October 18th, 2013

Рассказ-притча: "ПРОДАЮТСЯ РОДИТЕЛИ"

Продаются родители
Это было в Японии. Одна из столичных газет в Токио поместила объявление следующего содержания:
Цена -- 1000 иен, ни одной иеныменьше!>>
Люди, читавшие это странное объявление, удивлялись: Дети уже родителей продают>>. Другие добавляли: допускают?!>> Ну и шуму наделало это объ явление. Его обсуждали дома и на улице, словно сенсацию.
Газета с объявлением попала вруки молодой семье, которая недавно похоронила своих любимых родителей, погибших в автокатастрофе. Они пребывали в скорби,и чье-то желание продать родителей выглядело для них кощунственным. Они
представили себе, что могут чувствовать несчастные родители в этой ситуации.
Чего им ждать от таких детей? Они решили выкупить стариков и окружить их своей любовью.
Они взяли нужную сумму и отправились по указанному адресу. Когда супруги пришли на место, то увиделироскошную виллу, утопающую в цветах. Они подумали, что в объявление закралась ошибка, но все же решили позвонить.
Им открыл пожилой господин сприятной улыбкой. Они рассказали про объявление в газете, о том, что потерялиродителей и решили выкупить престарелую пару.
Они просили прощения, что потревожили господина, потому что, видимо, ошиблись адресом.
-- Нет, вы не ошиблись, заходите!-- пригласил взволнованный старец. --Сейчас я позову жену.
Он быстро вернулся вместе с женойи стал объяснять:
-- Видите ли, мы владельцы этого дома. Есть у нас и другое ценное имущество.
У нас нет детей, а нам хотелось бы оставить все это богатство хорошим людям.
Вот мы и дали такое объявление. Решили, что на него откликнется только достойный человек. Честносказать, мы сомневались, что найдется купец на такой товар.
Ваше желание вам делает честь, а нам -- принесло радость. Мы уверены, что вы и есть те люди,которым можем оставить все нажитое.

Читая Н.С. Борисова. Русские земли XII-XIV вв., или взгляд из XXI века на прошлое...

