять на других людей, исцелить их.  Любовь не навязывается, а, исходя из человека, наполняя всё вокруг, зажигает других своим светом.