..Около 1132г.произошел распад колоссальной раннефеодальной монархии — так называемой Киевской Руси. Историки до сих пор не вполне раскрыли причины этой геополитическойкатастрофы, имевшей далеко идущие последствия для всей Восточной Европы. Измногих комментариев проясняется одна коренная причина случившегося. КиевскуюРусь, стоявшую в виде передового бастиона европейской цивилизации на границе сВеликой Степью, погубила алчность правящего класса. Окрепшие за два векаотносительного покоя, местные правящие элиты пожелали иметь всю полноту властии собственности в своих руках.
Процессы обособления шли давно. Представлявшие центральную власть великие князьяКиевские не смогли создать системы эффективного контроля над амбициямирегиональ¬ных элит. Слабость экономических связей между областями, господствонатурального хозяйства, при котором все необходимое производилось на месте,облегчали политическую дезинтеграцию.
Однако нарядус центробежными существовали и факторы центростремительного характера. Главныйиз них — пос¬тоянная военная угроза, исходившая от беспокойных южных соседей, —кочевых народов Великой Степи. Необходимость объединения сил и единоначалия дляотражения натиска варваров были понятны и самым незатейливым головам. Однакоцелая серия блестящих побед над половцами в конце XI и начале XII в. снялаостроту проблемы.
Немалую рольв судьбе государства сыграли и личные качества киевских князей. Знаменитыйполководец Владимир Мономах, а затем его могущественный старший сын Мстилав Великий почти четверть века удерживали страну от распада. Кажется, они еще хранилив своих сердцах тот героический пафос строительства нового мира, великой «империи Рюриковичей», который воодушевлял их отцов и дедов. Однако, как это часто бывало в истории, на смену самоотверженным подвижникам пришли самовлюбленныеэгоисты — люди позы и мелкого тщеславия. И все, что так долго и труд¬нодобывали отцы и деды, вмиг пошло прахом.
Крупнейшее государство тогдашней Европы, собравшее в своих границах десятки племен инародов, в течение нескольких лет рассыпалось на полтора десятка суверенныхкняжеств и земель. Отношения между ними были весьма противоречивыми. Выросшие влоне одной культуры и одной династии, связанные тысячами невидимых нитей, они вдуховном отношении по-прежнему составляли одно целое. Однако пограничные спорыи политические интриги часто приводили к военным конфликтам. Все вдруг вспомнили о старых, заросших травой племенных межах.
С распадом Киевской Руси для аристократии наступил поистине «золотой век». Освободившисьот вечных переездов из гарнизона в гарнизон, от необходимости подчинятьсявластному окрику из Киева, она осела на землю, построила себе роскошные замки истала наслаждаться жизнью. Ее главным занятием были охота в заповедных угодьяхи династические интриги.
Казалось,ничто не может помешать благоденствию аристократии. К середине XII столетиягрозный гул Великой Сте¬пи затих. Плененные обаянием земледельческойцивили¬зации, половцы постепенно приручались, превращались в «своих поганых».Всем казалось, что независимости страны ничто не угрожает. И только непонятыйсовременниками ав¬тор «Слова о полку Игореве» все еще умолял кого-то«затво¬рить ворота полю».
Ослепление аристократии было столь велико, что даже явная угроза нового нашествияварваров, возникшая в 20-е гг. XIII в., не смогла заставить ее забытьвнутренние распри и сплотиться под эгидой одного из правителей. Расплатой заэгоизм стало апокалипсическое Батыево нашествие...
Бедствия 1237-1241 гг. не исцелили, а напротив, усугубили нравственный недуг. Лучшие,наиболее благородные представители правящего класса погибли с оружием в руках.Выжили в основном самые хитрые и беспринципные, сумевшие переждать грозу вкаком-нибудь медвежьем углу или у родственников за рубежом. Вернувшись, они быстро сумели поладить с надменными чужеземцами. Такой же «естественный отбор» произошел и среди простонародья.
Из этого оскудевшего человеческого материала гнетущие обстоятельства выдавливалипоследние остатки благородства.
Следствием военного поражения стала утрата страной независимости. Внешний диктат пагубновоздействовал на экономическое, политическое и культурное развитие Руси. Однакоедва ли не самым печальным в сложившейся ситуации стала стремительнаянравственная деградация. Ощущение безысходности, постоянное унижение порождалислепую злобу на того, кто находился рядом. «К ближним вражда вселилась в нашисердца», — сетовал знаменитый проповедник той поры владимирский епископ Серапион (21, 454).
Беспринципные карьеристы — обычно это были младшие отпрыски правящих семейств — добивалисьсвоих целей путем заискивания перед чужеземцами. Они годами жили в Орде,заводили там дружеские и родственные связи, усваивали худшие черты победителей.В итоге они возвращались домой с ханским ярлыком на искомое княжение итатарским отрядом в качестве силовой поддержки. В полной мере испытав на себевысокомерие победителей, они теперь с таким же высокомерием относились к своемусобственному народу.
Весь строй жизни оказался перевернутым и рассыпанным. Повсюду торжествовал хаос и его вечный спутник — произвол сильного. Бесконечные княжеские войны и татарские набеги опустошали целые области. Леса наполнились разбойниками, из-за которыхлюбая торговля стала невозможной. Цена человеческой жизни стремительно падала,а о таких понятиях, как рыцарская честь и достоинство, уже почти никто невспоминал. Клятвы, скрепленные целованием креста, нарушались с необыкновеннойлегкостью.
И все жеглавным пороком того времени современники называли сребролюбие. Людьми овладела безграничная алчность. И на то были свои причины. Если до потери независимости сила денег до некоторой степени умерялась силой традиции, правом рождения ипрестолонаследия, — то теперь она оказалась беспредельной. Всем распоряжаласьЗолотая Орда, в которой всем распоряжалось золото. За деньги здесь можно былокупить власть. Ничего не стоило приобрести чужое княжение или потерять своесобственное. С помощью тугой мощны князья и бояре выкупали своих попавших вплен подданных, а порой — родных и близких. Щедрые дары ордынским вельможам могли спасти провинившегося князя он ханского палача.
В стране, нерасполагавшей в ту пору собственными серебряными рудниками и золотымиприисками, единственным источником поступления этих металлов была внешняя торговля.Основным предметом продажи служили природные богатства Руси — мед, воск, а главное — «мягкое золото», пушнина. Однако важнейшие районы добычи ценных сортов меха (соболь, горностай, песец) находились далеко на севере и жестко контролировались новгородскими боярскими кланами.
ГордыеРюриковичи волею обстоятельств превратились в «скупых рыцарей», вынужденных беречь каждую гривну. Стремление выжать деньги из тех, кто стоял ниже насоци¬альной лестнице и не имел средств для защиты, становится основным мотивомповедения знати. Люди, находящиеся на вершинах мира, всегда служили простымсмертным образ¬цом для подражания как в добродетели, так и в пороке. Их эгоизми алчность быстро распространились и в других слоях общества. Недавнее прошлоесо всеми его невзгодами и неурядицами казалось теперь таким привлекательным. Однако возврата к нему уже не было...
Положение, вкотором оказалась Русь к началу XIV столетия, было необычайно тяжелым. Странабыла раздроблена на части глубокими территориальными разломами, а общество —социальными противоречиями. Почти во всех областях жизни ощущалось грубое давление враждебной внешней силы. Пользуясь своим господствующим положением,правители Золотой Орды стравливали между собой русских князей, искусственно поддерживали состояние «управляемого хаоса». Они хорошо понимали, чтообъединение страны положит конец их владычеству.
Единственной общенациональной структурой оставалась Русская православная церковь. И хотя онасильно ослабела от внутренних разделений, ее влияние на общество было оченьвелико. Понимая это, завоеватели предусмотрительно наделили духовенство целымрядом льгот и привилегий. Они надеялись, что Церковь успокоит людей и отвратитих от мысли о восстании. В своих молитвах о благополучии правителей священники обязаны была упоминать и ханов Золотой Орды.
Экономика страны (и без того далеко не цветущая в силу многих объективных и субъективныхпричин) страдала от ежегодных выплат огромных сумм в Золотую Орду. Часто князьяне находили средств для очередных платежей и вынуждены были входить в долги уордынских ростовщиков. Эта долговая зависимость, подобно петле, стягивала имгорло и лишала последней самостоятельности. Татарская дань уводила из страны скудные запасы драгоценных металлов. Всякое товарное производство становилось невозможным, так как у людей не имелось средств ни для того, чтобы произвеститовар, ни для того, чтобы его купить. В результате товарно-денежные отношенияпочти исчезли. Не осталось и самих денег. Это время в истории Руси известно как«безмонетный период». Историки до сих пор не могут ясно понять, чем и как всеже рассчитывались тогда между собой люди за товары и услуги...
Борисов Н.С. ВозвышениеМосквы. М., 2011. С. 140-144.

СОКРАТ И МОДЕРНИЗАЦИЯ.

"...Ясно, что этот сценарий ответа по логике противостояния Восток—Запад требует нового анализа духовных практик Востока — во-первых, с точки зрения того, насколько они действительно соотносимы друг с другом и могут ли образовать нечто вроде единой культурно-исторической парадигмы, а во-вторых, насколько они пригодны для современности, адекватны задачам, ныне стоящим перед человечеством. Ибо в современном глобальном мире по-настоящему годятся лишь те ответы, которые открывают новую перспективу для всего человечества, а не для тех или иных «избранных». Потенциал ответа должен быть достаточным не только для внутренней консолидации Востока, но и для того, чтобы стать основой планетарной альтернативы тем тупикам, в которые загнал человечество проект западного модерна.

В этом сценарии основными процедурами открытия выступают культурологические процедуры. Модернизации через вестернизацию — заимствованию западных эталонов — здесь противостоит модернизация посредством возрождения или, как сегодня говорят на Востоке, реконструкции собственных великих письменных традиций — конфуцианской, индо-буддистской, мусульманской, православной. Эта антитеза осмыслена уже в классической античности — ее концептуальное выражение впервые дал Сократ. Разумеется, он говорил не о модернизации стран и культур — он говорил об овладении мудростью на индивидуальном уровне. Но уже на этом уровне он зафиксировал противоположность двух стратегий: авторитарного внушения обучаемому готовых истин, усваиваемых путем подражания — мимезиса, с одной стороны, и мобилизации глубинных потенций собственной личности — анамнезиса. Обучение и воспитание Сократ сравнивал с повивальным искусством — майевтикой, и это не было простой метафорой: он исходил из того, что аутентичное знание является продуктом собственных усилий и опыта, собственной истории — никаким другим путем его получить нельзя. Это не означало самоизоляции: диалог с другими необходим — но не для того, чтобы в ходе его заполучить плагиаторским путем готовые рецепты и истины, а для того, чтобы в ответ на вопросы собеседника раскрыть то внутри себя, что могло бы так и не выйти наружу без этого внешнего побуждения или вопрошания.

Приходится признать, что Сократ оказался казненным на Западе дважды: в первый раз тогда, когда судьями было предписано ему выпить яд, второй раз — в нашу эпоху, когда создавался проект вестернизации мира — навязывания ему готовых западных эталонов. Миссионеры-вестернизаторы не пытались вести диалог и пренебрегли искусством майевтики. Вместо трудного для себя пути углубления в традицию народа, ставшего объектом их миссионерского усердия, они предпочли высокомерие готового знания, которое другим просто предстоит зазубрить. Словом, в основе проекта вестернизации лежала гордыня — старый грех прометеева человека — повелителя мира. Между тем, драма не-Запада не в том, что он так и не смог, в большинстве случаев, добросовестно скопировать Запад, а в том, что ему не удалось остаться самим собой, ответить на вызовы новой эпохи в соответствии с собственной традицией. Это объясняется тем, что вызов был слишком внезапным — он пришел не из собственного будущего стран Востока, а из иного пространства-времени, порожденного сдвигами западного модерна. Колониальные завоеватели не вступали в диалог, их цель была — не постичь тайны культур, а разрушить твердыни".

Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности. М., 1998. С. 76-78.

ИЗ ПРИСЛАННОГО. ИДЕНТИФИКАЦИЯ ГОРДЫНИ.

Один из самых распространённых грехов, который можно также назвать болезнью, является гордыня. Грехи именно тем и опасны в первую очередь, что воздействуют в первую очередь на естественные потребности человека. Так и с гордыней: с одной стороны, человеку свойственнно хотя бы немного любить себя, заботиться о себе. Но с другой, эта склонность порой может привести к грустным последствиям. Определить порой её очень и очень сложно, трудно с ней и бороться. О чём неоднократно писали святые отцы. Но нужно.

Ниже предлагаю вниманию присланный материал по идентификации гордыни. Есть над чем просто подумать....

Идентификация Гордыни (Возможные признаки)

1. Чувство собственной правоты, непогрешимости, неправоты окружающих.
2. Жалость к себе, скрытая жалость к себе (саморефлексия).
3. Снисходительность, отношение свысока (деление людей на уровни).
4. Покровительственное отношение к кому-либо.
5. Унижение себя и других.
6. Мнение, что "Без меня мир не будет существовать".
7. Чрезмерная занятость собственной персоной. Сосредоточение на том, что другие думают о тебе.
8. Человек много говорит о собственных проблемах.
9. Хвастовство (мысль о том, что "Я лучше других").
10. Отказ от помощи ("Я сам сделаю").
11. Желание возвыситься, получить славу и почёт.
12. Мысль о том, что "Моя работа самая важная".
13. Соперничество (нездоровая конкуренция).
14. Желание спорить и доказывать свою правоту.
15. Стремление быть в роли судьи, эксперта во всех вопросах.
16. Использование слов, которые другие не понимают.
17. Нежелание делиться чужими знаниями
18. Обидчивость (нежелание прощать). Саморазрушение (гнев, направленный вовнутрь).
19. Сарказм. Желание мести.
20. Нежелание признать, что у вас есть гордыня.